Right place
6 мин
04.05.2022

Страсти по кофе

От Эфиопии и до Бразилии. Пейте, пока не остыл!

Страсти по кофе

Пришла пора нам побеседовать о чудесном напитке, именуемом «кофе». Тема эта воистину безразмерная. Поскольку, как гласит русская народная мудрость, «нельзя впихнуть невпихуемое», постольку в рамках данного текста ограничимся лишь историей попадания кофе в Европу и Бразилию.

Сразу отправим в корзину для бумаг увековеченную в русскоязычной Википедии версию, согласно которой кофе впервые попал в Европу в 1683 году при осаде Вены турками, что, мол, и привело к последующему открытию в столице Священной Римской империи первой европейской кофейни.

Как сказал бы товарищ Сталин: «Нэ так все было. Совсем нэ так».

«А как?» — спросит читатель.

Мужская сила, а также твёрдость духа

Нууу… Согласно каноничной легенде, кофе изначально рос в Эфиопии, в местности Кафа, что, собственно, и привело к появлению слова «кофе». Однажды пастух по имени Калди заметил, что его козы, поедая листья неизвестного пастуху растения, прибавили в энергичности, а, возможно, и в разумности. По крайней мере, козы стали лучше слушаться пастуха и сторожевую собаку. Пораскинув мозгами, Калди решился лично попробовать те же самые плоды и ощутил явный прилив бодрости. Естественно, Калди рассказал об этом местному жрецу, но… Тот посчитал плоды порождением дьявола и бросил их в огонь. Угодившие в пламя плоды распространили вокруг себя чарующий аромат, вызвавший среди окружающих настоящий ажиотаж. Жрец поспешил извлечь «волшебные» плоды из огня, после чего решил готовить из них настой, помогающий противостоять сну во время длительных молитв.

Пастух Калди, гравюра
Пастух Калди, гравюра

Пользующиеся кофе африканские племена его не варили, а перемалывали плоды и добавляли получившуюся пасту в еду животным и мужчинам. У животных после этого улучшался вкус мяса, ну а у мужчин, возлегающих с жёнами, наблюдался приход мужской силы, плюс — воины обретали твёрдость духа и ясность мышления.

Дальнейшая история кофе оказалась связана с арабами. Рассказывают, что некий дервиш по имени Омар, сосланный в пустыню близ Усаба, был известен способностью исцелять болезни посредством долгой молитвы. Во время своих странствий, дервиш обнаружил плоды кофейного дерева. Сначала он пытался их жевать, но находка оказалась горькой. Тогда отшельник решил улучшить вкус методом научного тыка. Перепробовав разные манипуляции, Омар, в конце концов, остановился на идее высушивания кофейных зёрен. Горечи в них почти не оставалось, но вот сами зёрна становились очень твёрдыми. Что делать? Конечно — опустить в кипяток, чтобы зёрна смягчились! В ходе данного эксперимента образовалась ароматная коричневая жидкость. Недолго думая, дервиш выпил её и… надолго забыл про сон. Теперь Омар мог читать молитвы куда дольше, чем раньше, а значит — и исцелять большее количество людей.

Умолчать о своем открытии дервиш не мог, так что вскоре варить кофе научился весь арабский мир. Ну, а вслед за арабами к кофе пристрастились и турки.

Экое бельвю, мадемуазель!..

Что же Европа?

Как ни странно, но впервые кофе в европейской зоне появился во время Великой Осады 1565 года на Мальте у рыцарей-иоаннитов. Добрался он туда вместе с осаждающими мальтийские форты турками, значительная часть которых в ходе боевых действий угодила в плен к рыцарям. Доменико Магри отмечал, что «турки — искусные изготовители этой стряпни, и зарабатывают в плену деньги приготовлением кофе, порошка, похожего на нюхательный табак, с водой и сахаром».

Первая кофейня Европы открылась в Неаполе в 1614 году. При этом напиток вошёл в разряд лекарств, так что кофейный порошок постоянно хранился в Медицинской школе города Салерно. «Лечились» им как начинающие лекари, так и их пациенты.

Кофейня в Лондоне, 17 век
Кофейня в Лондоне, 17 век

Дальнейшая история популяризации кофе в Европе действительно оказалась связана с осадой Вены, но ещё раз подчеркну — началась та история задолго до 1683 года.

В общем, осада Вены, плюс то ли польские украинцы, то ли украинские поляки, плюс героически отбитые у турок мешки с зёрнами кофе, плюс молоко и сахар. Всё это равно кофейня «Под голубой фляжкой» и кофе по-венски. Вот такое романтичное уравнение.

Экое бельвю, мадемуазель!

Но во время последующей «оккупации» Вены новомодными кофейнями всплыла существенная проблемка — покупать чудодейственные зёрна у врагов христианского мира и платить деньги османам австрийцам страсть как не хотелось. К счастью, на помощь местным кофеманам пришли голландцы.

От острова Цейлона до острова Ява

Откуда кофе взялся у голландцев?

Ещё в далеком 1614 году голландские купцы посетили Аден, дабы посмотреть, как арабы выращивают и перерабатывают плоды кофе. В 1615 году там же представители голландской ОИК закупили саженцы кофейного дерева. К 1658 году начались посадки мокко на Цейлоне. Однако кофе с Цейлона оказался так себе, да и место для посадок оказалось выбрано не особо удачное. Поэтому голландский кофе до поры до времени европейцам не заходил.

Прорыв случился в 1699‑м. Годом ранее по наущению мэра Амстердама (который вошел в дело в качестве пайщика) командор Малабарского берега Андриан ван Ормен отправил генерал-губернатору Батавии Хенрику Звайдеркруну несколько саженцев кофейного дерева, которые были посажены в местности Кедавонг (остров Ява). Эти саженцы из Малабара уже в 1699 году дали очень хороший урожай. Первые образцы яванского кофе прибыли в Амстердам в 1706 году. По вкусовым и иным качествам они оказались лучше цейлонских.

Далее голландцы поставили производство кофе на производственно-промышленную основу. То есть теперь не собиратели бегали в поисках кофейных деревьев, а кофейные деревья выращивались на определенных плантациях, где и собрался урожай, предназначенный для экспорта в Старый Свет. Так Нидерланды стали первой европейской страной-экспортёром кофе, хотя непосредственно в самой Голландии кофейные деревья и не росли.

Шпионаж, секс и мордобой

«Как же знаменитый бразильский кофе?» — поинтересуется читатель.

«Да без проблем!» — ответим мы. И с удовольствием поведаем эту удивительную трагикомедию в духе «Жосслен Бомон, шпионаж, секс и мордобой». Не уверен, что она на 100% соответствует истине. Но, как говорится — за что купил, за то и продаю.

Началось всё в 1727 году. Начальник португальского ополчения капитанства Грао-Пара Франсиско де Мело Пальета в ходе визита к губернатору получил очень необычную миссию. От губернатора наш фигурант получил следующие данные. Французы — эдакие канальи! — завезли во французскую Гвиану саженцы кофейного дерева. Ну, а нам, как настоящим португальцам, надобно часть этих саженцев получить! При этом — важно! — не должно быть никакого дипломатического или экономического скандала между Францией и Португалией.

По большому счёту, это была mission impossible. Однако дон Франсиско, как герой сказки «Про Федота-Стрельца…», взял под козырёк и отбыл в Гвиану. Прибыв в Кайенну в качестве частного лица, он занялся осторожным исследованием обстановки. В ходе обхода/обполза/осмотра и обнюха местного «театра боевых действий» де Мело обнаружил, что делами Гвианы заправляет уже немолодой губернатор Клод Гилуэ д’Орвилье, женатый вторым браком на некой Мари-Клод де Вик де Понжебо. Не совсем понятно, какие в этой семейке были отношения, но Мари-Клод просто изнывала от отсутствия внимания со стороны супруга. Этот-то нюанс португалец и решил использовать в своих интересах. Он напористо соблазнил губернаторшу, провёл с ней несколько восхитительных ночей, поматросил и… Мари-Клод свела португальского майора с неким французским купцом по имени Морог, от которого де Мело и получил саженцы кофе арабика. Каковые наш фигурант с триумфом и доставил в Грао-Пара, по пути свернув пару челюстей тёмным личностям, опрометчиво покусившимся на кошелёк де Мело.

Далее стартовал период уже португальских экспериментов с кофе. Лучшим местом для его выращивания был признан юго-восток Бразилии — ныне штат Сан-Паулу. Первый коммерческий успех бразильского кофе грянул в 1800‑м. Начиная с 1850 года кофе из Бразилии совокупно вывозилось больше, чем из Африки и Юго-Восточной Азии вместе взятых. Успех выращивания кофе в Сан-Паулу сделал этот штат одним из самых богатых в регионе. Несколько бывших местных фермеров, выращивавших кофе, становили президентами Бразилии, что отразилось в истории страны как эпоха политики «кофе с молоком» (Política do café com leite). Странное на первый взгляд название временного промежутка объяснялось элементарно — в период с 1880 по 1930 год в Бразилии президентами поочередно становились то представители Сан-Паулу («кофе»), то — выходцы из Минас-Жерайса («молоко», скотоводческий регион).

Три самые знаменитые кофейни

О чём стоит ещё рассказать под занавес? О, а давайте перечислим самые знаменитые с исторической точки зрения кофейни.

Стартуем с Парижа. Кофейня «Прокоп», открыта в 1686 году тосканцем Франческо Прокопио деи Колтелли. В стенах заведения сиживали Вольтер, Дидро, Руссо, д’Аламбер, Верлен, Анатоль Франс. В «Прокопе» замышляли революцию Дантон и Марат, тогда ещё неизвестные никому бедные юристы. В общем — топовое место. Побывать стоит.

Венеция. Кофейня «Флориан» на площади Сан-Марко. Открыта Флориано Франческонни в 1720 году. Её посетителями были Жорж Санд, Джузеппе Верди, Джакомо Казанова, лорд Байрон. В начале XX века во «Флориане» располагался литературный клуб «Длинных усов».

Страсти по кофе

Вена. Знаменитая кофейня «Централь», открытая в 1876 году. Там тоже много кто был, но для русского туриста оно интересно другим. Если верить рассказам экскурсоводов, с 1907 года в «Централе» просиживал штаны бежавший из России Лев Давыдович Троцкий. Известен исторический анекдот. Когда австрийского политика графа Генриха Клам-Мартиница в том же 1907‑м спросили по поводу возможности революции в России, то политик якобы ответил: «Кто же будет делать революцию? Может, господин Троцкий из кафе „Централь“?» Австрийская великосветская аудитория отреагировала на салонную шутку бурными аплодисментами. Никто из рукоплещущих графу персон и подумать не мог, что Генрих Клам-Мартиниц оказался провидцем…

Впрочем, мы же не про политику, а про кофе, верно?

Пейте, пока не остыл!

13
13

Комментарии