Возвращение блудного Фитцморица

Ирландские войны. Часть VII
Дунгуайр Замок
shutterstock

В предыдущих материалах мы с вами рассмотрели события в Ленстере, Ольстере, Манстере. На очереди — Коннахт. Там тоже шла “война всех против всех”. При этом именно в Коннахте англичане, помогавшие одному ирландскому клану против другого, потерпели неожиданное поражение.

Беспокойный Коннахт

Коннахт для англичан был предпольем — приграничным ирландским королевством, в котором британское влияние было сосредоточено вокруг городов Гэлуэй и Атерни (Atherny). Ещё задолго до XIX века и американских войн с индейцами Коннахт называли Диким Западом (wild west of Ireland). Ко второй половине XVI века Коннахт представлял собой не единое административное образование, а топоним, обозначающий территорию, на которой местные кланы предавались междоусобицам. Наиболее влиятельными кланами Коннахта были родственные друг другу Бёрки — МакУильямсы или Бёрки из Мэйо, и Кланрикарды, или Бёрки из Гэлуэя.

 На тот момент, когда бойкий предводитель Тирона Шейн О’Нилл уже отдал богу душу, а в Манстере мятеж Джеймса Фитцморица Фитцджеральда ещё только набирал обороты, расклад в Коннахте выглядел следующим образом. Кланрикарды поклялись в верности английской короне, получили графский титул из рук Марии Стюарт, а при Елизавете ещё и приняли англиканскую религию. МакУильямсы же, несмотря на своё “шотландское прошлое”, были “большими ирландцами, чем сами ирландцы”, то есть истово поддерживали католическую церковь, а также ирландские традиции и обычаи. Ну и да, сотрудничество с англичанами Бёрки из Мэйо расценивали как изрядный зашквар.

Проживали два разнонаправленных клана Бёрков рядом друг с другом, в силу чего грызня Кланрикардов с МакУильямсами становилась совершенно неизбежной. Взаимная межклановая поножовщина получила новый импульс, когда Бёрки из Гэлуэя подались в протестанты. В конфликт втянулись уже не только сами Бёрки, но и их вассалы, а также просто соседи.

Лорд-заместитель Генри Сидней, представлявший в Ирландии интересы Короны, попытался поиграть в посредника и примирить враждующие кланы. Когда из этого ничего не получилось, сэр Генри вызвал из Англии Эдварда Фиттона. Тот особыми военными талантами не блистал. Но зато, будучи в 1566-м посвящён Сиднеем в рыцари, был предан сэру Генри как собака.

Территория Коннахта
Территория Коннахта

Лорду-заместителю пришлось полностью сконцентрироваться на борьбе с разошедшимся не на шутку Фитцморицом. Поэтому решение проблемы Бёрков из Мэйо и Бёрков из Гэлуэя сэр Генри взвалил на своего протеже Фиттона, который получил должность лорда-президента Коннахта. Эдвард слыл фанатичным сторонником англиканства — неудивительно, что прибыв во вверенную ему область, Фиттон поддержал Кланрикардов в пику МакУильмсам. В конце концов, Бёрки из Гэлуэя были своими братьями-протестантами. К тому же они всячески демонстрировали свою лояльность Короне, не то что эти “бродяги из Мэйо”!..

Дождавшись от лорда-заместителя подкреплений, лорд-президент Коннахта совместно с Ричардом Бёрком, графом Кланрикардом, приступил к захватам замков и опорных пунктов МакУильямсов. Свои действия Эдвард оправдывал тем, что “бродяг из Мэйо” следовало “привести в чувство”. В первой половине июня 1570 года Фиттон захватил все фортеции МакУильямсов на территории от Южного Мэйо и до реки Блэкуотер. Далее лорд-президент и Ричард Бёрк взяли в осаду замок Шрул, находившийся на границе двух кланов.

Армия Фиттона была сборной солянкой из английских солдат, тяжёлой рыцарской конницы, наёмных галлогласов и ирландской лёгкой пехоты. На помощь к осаждённым спешно прибыл Шейн Бёрк МакУильямс. Его силы включали “дружину вождя”, галлогласов и небольшой контингент англичан-наёмников, которыми командовали… младшие сыновья Ричарда Кланрикарда (как мы с вами помним — такая ситуация для Ирландии была совершенно типичной).

Чтобы спасти замок, МакУильямсу нужно было прорваться к Шрулю через боевые порядки Фиттона/Кланрикарда. Это давало возможность союзникам воспользоваться всеми преимуществами игры от обороны.

Битва при Шруле

Свои силы, включая контингент Ричарда Бёрка, Фиттон 21 июня 1570-го выстроил на вершине пологого холма в шесть когорт, в пространстве между которыми расставил пушки. Чтобы повысить устойчивость своей пехоты, лорд-президент поставил в её ряды спешенных рыцарей.

МакУильямс расположил своё войско перед занятым противником холмом в три линии. В центре боевого порядка “бродяг из Мэйо” оказались наёмники-англичане, сзади в резерве осталась лёгкая ирландская кавалерия.

Точная картина дальнейших событий близ Шруля весьма запутанна. Одни источники утверждают, что первым атаковал противника МакУильямс, другие — что начал бой Фиттон. “Бродяги из Мэйо” уступали войску лорда-президента и графа Кланрикарда как по числу пушек, так и по численности бойцов. В связи с этим картина лезущих снизу вверх на холм бойцов Шейна нам кажется сомнительной. Опять же, Фиттон не раз говорил, что отдать инициативу “бродягам из Мэйо” было бы слишком унизительно для лорда-президента Коннахта…

Словом, скорее всего в атаку бросился именно Фиттон. Спускающиеся с холма быстрым шагом союзники сломали свой строй, после чего толпой налетели на английских наёмников Шейна. Боевые порядки противников перемешались — оставшиеся на холме английские пушки оказались бесполезны.

Источники отмечают, что пехотинцами в войске МакУильямса по большей части были ирландские рудокопы, вооружённые кирками и молотами. Согласно легенде, именно они остановили спешившихся английских рыцарей, ибо кирки отлично проламывали даже самые крепкие доспехи, а кровь от таких ударов брызгала на 10 ярдов вокруг. Бойцы же, вооружённые молотами, якобы испугали даже галлогласов! Сколько в этих рассказах правды, а сколько вымысла — непонятно.

В разгар битвы под Фиттоном убило лошадь. Сам лорд-президент получил сильный удар в лицо и вышел из игры. Командование перешло к Ричарду Бёрку. Тот обнаружил, что лёгкая кавалерия Шейна обходит союзников с фланга и приказал отступать. Армия Фиттона/Кланрикарда подалась назад, а потом побежала. Преследовать разбегающегося противника Шейн Бёрк МакУильямс не стал. Он пополнил гарнизон в Шруле частью своих воинов и ушёл на север. Последнее обстоятельство дало возможность очухавшемуся Фиттону написать Сиднею, что “поле боя осталось за нами”.

Замок Шрул
Замок Шрул

В реале англичане, конечно, потерпели под Шрулем поражение. Однако тот факт, что Шейн не стал развивать достигнутый успех, позволил британцам сохранить лицо. Некоторое время спустя англичане всё же смогли захватить замок МакУильясов. Тактически это выправило ситуацию в пользу Фиттона. Со стратегической же точки зрения оказалось, что “фарш невозможно провернуть назад”. Успех Шейна Бёрка МакУильямса под Шрулем здорово приободрил ирландцев и стал отправной точкой для целой серии войн “Маков против Графов” (Mac-en-Earlas wars).

Одновременно с этим Ричард Кланрикард сцепился с собственными сыновьями — теперь ему уже было не до “бродяг из Мэйо”. В ходе семейной ссоры главе Бёрков из Гэлуэя пришлось часто менять сторону. В какой-то момент Ричард-перебежчик непредсказуемостью своей лояльности так достал англичан, что они посадили его в замок Дублина. Ну а в семье Кланрикардов междоусобица успешно продолжалась до тех пор, пока сын Ричарда — Ульрик не убил своего брата Джона и не стал в 1601 году новым графом Кланрикардом.

Всё это броуновское движение усугублялось тем, что территорий Острова, на которых англичанам приходилось принуждать к миру ирландцев, было много — имеющихся в распоряжении лорда-заместителя сил для умиротворения сразу всей Ирландии не хватало. До поры до времени в Дублине и Лондоне считали, что всё не столь уж и плохо. Ольстер и Ленстер после убийства Шейна О’Нила притихли. В Коннахте англичане постепенно отжимали у МакУильямса замок за замком. В Манстере господствовал верный Елизавете граф Ормонд. Ну а Десмонд только-только начал приходить в себя после нокаута, в которое графство отправил мятеж 1569-1573 годов — по крайней мере, так казалось правительству Королевы-девственницы.

Папская экспедиция

На деле Десмонд, пусть и опустошённый, уже вновь “закипал”. Почему? Ответ на этот вопрос мы дали в завершении предыдущей части наших материалов. Тут напомним главное — устанавливаемые англичанами порядки возмутили как остатки клана Фитцджеральдов (особенно — графа Десмонда и его младшего брата Джона), так и рядовое население графства.

Спустя 6 лет после подавления первого восстания Десмонда Фитцджеральды и их вассалы успели забыть самые чёрные дни террора, развязанного против них Генри Сиднеем, Томасом Батлером и Хэмфри Гилбертом. А вот о своей жажде мести они не забыли. Нужна была только искра, чтобы Десмонд вновь заполыхал. И тут на сцене появился наш старый знакомый — вождь первого восстания Десмонда Джеймс Фитцмориц Фитцджеральд.

Как мы помним, двоюродный брат Джеральда Фитцджеральда, графа Десмонда, в марте 1575 года отправился в Европу. Фитцмориц намеревался договориться с католическими государствами о помощи в деле организации нового восстания против англичан в Ирландии. Он встретился с Екатериной Медичи, обивал пороги у короля Франции Генриха III и брата короля Испании дона Хуана Австрийского:

Ваше Величество, помогите мне, и я сделаю Вас королём Ирландии!.

Католические монархи в ответ милостиво кивали, но… ни денег, ни людей не давали. В безрадостных поисках того и другого Фитцмориц добрался до Рима. Там ирландец встретился с выдающимся мотом и не менее выдающимся авантюристом Томасом Стакли. Подробнее об этой феерической личности мы расскажем несколько позже. Сейчас же отметим, что упрямый Джеймс Фитцмориц добился аудиенции у папы Римского Григория XIII.

Григорий XIII
Григорий XIII

Пусть и не сразу, но Стакли и Фитцмориц убедили Его Святейшество поспособствовать организации военной экспедиции на Остров. Понтифик согласился с мыслью, что если устроить “проклятой еретичке” Елизавете крупные неприятности в Ирландии, то это в перспективе может приблизить возвращение Англии в лоно католической церкви. Папа объявил о создании “Священного отряда”, задача которого — защитить в Ирландии истинную веру и католическую церковь от проклятых собак-англичан. Командирами отряда были утверждены Стакли и Фитцмориц. За обоими присматривал приставленный к ним папский “комиссар” — нунций Николас Сандерс.

В марте 1578 года купленные для экспедиции в Ирландию суда, на которых находились Стакли, Фитцмориц, Сандерс, тысяча “опытных наёмников” (сброд из числа римских низов, генуэзцев и корсиканцев) и оружие на 3 тыс. человек, отплыли из Италии.

По пути не обошлось без приключений.

Во-первых, экспедиция лишилась Стакли.

Во-вторых, во время промежуточной остановки в Испании, часть “опытных наёмников” дезертировала. Пришлось Фитцморицу пополнять “Священный отряд” за счёт местных криминальных элементов. Это заняло немало времени, так что в Ирландию экспедиция из Испании смогла выдвинуться лишь на следующий год. К этому моменту под командованием двоюродного брата графа Десмонда имелось не более 600 человек.

В-третьих, в Ла-Манше участникам экспедиции “для разминки” удалось захватить два английских судна. Личный состав “Священного отряда” потребовал продолжить пиратствовать, однако Фитцмориц и Сандерс холодным железом и божьим словом аннулировали несвоевременную инициативу подчинённых.

18 июля 1579 года “Священный отряд” достиг Острова, десантировавшись в гавани Смервика. Второе восстание Десмонда началось.

Сергей Махов

Понравилась статья?
Поделитесь с друзьями.

Share on facebook
Share on twitter
Share on vk
Share on odnoklassniki
Share on telegram
Share on whatsapp
Share on skype

При копировании или перепечатке материалов активная индексируемая ссылка на сайт fitzroymag.com обязательна.

4.9 7 голосов
Оцените статью
Подписаться
Уведомить о
0 Комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии