Треска — “это британское золото”

Питание на флоте в Эпоху паруса и не только. Часть IX
Сушка трески
iStock

Сказав “а”, надо уж говорить и “б”. Раз мы в прошлый раз прогулялись по теме сельди, то теперь нельзя не коснуться в нашей беседе и второй по популярности рыбы в марсофлотском меню — трески.

“Это британское золото”

Первыми ловлей трески озаботились норвежцы и викинги, благо треска Балтийского и Северного морей как раз была распространена в норвежских водах. В XIII веке главным экспортёром трески являлась немецкая Ганза, ну а норвежский Берген вполне мог претендовать на звание столицы трескового рыболовства. Чуть позже ловом трески занялись португальцы и баски — согласно историческим данным, португальские флоты стали захаживать в северные воды за треской ещё при Жуане I, он же Жуан Добрый, он же Жуан Великий, он же король Португалии и основатель Ависской династии, правивший в 1385–1433 гг.

Однако настоящие “большие гастроли” трески на рыбных рынках Европы начались намного позже — в XVII–XVIII веках. Связано это оказалось с активной деятельностью французов и англичан.

Когда французский путешественник Жак Картье впервые исследовал и нанёс на карту землю, получившую название “Канада”, то он обнаружил в устье реки Святого Лаврентия просто-таки гигантские косяки трески. Французские, а за ними и английские рыбаки быстро сообразили, какую пользу можно было извлечь из открытия Картье, и дело пошло!.. Треску в канадских водах стали ловить все кто не попадя и буквально всем, чем только можно.

В отличие от сельди рыбу на кораблях только разделывали и потрошили. Засаливали же её уже на суше. После примерно недельного просаливания рыбу промывали, удаляли с неё плёнки и элементы засолки, а затем развешивали на специальных деревянных рамах, именуемых fish flake (“рыбные хлопья”) сушиться на солнце. Процесс сушки мог продолжаться пару месяцев. Часто при этом треску накрывали противомоскитными сетками, чтобы не дать насекомым добраться до рыбы.

Вот как в 1720-е годы описывал рыбные рамы на Ньюфаундленде английский путешественник Эндрю Чапелл:

При первом посещении бухт и портов Ньюфаундленда внимание незнакомца в основном привлекает замечательный вид, демонстрируемый бесчисленными ступенями, возведенными вдоль морского берега для соления и сушки трески. Берега гавани Сент-Джонс полностью покрыты ими, и их конструкция очень проста. Многочисленные опоры, в точности напоминающие шесты для сушки хмеля “кентиш”, сначала закрепляются в земле: поверх них ставится горизонтальная площадка из таких же шестов; и всё, наконец, покрывается покровом из сухого папоротника. Такой вид сооружения рыбаки называют fish flake, но есть и другие ступени, построенные аналогичным образом, хотя и частично стоящие в воде, с хижиной на конце для приёма и засолки трески до её окончательного развешивания.

Рыболовство трески
iStock

Высушенной рыбой забивали доверху рыбные магазины, из которых готовая продукция на кораблях доставлялась в Европу.

Стоит упомянуть один важный нюанс — если англичане, португальцы и баски делали именно солёную сушёную треску, то французы (из-за недостатка соли) обычно сушили рыбу вообще без соли.

Более дешёвая, чем сельдь, треска стала настоящей “королевой стола” для бедняков. Более того, на ней в известной степени строилась даже государственная экономика как Англии, так и Франции.

Скажем, во время заключения Парижского мира, которым в 1763 году закончилась Семилетняя война, французы боролись за своё право на рыбную ловлю возле Ньюфаундленда куда серьёзнее, чем за возврат аннексированных англичанами канадских территорий. Поступали при этом французы вполне рационально — Канада серьёзных прибылей не приносила, а вот ловля и продажа трески приносила, да ещё какую!..

Бывший премьер-министр Англии Уильям Питт-старший, критикуя в британском Парламенте условия Парижского договора, прямо заявил, что треска — “это британское золото” и было бы крайне глупо возвращать французам право добывать это “золото” у Ньюфаундленда.

Хитрые британские поселенцы в Северной Америке тоже не захотели упускать своего. В обход постановлений Парламента они организовали доставку трески в британские Вест-Индские колонии в обмен на ром и патоку. Французы тоже были парни не промах — как отмечал Марк Курлански в своей книге “Треска. Рыба, которая изменила мир”, “французы стремились сотрудничать с жителями Новой Англии в прибыльной контрабанде”.

Первые богатые семьи в Новой Англии местные жители шутливо называли “аристократией трески” (Codfish Aristocracy). До сих пор в Палате представителей города Бостона (штат Массачусетс) висит вырезанное из дерева изображение рыбы. Это так называемая “сакральная треска” — “памятник важности промысла трески для благосостояния нашего Содружества”. Забавно, что это уже третья “сакральная треска” за историю Бостона. Первая погибла в пожаре 1747 года, вторую сожгли во время беспорядков 1775-го в начале Американской революции.

Как Рейкьявик с Лондоном ссорился

Заметим, что и после American Revolutionary War треска продолжала не только насыщать и приносить прибыль, но и сеять раздоры.

Так, в XX веке между Британией и Исландией состоялись аж три “тресковые войны”!

Началась эта эпопея в 1949 году, когда у исландцев возникла мысль отодвинуть от побережья границу своей промысловой зоны для трески с 3 до 4 миль. В 1952-м мысль была реализована на практике, что сразу поставило в крайне неудобное положение английских рыбаков, привыкших “пастись” неподалёку от исландского побережья. Британия подала на Исландию в Международный суд и запретила исландским судам заходить в британские порты. Утрата английского рынка стала бы для исландцев сильным ударом, но тут на горизонте появилась Москва, быстро сориентировавшаяся в ситуации и предложившая Рейкьявику продавать излишки трески в Советский Союз. Допустить роста советского влияния на стратегически важном для НАТО исландском плацдарме американцы не могли, так что Вашингтону пришлось тоже организовывать массовую скупку трески у Рейкьявика. В 1956 году по решению Организации европейского экономического сотрудничества Британия была вынуждена признать исландскую четырёхмильную зону.

В общем, англичане утёрлись, но зло затаили. Поэтому, когда в 1958 году исландцы увеличили ширину своей закрытой для иностранцев промысловой зоны с 4 до 12 миль, англичане направили к Исландии свои траулеры под эскортом военных кораблей. Так началась первая “тресковая война”.

Появление Royal Navy в водах, которые в Рейкьявике считали безусловно своими, вызвали протесты исландцев. Какого-то впечатления они на британского посла Эндрю Гилкриста не произвели. Напротив, явно тролля исландцев, посол взял за привычку ставить у открытого окна граммофон, исторгающий звуки британских военных маршей.

В военном смысле соотношение сил на море для исландцев было аховым — семь их патрульных катеров против более 50 британских вымпелов. Но это не ослабило желания одной страны НАТО выдворить из своих вод корабли другой страны НАТО.

В начале сентября исландский катер береговой охраны “Эгир” обнаружил в спорной акватории траулер британских “браконьеров” и попытался его задержать. К месту ЧП примчался фрегат Королевского флота “Рассел”, который под угрозой применения оружия потребовал, чтобы “Эгир” убрался куда подальше. В ответ исландцы посоветовали фрегату проваливать — и побыстрее. В ходе последующего маневрирования “патрульник” и фрегат столкнулись. Оба плавсредства остались на плаву, что позволило исландцам и англичанам именно себя в этом инциденте объявить победителями.

Промышленный лов трески
iStock

Несмотря на явное неравенство сил, исландцы продолжали “кошмарить” в своих водах английских рыбаков. В ноябре патрульный катер “Тор” с помощью предупредительных выстрелов и тарана остановил траулер “Хакнесс”, но тот перед этим успел подать сигнал бедствия. На защиту соотечественников от исландских “пиратов” вновь ринулся “Рассел”. Некоторое время “Тор” и фрегат угрюмо рассматривали друг друга через перекрестия прицелов. Потом к “Расселу” присоединилось ещё несколько британских военных кораблей, что вынудило “Тор” гордо ретироваться.  

Поскольку число опасных инцидентов в запретных для иностранных рыбаков исландских водах множилось день ото дня, а надежд силой выдворить всех британских “браконьеров” или “забодать” Royal Navy у Icelandic Coast Guard не было ни малейших, в Рейкьявике принялись громко рассуждать о необходимости выхода из НАТО. Это сработало. США надавили на Британию, и в 1962-м за Исландией признали право на 12-мильную промысловую зону.

Всё было бы замечательно, если б не стремительное исчерпание рыбных ресурсов — уж слишком хорошо человечество треску ловило. Чтобы сохранить большой объём вылова, в 1972 году Исландия расширила свою промысловую зону до 50 миль. Когда Icelandic Coast Guard начала её “зачистку” от иностранного рыболовного присутствия, под раздачу попали британские и западногерманские траулеры, а также чуть не попали советские и польские.

Больше всех, конечно, “полыхнуло” от случившегося у англичан, инициировавших начало второй “тресковой войны”. На защиту британских траулеров, которым исландцы “подло” обрезали тралы, привычно выдвинулся Королевский флот. Для поиска “пиратствующих” катеров Icelandic Coast Guard привлекли патрульные самолёты берегового базирования Hawker Siddeley Nimrod. В качестве ответного “хука” исландский премьер Олафур Йоханессон на основании системы коллективной защиты НАТО потребовал от США задействовать американскую авиацию против британских фрегатов. Страсти накалялись — в Лондоне кто-то даже ляпнул, что по Исландии неплохо бы жахнуть ядерным оружием… К счастью, в этот момент конфликтующие стороны наконец-то сели за стол переговоров. Договорились о следующем — 12-мильная зона остается чисто исландской, а в 50-мильной зоне англичане имеют право вылавливать не более 130 тысяч тонн трески.

В июле 1974 года британский траулер “Форестер” не удержался и таки залез внутрь 12-мильной зоны. После длительной погони, сопровождавшейся стрельбой “на поражение”, исландский патрульный катер взял “англичанина” на абордаж. Это событие в совокупности с решением Исландии в 1975-м расширить свою промысловую зону сразу до 200 миль спровоцировало начало третьей “тресковой войны”. Она продлилась семь месяцев и оказалась самой ожесточённой — за время новой эскалации напряжённости между Рейкьявиком и Лондоном исландские и английские корабли успели совершить 55 таранов!

Исландцы закрыли для Британии все свои порты и аэродромы, а 19 февраля 1976 года и вовсе разорвали дипотношения. Когда это не помогло, Исландия пригрозила закрыть американскую военную базу в Кефлавике. Откровенный шантаж вновь принёс Рейкьявику победу — в июне 1976-го при посредничестве генсека НАТО между Исландией и Великобританией было достигнуто соглашение, положившее конец конфликту. Англичанам было разрешено держать 24 траулера в пределах 200-мильной зоны и добывать рыбу в объёме 30 000 тонн.

Дипломатические отношения между двумя странами были восстановлены.

Португальская Bacalhau à Brás

Напоследок — рецепт, конечно же. На сей раз — португальский.

В Лиссабоне самое популярное блюдо из трески — это “Бакаляу а Браш” (Bacalhau à Brás).

Берём солёную сушёную треску, которая есть в любом магазине. Первым делом треску нужно вымочить в воде на протяжении суток, а то и 48 часов. За это время нужно поменять воду на свежую три раза. Так мы уберём из трески избыток соли. Далее освобождаем рыбу от костей и нарезаем соломкой (это как раз и есть бакаляу).

Для приготовления “Bacalhau à Brás” вам потребуется:

бакаляу

картофельные чипсы соломкой (в Португалии их называют batata palha)

яйца

лук

чеснок

оливковое масло

оливки (они же маслины — те, которые чёрные)

петрушка

соль

чёрный молотый перец

В кипящую воду кидаем кусочки бакаляу и варим их 7 минут. Лук обжариваем, добавляем к нему чеснок. Добавляем бакаляу и обжариваем получившуюся массу 5 минут. Засыпаем чипсы соломкой.

Затем следует взбить яйца с солью и перцем и залить их в сковороду к луку, чесноку и бакаляу. Подождём ещё пару минут, чтоб яйца приготовились.

При подаче блюдо рекомендуем посыпать петрушкой и добавить маслины.

Bacalhau à Brás готова. Bom apetite!

Продолжение следует.

Сергей Махов

Понравилась статья?
Поделитесь с друзьями.

Share on facebook
Share on twitter
Share on vk
Share on odnoklassniki
Share on telegram
Share on whatsapp
Share on skype

При копировании или перепечатке материалов активная индексируемая ссылка на сайт fitzroymag.com обязательна.

Вам также может понравиться

5 11 голосов
Оцените статью
Подписаться
Уведомить о
0 Комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии