Солдат, ставший маршалом. Маршал, оставшийся Солдатом.

Дмитрий Тимофеевич Язов: последний маршал и министр обороны СССР
Министерство обороны Российской Федерации

Умер Дмитрий Тимофеевич Язов. Последний маршал Советского Союза. Человек не особо публичный, хотя по статусу ему было в своё время положено находиться в фокусе внимания СМИ. Член ГКЧП, “неудавшийся путчист”, по определению прессы начала девяностых. И “взвешенный, не отказывавшийся от своих принципов военный и гражданин” — по оценке более поздней эпохи. Прямой и трезвый мышлением, каким и должен являться военный руководитель. И стратег себе на уме, коим обязан быть человек, занимающий один из важнейших государственных постов. 

Человек, которого во время трёхдневной попытки нескольких советских руководителей удержать СССР от сваливания в хаос на радость западным “партнёрам” поспешили записать в “русские Пиночеты”. И который даже в мыслях не имел становиться диктатором и стрелять в свой, перегнувший палку демократии на пользу неприятелю, народ. Пусть даже и ради блага Родины, которую любил.

Последнего Маршала (только так, с большой буквы) за три недели до его ухода в вечность наградили орденом “За заслуги перед Отечеством” III  степени и медалью “75 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941–1945 годов”. Кто знает, отдай он армии приказ 19 августа 1991 взять всё под контроль, может быть, понятие “вежливые люди” появилось бы в нашей речи не с весны 2014, а значительно раньше? Но он не был уверен, что всё обойдётся без выстрелов и жертв. И предпочёл пожертвовать своей карьерой.

Дмитрий Язов был человеком, который “спины не гнул, прямым ходил”: от выполнения обязанностей перед страной не отказывался и от необходимости нести ответственность за свои действия — тоже. Каких бы неприятных перспектив это ни обещало.

Кстати, попытки замолчать совершённые ошибки он бы не одобрил. Поэтому — расскажем всё, как есть.

Он ушёл на войну семнадцатилетним добровольцем в 1941-м (приписал себе год, несовершеннолетних не брали), участвовал в прорыве блокады Ленинграда в 1943-м, был дважды ранен и награждён орденом Красной Звезды в 1945-м. Не по штабам скитаясь — поднимаясь под пулями врага в атаку.

Командовал полком, скрытно переброшенным на Кубу в октябре 1962, в период Карибского кризиса, и простоявшим на Острове Свободы до октября 1963 в ежесекундной боевой готовности отразить вторжение американских войск.

Министром обороны Дмитрий Тимофеевич стал после скандала с приземлением на Красной площади “Сессны” Матиаса Руста. В тот самый момент, когда Советскую Армию окончательно перестали считать силой, способной защитить Родину, и воспринимали лишь как “два лучших года, вычеркнутых из молодости”.

“Один с надеждой смотрит на своих бойцов, другой не даст нам одноразовых шприцов. Маршал Язов, доктор Чазов”, — с развязностью юнцов, позволяющих себе дразнить тигра, сидящего в клетке и не способного по этой причине дать отпор обидчикам — распевали тогда на улицах песенку “Зодчих” сумевшие “откосить” от армии. Да много чего неслось по мутным волнам Перестройки… Но где теперь эта пена!

Язову было не до споров с “перестройщиками” с экранов телевизоров. Не только потому, что он считал это ниже уровня собственного достоинства. А потому, что перед ним задача стояла куда глобальней: горбачёвские сподвижники активно принимали “миролюбивые политические решения”, выводя советские войска из стран бывшего соцлагеря. И Язов считал себя обязанным остановить этот процесс, грозивший поставить СССР на колени перед Западом или, по крайней мере, в подобострастную позу официанта “чего изволите?” у стола вальяжно рассевшихся “хозяев жизни”.

“Перестройщики” по всем этим причинам Язова не любили, а пресса усердно лепила ему негативный образ противника продвижения к светлому демократическому будущему. На самом деле Маршала заботила прежде всего обороноспособность страны, но в тот момент слово “армия” в обществе уже воспринималось как синоним “агрессии”, а не “зашиты”.

А тут ещё скандал с дорогой. Когда Маршала назначили “главным военным Советского Союза”, к нему тут же обратились земляки — жители села Язово Оконешниковского района Омской области. Просили помочь со строительством “нормальной асфальтированной дороги до центральной усадьбы колхоза в Чистово”, 12 километров всего. Дмитрий Тимофеевич помог. Либерального толка СМИ тут же разнесли весть о “нецелевом расходовании бюджетных средств министром обороны”, из-за чего Маршал впоследствии не прошёл на выборах в Верховный Совет СССР. Но односельчане поступок оценили: село в устной речи сменило ударение в названии. До этого говорили “Язо́во”. После — стали выделять первый слог.

Исходя из всего изложенного выше — появление Язова среди “путчистов” никого не удивило. “Коррупционер” же, “ястреб” и “человек у кормушки, боящийся её потерять” — с какой стороны баррикад он должен был оказаться с налипшими такими ярлыками?

Он оказался в нужный момент с нужной стороны. Хотя она и была признана в то время “реакционной” и “антидемократической”.

“Дмитрий Тимофеевич — человек честный, мужественный, грамотный, знавший по собственному опыту, что такое война. Знал цену человеческой жизни. Именно поэтому и не отдал приказ на применение оружия против парламентариев в 1991 году”,сказал через много лет после августовских событий тогдашний председатель Верховного Совета РСФСР Руслан Хасбулатов. — “Пришедшие потом авантюристы и пьяницы с удовольствием расстреляли парламентский Дворец в 1993-м”.

После неудавшегося путча Язова арестовали вместе с остальными семью членами ГКЧП и водворили в “Матросскую тишину”. Пожалуй, он может считаться единственным, кто не заслуживал этой меры. Он выполнял приказы, но упрятавшие его за решётку об этом не вспомнили. Даже тогда, когда заговорщиков выпустили, а потом и амнистировали, перед Маршалом, исполнявшим воинский долг, никто из тогдашних правителей и не подумал извиниться.

“Это было моей попыткой отстоять Советский Союз. Государство, которому я однажды принёс присягу и которое защищал на фронтах Великой Отечественной войны”, — скажет Дмитрий Тимофеевич много позже, когда общество частично дозреет до понимания поступка предпоследнего министра обороны СССР. Частично — потому что каждый раз, когда Маршалу отмечали очередной юбилей (без пышных торжеств и пафосных слов, но с вручением ордена или медали), многие газеты не забывали начать сообщение об этом словами “участнику ГКЧП…”.

Хоть на этот раз воздержались.

Маршал был солдатом своей Родины, готовым воевать за неё в любой ситуации, не прикидывая по-торгашески, выгодно ли это ему и какова будет цена. Таким он и останется в нашей памяти — Человеком чести.

Владимир Добрынин

При копировании или перепечатке материалов активная индексируемая ссылка на сайт fitzroymag.com обязательна.

5 1 оценка
Оцените статью
Подписаться
Уведомление о
0 Комментариев
Inline Feedbacks
View all comments

Вам также может понравиться