Страсти шпионские и военно-морские

Американская революция. Часть V
Высадка американских морских пехотинцев в Нассау | 1776 год

Согласно отчёту Джона Джея, главного судьи Нью-Йорка, только треть из жителей колоний на начало 1776 года поддерживало идею независимости. Но счастье, говорил Джей, что эта треть — активная, тогда как две трети противников независимости пассивны.

Получалось, что активная 1/3 населения колоний решила втянуть в гражданскую войну и революцию пассивные 2/3 населения.

На втором Континентальном Конгрессе летом 1776 года были приняты и ратифицированы Статьи Конфедерации, кроме того, помимо всего прочего, был создан поистине прекрасный комитет Committee for Detecting and Defeating Conspiracies — Комитет по Обнаружению и Подавлению Заговоров.

Вообще странно, правда? Все историки и биографы американской революции взахлёб говорят о Декларации Независимости, но мало кто упоминает о Комитете по Обнаружению и Подавлению Заговоров. Демократия — она ведь такая… Добро должно быть с кулаками и в ботинках 45 размера, желательно — с шипами. Главное только об этом не кричать на всех углах, чтобы тебя не заподозрили в отходе от демократических принципов!

Перешпионить Англию

…Уже из описания боёв в предыдущей части видно, что американская армия испытывала гигантские проблемы, и была лишь ограниченно боеспособна. По сути, она могла использовать только партизанскую тактику. При этом, несмотря на большие потери британцев при Лексингтоне, Конкорде и Банкер-Хилле, американцы не смогли в конечном итоге добиться успеха, ибо бои эти были ими проиграны.

Но было у повстанцев одно преимущество, которое позже стало определяющим. Речь о разведке и контрразведке. Так, полковник британской армии (по совместительству — глава британской военной разведки в Америке) Джордж Беквит (Beckwith) честно сказал:

“Вашингтон не победил Англию, он просто её перешпионил (outspied)!”

Шпион, или Повесть о нейтральной территории | Издание 1948 года

Кстати, о шпионах. В предыдущих частях нашего американо-революционного “сериала” мы упоминали Сынов Свободы. Так вот, туда был внедрён английский шпион — Бенджамин Черч. Причём внедрён был не кем-нибудь, а самим главнокомандующим британскими войсками в Америке — Томасом Гейджем. Черча в 1776-м раскрыл другой супер-шпион, правда, уже с американской стороны — Поль Ревир, о котором мы уже говорили.

В плане организации разведывательной деятельности американцы безусловно выиграли у англичан. Дело в том, что единой английской службы разведки в войне за Независимость не было в принципе. Имелись армейская разведка (самые яркие её представители — Оливер Деланси и Джордж Беквут), дипломатическая и военно-морская. Но все они действовали разрозненно. Сторонники же Независимости практически сразу создали координационный центр, который действовал на всех направлениях. В результате англичане находили американских шпионов не только в самом Новом Свете, но и в европейских странах, а также в Англии. Даже на верфях Королевского Флота трудилась диверсанты, которые пытались установить в строившиеся корабли зажигательные устройства!

Американцы в деле шпионажа работали системно, и поэтому оказались на коне. Позже они смогли оперативно развернуть свою шпионскую сеть против Франции, которая совершенно не горела желанием, чтобы Штаты стали сильной страной. Франция настаивала на своих условиях мира для США. Прежде всего, она была против передачи колонистам района реки Огайо, предлагая создать там два индейских государства под протекторатом Англии и Испании. Кроме того, король Людовик настаивал, чтобы территория на западе для Тринадцати Колоний была ограничена Аллеганским хребтом и не затрагивала французскую Луизиану с испанской Флоридой. Было и ещё одно французское условие — рыболовство в районе Ньюфаундленда и Лабрадора должно было остаться исключительно французским.

Франция являлась ситуативным союзником США — ей сильное государство в Новом Свете было совершенно не нужно. Так вот, единая служба разведки помогла американцам не только купировать французские усилия, но и продавить свои, играя на противоречиях между Англией и Францией.

Но это просто вводные данные. Подробнее мы поговорим о них позже, по ходу повествования.

Вопрос разведки — вопрос сложный. О потенциале иной шпионской сети мы чаще всего знаем по громким провалам. Немало любопытного о размахе деятельности разведывательных органов можно узнать и из соответствующих документов. В нашем случае при изучении подвигов американских и английских “рыцарей плаща и кинжала” ориентироваться приходится почти исключительно на данные, ставшие достоянием общественности во время провалов резидентуры. Почему? Потому что секретные документы разведки времён американской революции начали рассекречивать… только сейчас, то есть через 250 лет!

Фенимор Купер поступил совершенно правильно, когда взял за основу сюжета своего романа об Американской революции именно историю шпиона. Вашингтону не удавались сражения, у американцев до конца войны за Независимость не было нормальной армии, а своему снабжению они вообще обязаны голландцам, французам и испанцам. 

Отец первой американской разведывательной Джон Джей | Художник: Гилберт Стюарт | 1794 год

Но шпионская сеть, построенная Вашингтоном — она была выше всяких похвал! “Бонусом” к этому прилагалось совершеннейшее пренебрежение работой контрразведки со стороны английских командующих в Америке. За что британцы в конечном итоге и поплатились.  

В защиту англичан можно отметить, что Джордж Беквит после войны за независимость получил карт-бланш на развёртывание шпионской сети в США. Поработал на этой “ниве” Беквит столь продуктивно, что такие признанные лидеры Революции, как Джон Адамс, Томас Джефферсон и Александр Гамильтон, до сих пор подозреваются в работе на энергичного главу британской военной разведки в Америке.

Однако все эти успехи будут достигнуты англичанами уже после окончания войны. Мы же вернёмся в 1775 год.

В отмщение и назидание

Англичане, обеспокоенные нападениями американских каперов и повстанцев на склады с оружием, ещё в январе 1775 года послали к берегам Северной Америки эскадру вице-адмирала Сэмьюэла Грейвза (4 линейных корабля, 7 фрегатов, 3 шлюпа, 10 мелких судов) для охраны торговых караванов и атак на приватиров САСШ.

После поражения британцев у Конкорда и Лексингтона гарнизон правительственных войск был заблокирован в Бостоне, а местные патриоты захватили несколько судов с припасами, предназначенными для осаждённых в Бостоне “красных сюртуков”. В связи с этим Грейвз получил предписание от Адмиралтейства, в котором лорды требовали произвести акцию устрашения и разорить местности, поддерживающие мятежников. Во исполнение этого приказа к устью реки Пенобскот был послан отряд лейтенанта Моуэта (Mowat) — 8-пушечные “Кенсо”1, “Симметри”, а также 6-пушечные “Спитфайр” и “Галифакс”.

6 октября Моуэт подошёл к Бостонской гавани, и произвёл рекогносцировку. По её итогам было решено атаковать артиллерийские склады в Фалмуте, попутно превратив город в пепелище. В отмщение и назидание, так сказать.

16 октября вымпелы Моуэт появились на рейде Фалмута. При полном бездействии американской милиции британские корабли пришвартовались и высадили лейтенанта, который сообщил городским властям, что отряд Его Величества должен “справедливо наказать мятежников, посмевших поднять восстание против короля”.

Моуэт дал горожанам два часа на исход из города, далее должны были заговорить пушки.

Как только местный мэр получил ультиматум, то сразу же послал делегацию к Моуэту, которая принялась умолять британского лейтенанта отказаться от анонсированного погрома. Лейтенант — чёрт с вами! — согласился не сжигать город, если все жители принесут присягу королю, а также добровольно сдадут всё оружие и порох. Поскольку делегация не согласилась с условиями (было сдано всего 10 мушкетов и 3 пушки), Моуэт озвучил дедлайн — до 9 утра 18 октября. После этого Фалмут будет уничтожен.

Из города сразу же потянулись повозки с беженцами. С берега большие толпы людей грозили кулаками британской эскадре. Некоторые рыдали.

Утром 18 октября на “Кенсо” взвился красный флаг и корабли открыли огонь бомбами по гавани и портовым постройкам. По свидетельству очевидца:

“Обстрел начался одновременно со всех кораблей эскадры. Со всей возможной бойкостью пушки выбрасывали трёх- и девятифунтовые ядра, картечь. Бомбы, зажигательные снаряды взрывались в разных частях города, неся огонь, разрушение и смерть. Обстрел продлился до шести часов вечера”.

Поскольку ядра и бомбы в конце концов кончились, а от Фалмута ещё что-то осталось, Моуэт послал в город отряд с приказом дожечь всё то, что ещё уцелело от бомбардировки. Городская милиция действиям британцев не оказала сколь-нибудь значимого сопротивления. К ночи весь Фалмут пылал. Согласно отчёту лейтенанта — “более здесь не было ни одного целого здания”.

На этом похождения Моуэта не завершились. Отряд лейтенанта отплыл к Бутбэй (Boothbay, Рубочная бухта), где сжёг ещё несколько ферм, угнал около сотни голов скота, разорил склады. На этом англичане посчитали свою миссию выполненной, к тому же от частой стрельбы на кораблях появились течи, а несколько пушек сорвало с лафетов.

Карательная акция завершилась. Согласно отчёту Моуэта было сожжено 400 зданий, захвачено 4 и потоплено 11 малых судов мятежников, в огне и при обстреле погибло около 1500 мирных жителей (из всего населения города в 2500 человек). Потери англичан — 1 человек убитым, и 3 — раненых. 

Сожжение Фалмута | Гравюра 1782 года

Атака Фалмута не была единственной карательной экспедицией — в начале 1775 года были так же совершены нападения на Норфлок (Вирджиния) и ещё несколько мелких селений на побережье.

К разочарованию англичан, акции устрашения не принесли желаемого результата — наоборот, они подтолкнули ранее нейтральную часть американцев принять сторону патриотов.

Сколько стоит флот построить

В качестве ответа на бесчинства со стороны Royal Navy, американцы взялись за создание собственных каперских сил. Но ставка делалась не только на каперо. 11 декабря того же 1775 года была создана комиссия из 12 человек по “разработке системы строительства, базирования и финансового обеспечения Континентального флота республики”.

Два дня спустя, 13 декабря (поистине — везучее число для US Navy), было принято решение о строительстве 13 фрегатов, которые бы составили ядро нового американского флота. Это должны были быть пять 32-пушечных фрегатов, пять 28-пушечных и три 24-пушечных. Необходимым условием было то, что к марту 1776 года они должны были войти в строй. Строительство фрегатов распределили следующим образом — один строился в Нью-Гемпшире, два — на верфях Массачусетского залива, один в Коннектикуте, два — на Род-Айленде, два в Нью-Йорке, четыре в Пенсильвании, и ещё один в Мериленде.

Для постройки этой революционной “армады” Конгрессом было выделено 666 666 долларов, то есть, как посчитали, 2/3 необходимой суммы. Полностью строительство всей серии кораблей должно было быть втиснуто в 866 666 долларов.

Много это или мало? Давайте подумаем.

866 666 долларов на 13 кораблей, это значит — по 66 666 долларов на корабль, или по 13 330 английских фунтов стерлингов за фрегат. К примеру, 32-пушечный английский фрегат “Монреаль”, построенный в 1761 году, обошёлся британцам в 11 503 фунта стерлингов. 24-пушченый “Тартар” (1756 года постройки) — в 8 558 фунтов. 28-пушечники англичанам обходились примерно в 10 тысяч фунтов стерлингов. Но стоимость колониальной постройки всегда была выше, чем в метрополии, именно поэтому выбрали сумму, исходя из местных условий.

Наименование корабля


Raleigh

Hancock

Boston

Warren

Providence

Trumbull

Montgomery

Congress

Randolph

Washington

Effingham

Delaware

Virginia

Пушки


32

32

24

32

28

28

28

24

32

32

28

24

28

Место строительства


Портсмут (Нью-Гэмпшир)

Салсбери (на реке Меримак)

Салсбери (на реке Меримак)

Провиденс

Провиденс

Чатэм(Коннектикут)

Поукипсай(на реке Гудзон)

Поукипсай (на реке Гудзон)

Филадельфия

Филадельфия

Филадельфия

Филадельфия

Балтимор

Самыми тяжёлыми орудиями на американских кораблях должны были стать 18-фунтовые пушки, на верхней же палубе ставились орудия не более 4- или 6-фунтовых.

Вот так 13 декабря 1775 года стало днём рождения регулярного американского флота.

Ещё Конгресс приказал дополнительно срочно оснастить 4 военных корабля: 30-пушечный “Альфред”2, 28-пушечный “Колумбус”3 и две 14-пушечные бригантины — “Андреа Дориа”4 и “Кабот”5. Командиром (коммандером) отряда стал Айзек (Исаак) Хопкинс. Об этом человеке стоит сказать особо. Родился он в 1718 году в Скитуэйт (Род-Айленд), во время Семилетней войны командовал британским капером, после заключения мирного договора был капитаном работоргового судна, возил негров в Вест-Индию. Надо сказать, что “Колумбус” был как раз тем кораблём, на котором мистер Хопкинс когда-то транспортировал “чёрное дерево” на Карибы. Но вернёмся к флоту.

Если корабли построены — значит их надо использовать. Генералы, несмотря на все протесты моряков, приказали в январе 1776 года выйти в море. Американский флот поднялся вверх по одному из рукавов реки Делавэр до Риди Айленд (Reedy Island) и… вмёрз в лёд, что было совершенно логично, поскольку на дворе был самый разгар зимы.

Лишь 18 февраля 1776 года корабли смогли высвободиться из ледового плена и выйти в море. Хопкинс решил атаковать остров Нью-Провиденс (Багамские острова), чтобы захватить там запасы провианта и оружие.

Выбор места атаки объяснялся тем, что у Хопкинса на Багамских островах от прошлой “работы” осталось довольно много связей среди контрабандистов и таможенников, и он надеялся беспрепятственно войти в порт.

Хопкинс, Джонс и бочки с ромом

Хопкинс угадал с местом удара очень точно, ибо в августе 1775 года губернатор Вирджинии лорд Данмор (Dunmore) решил перевести на Нью-Провиденс все военные и провиантские склады, чтобы мятежники не могли даже близко к ним приблизиться.

17 февраля Хопкинс присоединил к себе 10-пушечные шлюпы “Хорнет” и “Васп”, а также шхуну “Флай” и взял курс на Багамские острова6. На борт были посажены 200 морских пехотинцев под командованием Сэмьюэла Николса.

1 марта Хопкинс достиг острова Большой Абако (Great Abaco), где захватил два американских торговых шлюпа, обосновав свои действия тем, что шлюпы принадлежат лоялистам. При этом Хопкинсу почему-то не пришло в голову поменять на “призах” капитанов и команды. Естественно, как только корабли Хопкинса вышли в море, один из капитанов шлюпов увёл свой корабль в форт Нассау (остров Нью-Провиденс) и сообщил губернатору Брауну о появлении у берегов Багамского архипелага флота мятежников.

На рассвете 3 марта 1776 года три корабля патриотов показались в гавани Нью-Провиденса. Губернатор, поднятый с постели, приказал зарядить и привести в боевую готовность все 4 пушки, стоявшие на молах. 30 милиционеров, которых в спешке не успели вооружить, заняли форт Монтегю, но с первыми же выстрелами (причём своих же пушек!) разбежались по домам, чтобы “соблюсти приличия”.

Меж тем, на эскадре мятежников царила растерянность — “подавшие голос” с форта Нассау пушки показали, что неожиданности добиться не удалось. На военном совете Хопкинс продемонстрировал откровенную растерянность. 

Джон-Пол Джонс | Художник: Чарльз Пил | 1781 год

И тогда за дело взялся его лейтенант Джон-Пол Джонс. Основываясь на данных капитана “Кабота” Томаса Вивера (Weaver), который не раз бывал раньше на Багамах, Джонс предложил высадиться на пляже к востоку от гавани.

В полдень 4 марта “Кабот” и “Васп” подошли к берегу и спустили лодки с 200 солдатами и 50 моряками. К 14.00 высадка была закончена, и мятежники нестройными рядами двинулись к форту Монтегю.

В это время губернатор Браун с 80 милиционерами подошёл к цитадели, где и узнал, что доблестные защитники давно разбежались. Обескураженный, он решил послать к противнику парламентеров, дабы узнать намерения патриотов. В качестве переговорщика отослали лейтенанта Брука, тогда как губернатор, снедаемый страхом, оставил 20 человек при трёх орудиях в Монтегю, а сам с оставшимися защитниками заперся в форте Нассау и в доме губернатора. 

Естественно, что Монтегю был занят без единого выстрела, 20 его защитников поступили так же, как до этого первые 30 милиционеров, и Николс с солдатами захватил пустой форт. В этот момент появился Брук. Николс и Джонс заявили ему, что приплыли не с целью грабежа и насилий — им нужны только порох и оружие. Около 16.00 Брук возвратился к Брауну и сообщил ему о требованиях противника. Обеспокоенный губернатор открыл военный совет. Заседали долго — до 12 часов ночи. В конце концов по приказу губернатора 162 из 200 бочек пороха загрузили на британский шлюп “Сент-Джон”. Через 2 часа корабль Его Величества вышел из гавани и взял курс на Сан-Аугустин (Флорида). Наутро пехотинцы Николса подошли к форту Нассау, где им без сопротивления открыли ворота и вынесли ключи от Нью-Провиденса. Виктория!

Но тут Хопкинс и Николс узнали, что львиная часть пороха вывезена из форта. Разъярённый коммандер приказал заковать губернатора Брауна с несколькими чиновниками  в цепи и кинуть их в трюм “Альфреда”. На корабли были погружены 38 бочек пороха, оружие, провиант. Попутно солдаты Николса умудрились выпить за неделю 78 бочек с ямайским ромом, полностью опустошив все винные склады острова.

11 марта в гавань Нью-Провиденса вошла потерявшаяся во время шторма в феврале шхуна “Флай”. Её капитан сообщил, что англичане “начали принимать меры” и толсто намекнул, что пока славных победителей не “прихватили на горячем”, пора поднимать якоря. Хопкинс приказал уходить из Нью-Провиденса. 17 марта американские корабли взяли курс на Род-Айленд. 4 апреля парни Хопкинса смогли захватить транспортный шлюп “Хок”, с грузом пороха и оружия, а 6 апреля атаковали 20-пушечный фрегат “Глазго” (кэптен Тайрингем Хоу). Однако тот к неудовольствию покорителей Нью-Провиденса оказал прямо-таки бешенное сопротивление. Британец смог тяжело повредить “Кабот”, отбился от “Альфреда”, после чего вообще обратил весь отряд повстанцев в бегство.

8 апреля эскадра Хопкинса бросила якорь в Нью-Лондоне (Коннектикут). Тотчас же разгорелся сильный скандал. Коммандера обвинили в том, что он с 5 кораблями не смог захватить фрегат Его Величества “Глазго”. Хопкинс в ответ напирал на свои действия при Нассау, но и они вызвали у конгрессменов вопросы. Например, парламентарии не понимали, почему не было осуществлено патрулирование акватории гавани, в результате чего большую часть пороха англичане смогли увезти. За некомпетентность и высокомерие был снят с должности капитан “Альфреда”, а его место отдали хорошо себя проявившему Джону-Полу Джонсу.

А что в этот момент творилось на суше?

Об этом поговорим в следующей части нашего материала.

1Французский приз – Canceaux.

2Бывший торговый корабль «Блэк Принс», водоизмещение 400 тонн, экипаж 220 человек, вооружение двадцать 9-фунтовых и десять 6-фунтовых орудий.

3Бывший торговый корабль «Салли», водоизмещение 200 тонн, экипаж 220 человек, вооружение восемнадцать  9-фунтовых и десять 6-фунтовых орудий.

4Экипаж 114 человек, 4-фунтовые пушки.

5Экипаж 120 человек, 6-фунтовые пушки.

6Острова к северу от Карибского моря и Кубы, к юго-востоку от полуострова Флорида. В архипелаг входит около 700 островов (из них обитаемы только 30) и 2000 коралловых рифов.

Продолжение следует.

Сергей Махов

При копировании или перепечатке материалов активная индексируемая ссылка на сайт fitzroymag.com обязательна.

4.9 15 оценок
Оцените статью
Подписаться
Уведомление о
1 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments
Максим Агарков
Максим Агарков
15 дней назад

Сергей, спасибо! И да, кстати, вроде бы добротное пристанище. Кригскопф вроде как ффсе

Вам также может понравиться