Внебрачный сын лейтенанта Шмидта

Ирландские войны. Часть IX
iStock

В предыдущей части мы остановились на том, как паршиво закончился для англичан в Ирландии 1579 год. Запущенное уже полёгшим от ирландской же пули Джеймсом Фитцморицом Фитцджеральдом второе восстание Десмонда набирало обороты не по дням, а по часам!.. Теоретически нам следовало бы продолжить вместе с графом Десмонда лихо гарцевать по Ирландщине, рубая врагов направо и налево. Практически же недурно было бы объяснить читателям, что же на самом деле побудило папу Римского и Испанию санкционировать авантюру с возвращением блудного Фитцморица на Изумрудный остров.

Как лучше это сделать? Просто дать сухую раскладку по политическому положению в Западной Европе второй половины XVI века? Неинтересно. Порассуждать о высокой стратегии? Тоже не то.

Очень колоритный персонаж

А давайте-ка разберёмся с вышеуказанной темой посредством изучения биографии одного очень колоритного персонажа, предивно напоминавшего внебрачного сына лейтенанта Шмидта английского разлива?

Итак, знакомьтесь — Томас Стакли (Stukeley или Stukley, в русских переводах иногда его фамилию произносят как Стьюкли или Стукли) из Эффтона, предположительно 1525 года рождения.  

Ходили упорные слухи, что Томас являлся внебрачным сыном Генриха VIII, но большинство историков считает это выдумкой. Это обстоятельство совершенно не мешало Стакли быть хроническим мотом* и являться приверженцем роскошного образа жизни.

Стакли служил в “ограниченном контингенте войск” во Франции у Эдварда Сеймура, герцога Соммерсета. Когда герцога в результате заговора высшей знати лишили власти, а затем выдали ордер на арест Стакли как на пособника государственного преступника, Томас в 1551-м сбежал к… французам и поступил во французскую армию.

Став любимцем коннетабля Франции Анри де Монморанси, Стакли уже в сентябре 1552 года прибыл в Англию как неофициальный посланник Франции с рекомендательным письмом от короля Генриха II. Не успело английское правительство прийти в себя от подобной дерзости, как Стакли объявил, что на самом деле все его действия во Франции объяснялись исключительно заботой о благополучии Английского королевства, а на Родину он вернулся, дабы предупредить Тайный совет о намерении французского монарха захватить Кале, чтобы потом вторгнуться в Англию с целью реставрации католицизма.

Несколько удивлённые таким поворотом лорды не придумали ничего лучше, чем отправить запрос Генриху II. Мол, правда ли всё, что тут нам наплёл о планах Вашего Величества некий Стакли? Естественно, французский король с негодованием отверг все подозрения в свой адрес (хотя прибрать к рукам Кале действительно планировал), после чего Стакли пинками вынесли из Тайного совета. На свободе Томас погулял недолго. Понаделав с немыслимой скоростью кучу долгов, он быстро угодил в Тауэр по иску одного ирландца, которого Стакли ограбил на большой дороге — да-да, “я был молод, мне нужны были деньги!”.

Скорее всего, там бы, в Тауэре, жизненный путь бойкого джентльмена из Эффтона и закончился. Но тут очень своевременно в Англии к власти пришла Мария I Тюдор, объявившая о реставрации католицизма и даровавшая помилование всем, кто подвергся преследованию со стороны бывших правителей Англии. 6 августа 1553 года Стакли пинками вынесли из Тауэра. Первыми, кто встретил бывшего “политзаключённого” на свободе, оказались кредиторы. Было их немало, так что Томасу пришлось проявить чудеса находчивости, чтобы исчезнуть из Лондона живым и не особенно побитым.

Томас Стакли
Томас Стакли

Тем не менее кредиторы буквально дышали Томасу в затылок. Оставаться в Англии для Стакли было самоубийственно. Во Францию, по понятным причинам, для нашего героя путь был закрыт. Поразмыслив, Стакли испросил у королевы разрешение податься на службу к Габсбургам в Нидерланды. Там свежеиспечённый “солдат удачи” славно повоевал под знамёнами герцога Савойского, поработал агентом британской разведки, а затем в свите своего герцога летом 1554 года прибыл в Англию на бракосочетание Марии I и Филиппа Испанского.

