Right place 10.09.2021

Сказ про то, как Россия-матушка собственным табачком разжилась

Всем известно, что табак начал массово ввозиться в Россию и рекламироваться при Петре I, этом “вечном работнике на троне”, по словам Пушкина. Но как же это получилось?

Давайте разберёмся.

Королева негодует

Для начала отправимся в Туманный Альбион, дабы познакомиться с английским купцом Джозефом Мартином. Тот родился в 1672 году и к началу XVIII века плотно занимался торговыми операциями на Балтике, хотя изредка торговал и с Левантом. При этом Мартин являлся одним из акционеров Ост-Индской компании, вложившим в уставный капитал знаменитой “державы-купца” аж 17 500 фунтов стерлингов — гигантская сумма по тем временам! Сам негоциант по этому поводу отшучивался иносказательно: “Лучше быть богатым ремесленником, чем бедным коммерсантом”.

Тем временем в 1705 году в Россию прибыл новый английский посол, Чарльз Уитворт, который русскому царю очень понравился и вскоре стал закадычным другом Петра I. Уитворт вполне разделял взгляды Петра и старался наладить торговлю между Россией и Англией. Именно посол предложил британским купцам смелее заключать контракты с царём, а также активнее осваивать русский рынок, который сам Уитворт оценивал как бездонный.

Среди английских негоциантов, соблазнившихся перспективами торговли с Россией, оказался и Джозеф Мартин, который захотел — ни много ни мало — запустить в России производство табачного зелья. Для этого “богатый ремесленник” решил закупить оборудование в североамериканских колониях, а точнее — в Вирджинии и Мериленде. Надо сказать, что колониальные латифундисты с ужасом отнеслись к идее Мартина. Они даже королеве пожаловались, что, мол, сэр Джозеф хочет научить русских выращивать табак!.. Мартин вполне логично возражал — господа, какое разведение табака, вы о чём? Там семь месяцев в году снег лежит! Перед тем, как там табак выращивать, сначала придётся русскую географию переформатировать! Не пугайтесь — табачок будет как раз ваш, вирджинский и мерилендский. Просто в России его перед продажей станут превращать именно в табачное зелье — ферментировать, прессовать и нарезать на волокна.

Доводы купца подействовали. Поставщики ударили с Джозефом по рукам. Правда, королева Анна напоследок отвесила Мартину хорошую затрещину, заявив, что “ей крайне не нравится”заключение Мартином торгового договора с иностранной державой без предварительного обсуждения данного контракта с Её Королевским Величеством, особенно в вопросе, “столь важном для её подданных”.

Часть закупленного оборудования Мартин успел поставить на Восток, но запустить задуманную табачную фабрику Джозеф в России так и не успел. В самый разгар Северной войны, в 1710 году, английская королева приказала Мартину срочно оставить российские пределы и вернуться в Королевство. Ещё не отправленное в Россию оборудование табачной фабрики было уничтожено. Клерки “богатого ремесленника” угодили под арест. Самого же Мартина королевские чиновники классифицировали как “человека сомнительной репутации”, о чём общественность известили в специальной колонке “Ганноверского Листа”. Словом, в Лондоне явно не хотели способствовать экономическому процветанию России, которая, по мнению правящих кругов Туманного Альбиона, наглела прямо на глазах. Последнее проявилось в том, что как раз в 1710‑м русские закончили завоевание Эстляндии и Лифляндии…

Зато “шибало” от души!..

Оставшийся без табачной фабрики Мартина Пётр I был вынужден продолжать закупки табачного зелья за рубежом, отваливая за это иностранцам немалые суммы. Однако царь был не тем человеком, чтобы смириться с подобной ситуацией. Не хотите строить у нас табачную фабрику? Что ж, тогда мы сами начнём табак выращивать. И да — плевать нам на то, что у нас семь месяцев в году снег лежит! Тем более, что Россия — страна большая и с разным климатом. Можно подыскать район, где табачок вполне себе расти будет.

Так царь и поступил. Англичане продавать саженцы табака отказались, поэтому царские посланники купили нужный материал для посадок на Кавказе, в Черкессии, где, оказывается, табачок давно разводили. Ну а местом выращивания табачного сырья Пётр определил Украину, или как тогда говорили — Малороссию. 

Как ни странно, дело зашло. С Украины табак вывозился в другие части России, потребление его увеличивалось, а казна получала 1/10 часть табачного урожая натурой для дальнейшей реализации. Так появился “черкасский” или “малороссийский” табак, позволивший русским отказаться от закупок табака английского. В первой половине XVIII века черкесский табак продавался в виде папух. В словаре Даля это слово толкуется в значении “связка сухих табачных листьев”. Резюмируя, можно сказать, что табачный бизнес на посконных просторах развивался весьма недурно.

Однако не станем забывать, что не только выращивание сырья, но и само производство табачного зелья наладили не где-нибудь, а на Украине. То есть что-то непременно должно было пойти не так. Оно и пошло.

После смерти в 1725‑м Петра Великого малороссийский производитель стал свой табак… как бы это выразиться?.. бодяжить. Его стали смешивать — в полном смысле слова — с… дерьмом. Извините, из песни слов не выкинешь! Иногда табачок мешали с человеческими отходами жизнедеятельности, иногда — с фекалиями животных. Ибо, по признанию самих производителей, “так вкус ядрёнее становился”. Ну и “круче шибало”, кончено же, чтоб уж слёзы из глаз, а глаза из орбит.

Забродившая смесь выделяла селитру — так появился “селитряный табак”, очень едкий и безумно вредный для здоровья. Чрезмерное его употребление являлось причиной высокого уровня смертности от астмы и закупорки легких. Но зато “шибало” от души!..

Как это можно курить?!

Из-за высокой смертности пользователей творчески доработанного на Украине “черкесского” табака сей продукт на экспорт не пошёл. Иностранцы с ужасом вопрошали — как это вообще можно курить?! В Петербурге тем же вопросом озаботились только при Екатерине II, после чего в Малороссии началась борьба за “чистоту” табачного зелья. Кампания эта, впрочем, протекала без особого успеха… На фоне данной криминальной хроники рос объём закупок российскими частниками табака у черкесов. Кстати, именно у последних табак позаимствовали казаки Черноморского казачьего войска. Собственно, знаменитый казак с трубкой — это именно оттуда.

Так или иначе, но собственным табачком Россия-матушка всё же разжилась. Что же до Джозефа Мартина, то он после 1710 года зарёкся иметь дело с русскими, подался в оппозицию к ненавистным “вигам”, поддержал Роберта Харли в пику чете Мальборо, быстро вернул себе уважение среди английских купцов, а в 1711‑м стал одним из основателей “Компании Южных Морей”, которая занималась спекуляциями на британской фондовой бирже.

Спекулятивный пузырь “Компании Южных Морей” оглушительно лопнул в 1721 году. Тысячи инвесторов оказались разорены, в том числе Джонатан Свифт и Исаак Ньютон. А вот ушлому Джозефу Мартину вновь удалось “пропетлять между струй”. Он успел продать свои акции по высокой цене и уйти на покой ещё в 1715‑м.

P. S. На всякий случай Right Place напоминает, что курение вредит вашему здоровью.

Сергей Махов

Комментарии

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии