Путин против коронавируса

Коронавирус как лидер несистемной оппозиции в России
Alexander Nemenov | Reuters

Обращение президента Владимира Путина было необычным. За прошедшие годы мы привыкли, что люди у нас — новая нефть. Если вспомнить циничную фразу Бенджамина Франклина: “Из свиней добывают жир, из людей добывают деньги”. В последние годы российское государство следовало этой максиме. Людей прижимали — поборами, штрафами, недоимками. Опытные люди понимающе кивали: “Погодите, вот придёт конституционная реформа. Тогда Путин устроит великий торг — людям социальные гарантии, а президенту, как водится, власть. Даже новый срок”. 

Конституционная реформа пришла и уже почти прошла, но предсказанных социальных льгот люди не получили. Невнятные обещания качественной медицины и реализации принципов социального государства не в счёт. В России социальное государство с момента принятия Конституции 1993 года — кто об этом помнит?

Коронавирус оказался круче Навального. Такое впечатление, что именно коронавирус баллотируется в президенты и является главным конкурентом Путина. Именно он, подлый COVID-19, оказался в силах подорвать предстоящее общенародное голосование. Невероятно, но факт — оно перенесено. Именно коронавирус сейчас — главный лидер несистемной оппозиции в России. 

Он заставил сделать ранее немыслимое — согласиться на увеличение пособий по безработице с 8 до 12 тысяч, отсрочить налоги на полгода для малого бизнеса, пролонгировать для него же кредиты, дать каникулы по потребительским и ипотечным кредитам и много другое. 

Впервые в истерически либеральном российском правительстве восторжествовал гражданин Кейнс. Тот самый великий экономист, который считал, что в эпоху экономических кризисов надо поддерживать спрос. Надо давать людям деньги, а не отбирать их. 

Пожалуй, это революция. Революция не в клозетах, а в головах российских правителей. Впервые с 1991 года им пришла в голову свежая мысль — что-нибудь дать народу. Нетривиально, свежо. Шокирует. 

Это шаг в правильном направлении. В последний месяц снизу шло ощутимое социальное напряжение. Люди были недовольны, и недовольны всерьез. Конституционная реформа всё дала власти и ничего людям. Коронавирус — хороший повод исправить ситуацию. 

Проблема лишь в том, что делать дальше. Эпидемия пройдёт, а российская экономика, валящаяся от одного чиха от падения цен на нефть — останется. Нарастающее ощущение безнадёжности, охватывающее всё более широкие слои беднеющего, а следовательно, люмпенизирующегося населения — останутся. Лечить это можно экономическим ростом, но где он, экономический рост?

Главный вопрос не только в Кейнсе и раздаче денег страждущим. Это лишь временная мера. Люди почувствуют облегчение, ситуация улучшится. Вопрос в восстановлении государства и дееспособной экономики. Если страна будет каждые несколько лет испытывать шок от падения цен на нефть, то не помогут ни материализация духов, ни раздача слонов. 

Известна байка про лягушку, которую нельзя сварить в кипятке — выпрыгнет, но зато можно сварить в медленно нагревающейся воде — ведь в каждый момент времени температура воды выглядит приемлемой. Лягушка принимает решение “терпеть”, пока не оказывается сваренной заживо. 

Экономические кризисы — это инсульты и инфаркты не только экономической, но и политической системы. С каждым разом страна становится слабее, народ — беднее, влияние на международной арене — меньше. Мы входим в “штопор”, государство начинает просто таять под ударами бесконечных кризисов. Кто-то просто “валит” за рубеж, не видя перспектив, кто-то ещё хуже — теряет надежды на всякое улучшение. 

Прошедшая конституционная реформа возложила всю ответственность за ситуацию в государстве лично на Владимира Путина. Отныне он будет руководить правительством, назначать и смещать лично ему подчинённых силовых министров, судей, прокуроров. Уже нет прокладки между президентом и народом в виде правительства — ибо премьер-министр обнулен, превращён в ничего не значащего “мальчика для битья”. То же самое произошло и с другими институтами. Выдержит ли президентская власть мегатонный груз ответственности, который ей не с кем больше разделить? 

История знает примеры стран, рухнувших под тяжестью политики своих правителей. Филипп II настолько истощил сверхбогатую Испанию своими войнами, что при следующих королях она выпала из числа великих держав. Так же поступил и Людовик XIV. Разница лишь в том, что Франция начала слабеть ещё при его жизни, с невероятным трудом сведя “вничью” войну за Испанское наследство. 

Сбережение людей, когда-то сказал Солженицын. Вложения в человеческий капитал, учат прогрессивные экономисты. В нашей стране это пока ничего не значащие слова. Меж тем время истекает, на международной арене поднимают голову новые большие игроки, для которых ослабленная сырьевая Россия — всего лишь поле для конкуренции. Если на рынке нефти Россия ничего не может противопоставить Саудовской Аравии, как мы можем на равных говорить с США или КНР?

Коронавирус высветил все недостатки российской государственности. Её слабость, хлипкость, неполноту. Но он сделал одно хорошее дело — произвёл национальное единство. Заболеть бояться все: и во дворцах, и в хижинах. Единение создаёт политический капитал, даёт карт-бланш для реальных реформ и изменения ситуации в стране к лучшему. 

Времени на раскачку больше нет, как любит говорить президент Путин. Проблема в том, что время ещё есть, но оно безвозвратно истекает. Часики-то тикают, как шутит молодежь. 

Сегодня Россия перед выбором, перед которым мы, как баран перед новыми воротами, стоим уже 20 лет. Или правительство всерьёз занимается созданием современной диверсифицированной экономики, которой не страшны коронавирус и нефтяной коллапс. Или нас сметут. Легко и просто. В 1917 году в один час слиняла Россия. В 1991 году — слинял СССР. Мы линяли и линяли, сначала отделив Польшу и Финляндию, потом — Белоруссию и Украину. Есть реальный шанс долинять до скелета и полной утраты государственности. 

Обращение Путина с его изменением подхода к людям, которые теперь уже не новая нефть, а всё-таки граждане, о которых государство проявляет заботу — важный психологический слом для власти, шаг в правильном направлении для народа. Проблема в том, что одного шага может быть недостаточно, по дороге серьёзных экономических преобразований и возрождения экономики ещё идти и идти. Есть шанс, что после одного шага всё снова уснёт и зависнет — теперь уже навсегда.

И тогда однажды наше время войдёт в историю как царство коронавируса. В конце концов, вклад COVID-19 в создание социального государства в России оказался выше, чем у “Единой России” и КПРФ. 

Тимофей Тихонов

При копировании или перепечатке материалов активная индексируемая ссылка на сайт fitzroymag.com обязательна.

0 0 оценка
Оцените статью
Подписаться
Уведомление о
0 Комментариев
Inline Feedbacks
View all comments

Вам также может понравиться