Кредиторы попробовали было организовать новую охоту за своим клиентом, но у них опять не выгорело — Мария выдала Стакли полугодичное освобождение от преследования. Помахав им перед носами разочарованных кредиторов, Томас радостно бросился делать новые долги. Однако и они не позволили Стакли шиковать достаточно долго — деньги у Томаса буквально утекали сквозь пальцы. Тогда наш герой женился на Энн Кёртис (Anne Curtis) — внучке и единственной наследнице богатого лондонского олдермена сэра Томаса Кёртиса. 

Сэр Томас был далеко не дурак, поэтому в ответ на просьбу новоявленного родственничка о денежном вспомоществовании показал кукиш. Печально вздохнув, Стакли пустился во все тяжкие — занялся фальшивомонетничеством, попался, сбежал к герцогу Савойскому, отличился в битве при Сен-Кантене, попробовал себя в “благородном” пиратском ремесле (ограбил у берегов Девона и Корнуолла несколько испанских купцов), дождался смерти сэра Томаса Кёртиса, получил в наследство баснословное состояние, за полтора года промотал его в ноль, заложил имущество жены, наделал новых долгов и в который раз оказался объявлен в розыск. Избежать нового знакомства с Тауэром Стакли помогла смерть в 1558 году Марии I. Занявшая английский престол после неё Елизавета амнистировала Томаса как… “жертву религиозных гонений”!

Сенешаль, который обиделся

Новая королева Англии решила дать Томасу шанс пожить честно — назначила его капитаном в пограничный с Шотландией Берик, то есть подальше от двора и полного искушений Лондона. Однако и в этой глухомани Стакли всё равно умудрился задолжать крупные суммы. В 1562-м Стакли отправился ко двору, чтобы испросить себе то ли очередное денежное пособие, то ли прощение долгов. Поездка во всех смыслах оказалась благополучной. Томас не только получил деньги, но и свёл знакомство с прибывшим как раз в тот момент к английскому двору Шейном О’Нилом — уже известным нам криминальным талантом из Тирона.

Встреча с Шейном, столь ловко обделывавшим делишки в Ирландии, вызвала у Томаса массу положительных эмоций, к которым, правда, примешивалась и зависть — “Вот как надо жить!” Торчать далее в Берике, являвшимся в XIII веке самом крупным и богатым городом Шотландии, а в XVI веке превратившимся в провинциальную “дыру” с феноменальным административно-юридическим статусом “город, который принадлежит Англии, но не является частью Английского королевства”, Стакли совершенно не улыбалось. Нужно было срочно открывать для себя новые горизонты!.. Ну и сбежать от берикских кредиторов тоже не помешало бы. 

Вскоре для этого представился удобный случай. Французский гугенот Жан Рибо предложил Елизавете I основать во Флориде протестантскую колонию — “дайте денег, Ваше Величество, а уж я!..” Английская королева французу деньги пообещала, но тут в ситуацию ловко влез Стакли. Буквально обаяв Елизавету и ее министров, Томас добился назначения себя заместителем руководителя будущей экспедиции, затем оттёр Рибо от руководства проектом, спровоцировал опалу француза и его заключение в Тауэр, после чего — так и быть! — со смирением принял командование экспедицией на себя.

Достигнутый успех явно вскружил голову Томасу. Перед отбытием в Северную Америку на трёх зафрахтованных для этого кораблях, Стакли в 1563-м в Гринвиче не удержался и самоуверенно заявил Елизавете, что “он успеет стать государем, прежде чем умрёт”. А когда взойдёт на престол, то непременно напишет английской королеве послание, которое будет начинаться со строчки “Нашей дорогой сестре”.

Рыжая бестия являлась человеком злопамятным и после такого афронта Стакли мысленно поставила на дальнейшей карьере Томаса крест. Однако в море экспедицию всё же выпустила.

Разумеется, ни в какую Флориду Стакли всерьёз не собирался. Едва его флотилия оказалась на широте Кинсейла, Томас объявил личному составу, что, мол, дорогие товарищи, проект поселения во Флориде пока откладывается, а мы с вами займёмся грабежом испанских¸ португальских и французских кораблей. Почему? Потому что, во-первых, обогащаться за счёт грабежа иностранных купеческих караванов в европейских водах — это horosho. А во-вторых, нечего щадить тех, кто может стать нашим конкурентом во Флориде!..

Последующие два года “экспедиция во Флориду” с большим энтузиазмом “каперствовала” (без какого-либо каперского свидетельства, конечно) в Ирландском море и Бискайском заливе. Понятно, что такие действия Стакли сильно не понравились послам Мадрида, Лиссабона и Парижа. После многочисленных протестов и требований компенсаций Елизавета I объявила Томаса пиратом и даже послала к Корку эскадру сэра Питера Кэрью, чтобы арестовать смутьяна.

Кэрью смог захватить один из кораблей “экспедиции”. Стакли решил, что нечего дальше испытывать судьбу на море, и в 1566 году объявился в ирландском Ленстере, где, играя на противоречиях между О’Нилом и лордом-заместителем сэром Генри Сиднеем, стал сенешалем Кавана (местность на юго-востоке Ленстера). В 1569-м Елизавета, узнав, где находится Томас, приказала Сиднею схватить его и заточить в Дублинский замок. Правда, Томас так истово раскаивался в своих прегрешениях перед короной, что в том же году его освободили.

Дублинский замок
Дублинский замок

Очередная “отсидка” перековаться Томаса не заставила, но изрядно обозлила. За время, проведённое в негостеприимном Дублинском замке, Стакли успел сильно обидеться на Елизавету. Покинув место своего заключения, Томас вспомнил о том, что когда-то в шутку пообещал английской королеве стать государем. Решив, что такое обещание пора начать всерьёз претворять в жизнь, Стакли принялся обдумывать амбициозный план того, как ему стать правителем Ирландии, а то и самой Англии. Очевидно, что ни первое, ни второе без иностранной помощи было невозможно.

Агент Святого Престола

17 апреля 1570 года Стакли поднялся на борт торгового судна. Хвалёная английская разведка проморгала новое бегство Томаса на континент, и вскоре Стакли “всплыл” в Испании.

Вот тут начинается самое интересное. Томас прибыл в Мадрид не только в силу личных причин, но и по приглашению самого Филиппа II Испанского, внезапно “забывшего” о многочисленных антииспанских “художествах” выходца из Эффтона и назвавшего нашего героя “незаконнорождённым сыном Генриха VIII. Решился Филипп на такой шаг по весьма весомой причине. В 1566 году во Фландрии стартовало восстание против Испании, и Елизавета начала тайно оказывать поддержку тамошним повстанцам. Вообще для Англии Нидерландская революция была как бальзам на сердце — пока Испания и Франция разбирались со своими проблемами во Фландрии, англичане получали в Европе свободу рук. Поэтому в интересах Елизаветы было, чтобы пожар в Нижних Землях полыхал как можно дольше.

Но всякое действие вызывает противодействие. Если Фландрия была уязвимым местом Испании, то у Англии таким местом была Ирландия. Поэтому когда на горизонте замаячил человек, потенциально способный сыграть роль предводителя вторжения испанских войск в Ирландию, которое бы ослабило вмешательство Англии в войну во Фландрии, эта персона показалась Филиппу II и его окружению даром небес.

Стакли во время пребывания в Испании жил на небольшой вилле под Мадридом, принадлежавшей Гомесу Суаресу де Фигероа, герцогу Ферия, и именовался “герцогом Ленстерским”. Когда слухи о внезапно появившемся “герцоге Ленстерском” дошли до Англии, Елизавета и руководитель внешней политики Англии Фрэнсис Уолсингем были в шоке. Глава тайной разведки Елизаветы Томас Уолсингем посетил в Париже испанского посла графа Оливареса, где заявил, что объявление Стакли “герцогом Ленстера” — это вмешательство Испании во внутренние дела Англии, немедленно прекратите!

В ответ посол блистательно разыграл сцену, крайне смахивавшую на поведение Паниковского из “Золотого телёнка” Ильфа и Петрова:

Кто такой этот ваш Козлевич? Я не знаю никакого Козлевича!

Дон яростно отмахивался от любого упоминания сэра о нахождении Стакли в Мадриде. Томасу Уолсингему не оставалось ничего иного, как зло скрипнуть зубами и удалиться. Вернувшись в Лондон, глава английской тайной разведки узнал, что Стакли из Мадрида пропал… но только для того, чтобы объявиться в Риме. В одном из писем, адресованных главе правительства Елизаветы I Уильяму Сесилу, римский вояж “герцога Ленстеского” был иронично прокомментирован следующим образом:

Стакли покинул королевство Флорида только ради того, чтобы обрести святость и получить красную сутану.

Томас был принят папой Пием V, очень ему понравился, а далее с папскими рекомендациями смог войти в конфиденты единокровного брата Филиппа II дона Хуана Австрийского до такой степени, что даже поучаствовал в сражении при Лепанто на флагманской галере испанцев.

Стакли терпеливо ждал, когда же “ангел протрубит” и Филипп II отправит “герцога Ленстерского” на правое дело. Однако время шло, подходящего момента для броска в Ирландию всё не было, да и денег в испанской казне на “правое дело” вечно не хватало. В итоге король Испании даже перестал давать Томасу деньги на карманные расходы. “Герцог Ленстерский” понял, что ему пора искать нового патрона и спонсора.

Папа Григорий XIII
Папа Григорий XIII

В 1575 году Стакли снова появился в Вечном городе, где нашёл общий язык с новым понтификом — Григорием XIII, который стал использовать “герцога Ленстерского” как своего агента. Начались командировки с тайными поручениями курии во Фландрию и Францию. Эти акции для “герцога”, за которым охотилась английская разведка, были довольно рискованными. Из Нидерландов Стакли вообще едва унёс ноги после того, как его покровитель Хуан Австрийский скоропостижно скончался. Разумеется, за выполнение опасных заданий Томас требовал от Григория XIII соответствующего вознаграждения, которое тут же спускал, всё глубже увязая в долгах. Папа Римский такое поведение своего агента терпел, но иногда ворчал, что “не хватило бы и всех сокровищ Индий и Китая, чтобы удовлетворить алчность Стакли”.

По привычке живя роскошно и “на всю катушку”, “герцог Ленстерский” не забывал и о своей главной мечте — заполучить хоть какую-нибудь корону. Ещё когда был жив Хуан Австрийский, “герцог Ленстерский” делился с ним своим “хитрым планом”, состоящим из четырех пунктов:

1
Захватить Тунис.

2
Объявить себя королём Туниса.

3
Вернуть Марии Стюарт власть над Шотландией, после чего жениться на шотландской королеве.

4
Объединив войска Туниса и Шотландии, завоевать Англию, после чего стать принцем-консортом объединенных Англии, Уэльса, Шотландии, Ирландии и Туниса при царствующей супруге.

Папа, компаньоны и Ирландия

Агентурная работа приносила Стакли хорошие деньги, но к заветной короне ни на йоту не приближала. Всё изменило прибытие в Рим нашего старого знакомого Джеймса Фитцморица Фитцджеральда, пытавшегося договориться с католическими монархами об оказании помощи ирландцам в деле организации на Острове нового восстания против “безбожных” англичан.

В Риме Фитцмориц первым делом стакнулся с генералом Ордена иезуитов Эвраром Меркурианом, который и продвинул перед папой проект организации военной экспедиции в Ирландию. Чтобы убедить Григория XIIIраспечатать папскую кубышку и профинансировать вторжение, Меркуриан зачитал понтифику письмо миссионера-иезуита с Изумрудного острова. Послание изобиловало фрагментами откровенного хорора:

Однажды я был схвачен еретиками [англичанами — примечание С. М.] и освобождён по милости Божьей и трудолюбием благочестивых людей; двенадцать раз я избегал сетей нечестивцев, которые бы поймали меня снова и предали бы адским мукам, если бы Господь позволил им сделать это.

Пользуясь впечатлением, которое миссионерский нарратив произвёл на Григория XIII, Фитцмориц тут же выдал папе на-гора “план освобождения Ирландии из рук нечестивых”. Томас скромно просил 6 000 солдат, 6 тяжёлых и 15 лёгких пушек, 3 000 бочек с порохом и свинцом, жалование на шесть месяцев плюс три корабля. Ах да, несомненно — самое главное: двадцать “хорошо обученных” священников-иезуитов.

Пока понтифик переваривал это предложение, бывший предводитель первого восстания Десмонда набрёл в закоулках папской резиденции на “герцога Ленстерского”. Стакли помнил Фитцморица ещё по своему пребыванию в Ирландии, так что хоть и не испытывал к представителю клана Фитцджеральдов какой-то особой приязни, но всё же завязал с ним разговор. Уяснив, зачем Фитцмориц явился в Рим, и поняв, что возникает недурственная возможность сдвинуть с мёртвой точки идею вооружённого вояжа на Остров, Томас напросился к Фитцджеральду в компаньоны. Уже вдвоём Фитцджеральд и Стакли добавили в список “желалок” каперский патент, который бы позволил им продавать захваченные английские корабли в Испании и Италии.

Папа первоначально не хотел в одиночку нести бремя ответственности за вторжение на Остров. Григорий XIIIобратился за поддержкой к Филиппу II, но тот, по словам понтифика, “боялся войны, как дитя”, поэтому план высадки в Ирландии отверг. По факту же Филипп, имевший достаточно информации об Острове, полученной в том числе и во время своего соправления Англией с Марией I, просто никак не мог решиться влезть в ирландский гадюшник, состоявший из клубка противоречий и “войны всех против всех”.

В сложившейся ситуации папа Римский принял решение взять инициативу полностью на себе в надежде, что Филипп потом всё же “запрыгнет в уже отправляющийся поезд”. Фицтмориц и Стакли настаивали на необходимости иметь не менее 6 тысяч солдат, понтифик уверял своих “контрагентов”, что эта цифра чрезмерна. Торговались долго. Сошлись на 2 тысячах наёмников, из которых Фитцмориц получил возможность навербовать половину, поскольку прочие средства Стакли поторопился потратить на погашение своих долгов. Однако и с набором тысячи бойцов у компаньонов возникли проблемы, поскольку Григорий XIII совершенно не хотел официально объявлять войну Англии и посылать в Ирландию регулярные части.

О том, как удалось решить эту непростую задачку, написал архиепископ Фицгиббон:

В то время Италия была наводнена бандами разбойников, которые обычно днём прятались в лесах и горах, а ночью спускались на равнины, чтобы грабить деревни и одиноких путников на дорогах. Местные власти просто умоляли папу избавить их от этой напасти, и Григорий XIII отдельной буллой объявил, что те разбойники, которые примут участие в помощи католическому делу в Ирландии и будут сопровождать туда его эмиссаров, получат полное прощение и отпущение грехов. Так удалось набрать отряд из 1 500 человек.

В реальности компаньоны набрали ту самую тысячу, а ещё 500 человек приписали, чтобы в отчётностях скрыть факт использования “герцогом Ленстерским” выделенных папой средств в собственных целях. Только 80 воинов подразделения, высокопарно названного Григорием XIII “Священным отрядом”, являлись ветеранами. Ими командовал капитан Геркулес Пизанский. Прочие бойцы “Священного отряда” были откровенным сбродом, набранным из числа нищих, попрошаек и просто бандитов. Рулить этим сборищем был поставлен капитан Себастьян ди Сан-Джузеппе, которому помогал епископ Киллало — Корнелиус О’Мулриан. Блюсти интересы понтифика в ходе грядущего вторжения должен был уже мелькавший в наших материалах иезуит — нунций Николас Сандерс, в целях конспирации представлявшийся “капитаном”.

Гравюра "Отплывающий корабль"
Гравюра "Отплывающий корабль"

Фитцморицу Григорий XIII полностью не доверял, поэтому руководителем экспедиции оказался Стакли, которого понтифик считал своим главным “экспертом в ирландских делах”. Григорий XIII даже немного польстил самолюбию Томаса, назвав его “генералом Святейшего Отца нашего”.

В марте 1578 года Стакли и Ко отплыли из Чивитавеккьи. Уже в пути выяснилось, что купленные по дешёвке суда текут, как решето. С колоссальным трудом обогнув Корсику и пройдя Лионский залив, флотилия буквально “на соплях” доползла до испанского порта Паламос, где и бросила якоря. Такой афронт в самом начале экспедиции убедил опытных парней Геркулеса Пизанского в том, что ничего хорошего впереди не предвидится, после чего часть ветеранов дезертировала. Вслед за опытными бойцами на берег побежали и неопытные…

От судьбы не уйдёшь…

Кроме дезертирства, компаньоны столкнулись с ещё одной неприятностью — отсутствием денег на ремонт судов. Стакли отправил испанскому королю просьбу о помощи. Ответа долго не было. В конце концов Томас на самом исправном судне отправился в Лиссабон, предложив Фитцморицу и Сандерсу самостоятельно вытрясать из Филиппа II финансы и пополнение, а потом догонять непоседливого руководителя экспедиции в Португалии.

Рванул Стакли в Лиссабон не просто так. Дело в том, что пока “герцог Ленстерский” ждал подмоги от испанского короля, он получил предложение двоюродного племянника Филиппа II — короля Португалии Себастьяна I поучаствовать во вторжении в Марокко. Ну чтобы “немного размяться”. Себастьян обещал Стакли, что после того, как Марокко навсегда станет христианским, Португалия поможет Томасу освободить от англичан Ирландию.

Задуманная королём Португалии “марокканская охота” никак не стыковалась с разработанным ранее понтификом, Стакли и Фитцморицем планом действий “Священного отряда”. Но Томас являлся отъявленным авантюристом, поэтому на предложение короля Португалии ответил согласием и побыстрее сбежал в Лиссабон, оставив за кормой Николаса Сандерса, чтобы тот руководителя экспедиции “не хватал за фалды”.

4 августа 1578 года при Алькасаре (Эль-Ксар-эль-Кебире) в “битве трёх королей” марокканская конница смертельно больного Абд аль-Малика, от перенапряжения сил скончавшегося ещё до конца побоища, удачно взяла португальцев в “клещи”. Солдаты Себастьяна дрогнули и обратились в бегство, мгновенно превратившееся в избиение отступавших. Потери португальцев были огромными. От судьбы не уйдёшь — среди погибших оказался не только Себастьян I, но и Томас Стакли.

Так и не дождавшись “герцога Ленстерского”, Фитцморицу и Сандерсу пришлось высаживаться в Ирландии без “генерала Святейшего Отца нашего”. Впрочем, об этом событии мы уже писали.

Результат же битвы при Алькасаре стал неожиданным для всех. Португалия лишилась короля, что привело страну к государственной катастрофе. Поскольку 24-летний Себастьян I не имел прямых наследников, в Лиссабоне начался династический кризис. В него вмешались почти все страны Европы, в том числе и Англия. Но об этом уже в следующей части нашего рассказа.

*По словам Уильяма Сесила, Томас Стакли был человеком, который “занимал повсюду и не отдавал нигде”. Ещё одна характерная деталь: когда в 1570-м Стакли сбежал на континент, то не взял с собой жену, но прихватил трёх личных поваров и нескольких конюхов.

Сергей Махов

При копировании или перепечатке материалов активная индексируемая ссылка на сайт fitzroymag.com обязательна.

5 8 голосов
Оцените статью
Подписаться
Уведомить о
0 Комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии