Восстание Шёлкового Томаса и его последствия

Ирландские войны. Часть III
Древний собор в Килдэр, Ирландия
iStock

Яркий образ молодого лорда Оффали — Томаса Фитцджеральда по прозвищу Шёлковый, 11 июня 1534-го в дублинском аббатстве Святой Марии швырнувшего наземь меч, а затем произнёсшего высокопарную речь о необходимости наказания “тирана из-за моря”, остался в памяти ирландцев надолго.

Меж тем этот поступок Шёлкового в текущих обстоятельствах являлся не самым умным. Сын Джеральда Фитцджеральда, графа Килдэра, надеялся, что своими действиями против Пэйла и Ормонда он заставит английского монарха сесть за стол переговоров? С упрямым и злопамятным Генрихом VIII Тюдором такой “фокус” точно бы не прокатил. Да и вообще, идти на открытое столкновение с королём Англии, не заручившись поддержкой подавляющей части ирландских лордов, со стороны Шёлкового было весьма опрометчиво. Конечно, и ранее происходили случаи отказа англо-ирландских семей, например — Бёрков (Burkes), от вассалитета английской короне. Но никто в Ирландии до лорда Оффали не проделывал подобное в столь вызывающей и дерзкой манере!..

По сути, Томас показал, что дом графов Килдэров “больше ирландский, чем английский, если вообще не чисто ирландский”, — так припечатал лорда Оффали канцлер Кромвель.

Неудавшийся блицкриг

Правда, английская сторона в тот момент тоже не могла похвастаться продуманностью своих действий.

Архиепископ Кентерберийский Томас Кранмер получил свою должность из рук Генриха VIII, а потому “топил” за Тюдора изо всех сил. После того как Генрих утонул в амурных страстях, связанных с Анной Болейн, именно Кранмер в январе 1533 года объявил об аннулировании брака английского короля и Екатерины Арагонской. Это привело к конфликту между Генрихом VIII с одной стороны и племянником Екатерины — королем Испании/императором Священной Римской империи Карлом V — с другой. “Бонусом” к этой склоке прилагались ссора Тюдора с папой Римским, плюс разрыв Англии с Римско-католической церковью.

Кранмер объявил, что главой церкви в Англии должен являться исключительно король, а не какой-то там папа римский. Дело уверенно шло к принятию английским парламентом Акта о супрематии, и чем больше Генрих отдалялся от Римско-католической церкви, тем более косо на английского монарха смотрели католики. Католическое население Ирландии тут тоже не было исключением, что не вылезавший из-под юбок Анны Болейн Генрих как-то упустил из виду.

В обычной ситуации “взбрык” Шёлкового рассматривался бы ирландцами как банальная междоусобица между вассалом и сюзереном. Но размолвка Тюдора с Римом превращала Томаса Фитцджеральда в глазах ирландцев в защитника “Вселенской церкви”. Благодаря религиозному фактору выступление лорда Оффали получило в Ирландии куда более значительную поддержку, чем могли ожидать в Англии. Но всё же не настолько значительную, чтобы блицкриг Шёлкового удался.

Томас Фитцджеральд отказывается от присяги Генриху VIII
Томас Фитцджеральд отказывается от присяги Генриху VIII

Теоретически Томас мог бы рассчитывать на помощь Карла V — могущественнейшего монарха Европы. Практически же восстание лорда Оффали началось столь неожиданно, а закончилось так быстро, что Карл просто ничего не успел сделать.

Даже не постаравшись собрать своих рассеянных по всему Острову союзников, импульсивный Томас призвал лордов Пэйла присягнуть ему на верность, объявил о конфискации в Ирландии всех владений английского короля и помчался к Дублинскому замку. Лидер восстания так торопился “взять на шпагу” главный оплот английского короля в Ирландии, что даже не стал заморачиваться вопросами обеспечения своего войска провизией и боеприпасами. Такие лихие — в духе известной строчки Багрицкого “нас водила молодость в сабельный поход” — действия закончились провалом. Несмотря на то, что гарнизон замка был ослаблен недавней вспышкой чумы, Дублин ворота Шёлковому не открыл. Пришлось Томасу брать замок в осаду, особую пикантность которой придавал тот факт, что еды, пороха и ядер внутри фортеции было больше, чем снаружи.

Осада Дублина влекла за собой критическую потерю времени. Но Шёлковый этого, по всей видимости, не понимал. К тому же в замке засел ненавистный для Томаса архиепископ Дублина Джон Аллен, и лорд Оффали очень хотел до него добраться.

Пока сын посаженного в Тауэр графа Килдэра рыскал возле Дублина, лорд-заместитель Уильям Скеффингтон пришёл в себя и начал собирать лордов и графов, отказавшихся примкнуть к Томасу или банально не успевших соединиться с Шёлковым. Потом произошёл инцидент, охладивший пыл ирландцев, стремившихся влиться в войско Томаса.

Цитата из “Анналов Четырёх Мастеров”:

Архиепископ, имея все основания бояться Джеральдинов, поскольку он всегда был к ним враждебно настроен, в одну из ночей попытался сбежать ночью на судне, стоявшем в Лиффи. Он был пойман и препровождён к Томасу, стоявшему лагерем в Артейне. Он бросился на колени, умоляя пощадить его, и молодой лорд приказал стражникам убрать старика*. Однако они, неверно истолковав приказ, убили архиепископа. За это ужасное преступление Томас и его люди были приговорены к интердикту.

Бам! — внезапно “защитник “Вселенской церкви” оказался от этой самой церкви отлучён. При этом в отношении Генриха VIII папа ещё питал какие-то иллюзии, а потому официальное отлучение английского короля состоялось позже. В и без того не особо сплочённом лагере сторонников Шёлкового смерть Джона Аллена и папский интердикт вызвали раскол. Часть изначально поддержавших Томаса ирландцев либо разошлась по домам, либо, желая заслужить королевское прощение, подалась к Скеффингтону.

Лорду Оффали крайне был нужен хоть какой-то успех, но его не было. Замок Дублина не сдавался, а застрявшее у его стен войско голодало и испытывало нехватку боеприпасов. Расчёты Шёлкового на то, что придёт помощь от дяди Джеймса Фитцджеральда из Десмонда, не оправдались — Джеймс на тот момент всеми своими силами оборонял Корк, осаждённый владевшими Ормондом Батлерами. Правда, к Томасу присоединились О’Конноры, О’Муры, О’Кэрролы и О’Брайены. Однако этого пополнения Шёлковому, вынужденному одновременно осаждать Дублин и оборонять Килдэр, было крайне недостаточно. Пораскинув мозгами, Томас отступил в свои земли к замку Мейнут.

Sic transit gloria mundi

Тем временем всё продолжало катиться к чёрту.

3 ноября 1534 года английский парламент принял Акт о супрематии, согласно которому только Генрих и его преемники могли считаться единственными верховными земными главами английской Церкви. 8 ноября того же года вышел Акт об измене, объявивший изменниками всех поданных английского короля, отвергавших Акт о супрематии.

12 декабря в Тауэре скончался Джеральд Фитцджеральд, граф Килдэра. Томас объявил, что теперь графом Килдэра следует считать его, Шёлкового. Генрих, конечно, не признал передачи графского титула лорду Оффали. Наконец, примерно в это же время у Анны Болейн случился выкидыш. Это ввергло английского короля в затяжной депрессняк. Если Генриху VIII теперь чего-то и хотелось, так это крови. Скеффингтон получил от монарха указание действовать активно и пленных не брать.

В марте 1535-го лорд-заместитель подгадал момент, когда Томас покинул Мейнут, и нагрянул к твердыне Шёлкового со всем своим войском. Новый граф Килдэр оставил для защиты замка всего 100 человек под командованием француза Кристофа Парезе. Удивительно, но эта сотня под обстрелом осадных орудий Скеффингтона продержалась почти 10 дней. Затем уцелевшие 37 воинов гарнизона всё же сложили оружие и… были немедленно казнены перед воротами замка. Это событие вошло в историю под названием “Прощение Мейнута”.

Руины замка Мейнут
Руины замка Мейнут

В апреле Уильям Скеффингтон тяжело заболел. Для Томаса это стало слабым утешением. Падение Мейнута нельзя было считать какой-то стратегической победой англичан, тем не менее, для сторонников Шёлкового оно стало сильным моральным ударом. В самом деле, разве можно безоглядно идти в бой за человеком, который даже не способен защитить свою собственность на своей же земле?..

Дезертирство в армии Томаса усилилось.

Когда летом в Ирландию с большим королевским войском прибыл назначенный новым лорд-лейтенантом Острова Леонард Грей, силы Шёлкового стали таять, как дым, — надежд на победу восстания ни у кого не осталось. Вместе с последними своими бойцами Томас Фитцджеральд бежал на юго-запад в Томонд к О’Брайенам. Уже не представляя непосредственной угрозы для Пэйла, Шёлковый мог ещё партизанить достаточно долго. Гоняться за Томасом по всей Ирландии Грею совершенно не хотелось. Лорд-лейтенант предложил графу Килдера сдаться в обмен на гарантии сохранения жизни. Томас поверил Грею и “передал себя в руки закона”. Это Шёлковый сделал, разумеется, зря.

В октябре Томаса доставили в Лондон, обвинили в измене и бросили в Тауэр. 31 декабря в Дублине умер Скеффингтон. 19 мая 1536-го в Тауэре казнили Анну Болейн. Через неделю Генрих женился на фрейлине покойной Болейн — Джейн Сеймур. Ну а 3 февраля 1537 года в Тайберне казнили Шёлкового. Имущество и владения Томаса были конфискованы.

Sic transit gloria mundi.

Если кто-то думает, что в Ирландии после устранения Шёлкового наступили тишина и благорастворение воздухов — таки нет. Прибывший на Остров под самый занавес восстания Томаса Фитцджеральда Леонард Грей с большим рвением принялся “искоренять скверну” в землях О’Брайенов. По сути, это был настоящий террор. Сжигались деревни и поля, людей резали, как скот, а скот — как людей. Грей исходил из аксиомы “чем хуже, тем лучше”, но эффект от этого оказался неожиданным.

Бесчеловечность нового лорда-лейтенанта, стремившегося уничтожить любую память о восстании Шёлкового, превратили Фитцджеральдов/Джеральдинов в массовом сознании ирландцев в символ борьбы Ирландии за независимость. Леонард Грей и глазом не успел моргнуть, как вокруг сводного брата Томаса — Джеральда Фитцджеральда — сформировалась так называемая “Джеральдинская лига”, в которую вошли Томонд, Тир Эогейн и Тирконнелл.

Королевство Ирландия

Впрочем, повторять ошибку Шёлкового и сразу бросаться рубиться с англичанами члены Лиги не стали. На первых порах они поставили себе целью возвращение Джеральдинам Килдэра. Вызвано это было, конечно, не какой-то там “братской любовью” или иными высокоморальными химерами. Всё было проще. Исход восстания Томаса Фитцджеральда привёл к резкому усилению графства Ормонд и засевших в нём Батлеров, которые теперь могли попробовать подмять под себя всех соседей вплоть до самого Пэйла. Понятное дело, соседей Ормонда такая перспектива не устраивала. Поэтому они решили направить свои клинки против Батлеров ради восстановления баланса сил.

Ормонд же времени зря не терял. В 1537 году Батлеры разорили Офалли и технично отжали южный Ленстер у О’Конноров. Далее, объединив войска с Леонардом Греем, Ормонд обрушился на Тир Эогейн. Однако О’Ниллы, правители этой области, прямых боёв не принимали, предпочитая партизан-стайл. В конце концов у англичан начались проблемы со снабжением, и они оказались вынуждены повернуть назад, что затормозило экспансию Ормонда. В Лиге это восприняли как успех, после чего к её основному составу присоединились так же горевшие желанием накостылять Батлерам Десмонд (Фитцджеральды), Брайфн (О’Рурки) и Мойлург (МакДермоты).

В мае 1539 года О’Ниллы и О’Доннеллы нанесли англичанам ответный удар — разграбили Пэйл и близлежащие области. От серьёзных сражений ирландцы уклонились. Гружёные награбленным добром, участники набега почти уже ретировались, когда у Баллихоу их перехватил и раскатал Грей. Сразу после этого погрома Лига фактически развалилась. Юный Джеральд Фитцджеральд бежал во Францию. Большую часть Десмонда оккупировали англичане, и Батлеры, Томонд, Брайфн и другие территории принялись панически засылать переговорщиков в Дублин. Леонарда Грея же подозрительный Генрих отозвал в Лондон, где лорд предстал перед судом по обвинению в содействии побегу Джеральда во Францию. Затем на человека, заставившего сдаться Шёлкового, навесили ещё обвинение в непризнании Акта о супрематии.

28 июля 1541-го Грею в Тауэре отсекли голову — представляем, как хохотал на том свете Томас Фитцджеральд…

Новый лорд-заместитель Энтони Сент-Лежер повёл в Ирландии политику “капитуляций и возврата” — кланам было объявлено, что все земли будут им возвращены, но только в том случае, если ирландцы признают своим королём Генриха VIII. Практически одновременно со смертью Леонарда Грея ирландский парламент наделил Генриха титулом “Король Ирландии”. Ирландия была провозглашена королевством, равным Англии, но подчиняющимся, конечно, Тюдору.

Генри VIII Тюдор
Генри VIII Тюдор

Генрих получил возможность, нарушая права кланов и септов на землю, принимать от лояльных ирландских вождей подвластные им территории и жаловать их этим же вождям, но уже как своим непосредственным держателям-вассалам. Обычно — на правах рыцарского держания с выдачей жалованной грамоты и присвоением титула согласно английской феодальной иерархии. Чтобы усилить преданность себе ирландской аристократии, оперативно переформатированной в английскую, Тюдор жаловал ей ещё и земли, конфискованные у католических монастырей, а также земли из своего домена вблизи Дублина.

Как это всё работало? Ну вот, например, в 1542 году верховный вождь Ольстера Кон О’Нил отправился в Англию, был принят королём в Гринвиче и присягнул Генриху на следующих условиях: Кон О’Нил отказывается от своего ирландского титула и имени, получает титул графа Тирона, обязывается соблюдать английские обычаи, обещает не собирать со своих подданных никаких “архаичных” сборов и клянётся соблюдать все законы английского короля как его вассал.

На подобных же условиях вассалами английского короля стали граф Десмонд в Манстере, Маурис О’Брайен (принявший титул графа Томонда), Улик Берк из Коннохта (принявший титул графа Кланрикарда), Хью О’Доннел из Ольстера (принявший титул лорда Тирконнела) — всего порядка 40 вождей.

 “Поверьте мне и моему опыту, что наши титулы скорее ослабляют их [ирландских вождей], чем усиливают”, — позже с сарказмом отмечал Френсис Бэкон.

Ирландия из просто поместья или имения, на которое король Англии претендовал, превратилась в королевство, принадлежавшее королю согласно божественному праву. Теперь мятеж на Острове стал бы не восстанием против какого-то, пусть и высокого, но всего лишь лорда, а преступлением против короны и Бога.

*Согласно официальной версии, Томас сказал: “Beir uaim an bodach” — “Уберите от меня этого парня”.

Сергей Махов

Понравилась статья?
Поделитесь с друзьями.

Share on facebook
Share on twitter
Share on vk
Share on odnoklassniki
Share on telegram
Share on whatsapp
Share on skype

При копировании или перепечатке материалов активная индексируемая ссылка на сайт fitzroymag.com обязательна.

Вам также может понравиться

5 9 голосов
Оцените статью
Подписаться
Уведомить о
0 Комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии