Шпион и все-все-все

К вопросу о портвейне. Часть 2
duncan1890 | iStock

Часть 1 Часть 2 

С чего начнём вторую часть наших заметок, посвящённых поставкам портвейна в Англию? С легенды.

Согласно оной “открытие” англичанами портвейна произошло так: в 1678 году английские торговцы из Бристоля, рыскающие по городкам и весям Португалии в поисках вина, которое можно было бы поставлять в туманный Альбион, посетили католический монастырь в селении Ламегу. Там они стакнулись с местным настоятелем, который в качестве хобби занимался производством вина. Этот безвестный аббат придумал следующее — он добавлял виноградный спирт в вино не после, а в процессе брожения. Сие приводило к уничтожению дрожжей в вине, и к присутствию остаточного сахара, что повышало крепость вина. В результате вино получалось не только крепким, но и сладким.

Английским купцам настолько понравился этот богатый сладковатый вкус, что они, не торгуясь, скупили всё вино, какое обнаружилось у настоятеля. Затем наступил этап выстраивания логистики доставки портвейна в Англию.

Виновозы и маркиз

Для транспортировки вина использовались так называемые sack ships. “Sack” с английского означает бурдюк или мешок, ибо до начала использования бочек вино перевозили именно в бурдюках. Понятно, что бочки к концу XVIвека уже сменили бурдюки, но прежнее название за виновозами осталось.

DanielAzocar | iStock

Обычно это были суда водоизмещением 200, реже 300 тонн. Стандартное 200-тонное судно для перевозки вина имело длину 25 метров, ширину 6 метров, а главной его конструктивной особенностью являлся имевший большие размеры световой люк, который позволял беспрепятственно грузить в трюм винную бочку (puncheon) объёмом 500-540 литров. Ещё одна особенность sack ships, это низкий борт в районе шканцев, что позволяло легче закатывать бочки на палубу. К середине XVIII века бочки на палубу уже грузились с помощью лебёдок и кранов.

Чаще всего максимальная загрузка 200-тонного виновоза составляла 100-125 бочек вина. Понятно, что состоятельные купцы и купеческие объединения формировали целые конвои для транспортировки “напитка богов”. Обычно sack ships собирались в Порте Святого Петра (остров Гернси), чтобы в конце марта — начале апреля в составе внушительного “винного конвоя” покинуть родные берега и взять курс на Пиренейский полуостров. Там суда грузились вином, и к июню возвращались на родину. Пик продаж порто в Англии приходился на осень.

Как мы уже упоминали в первой части наших заметок, до середины XVIII века вино из Португалии поставлялось в Англию частными производителями, а то и перекупщиками, поэтому качество его могло быть разным. В 1755 году в Португалии произошло сильнейшее землетрясение, полностью разрушившее столицу государства — город Лиссабон. Следствием этой трагедии стал жесточайший удар по португальской экономике. Ситуация сложилась тяжелейшая. Чтобы как-то из неё выкарабкаться, министр Себастьян Жозе де Карвалью-и-Мелу, 1-й маркиз де Помбал, в 1756-м в рамках монополизации государством винной отрасли создал первую в королевстве централизованную госкомпанию по производству портвейна. “Генеральная сельскохозяйственная компания виноградников долины Дору” (Companhia Geral da Agricultura das Vinhas do Alto Douro) — так в Португалии называлось рождённое управленческим гением маркиза предприятие. В Британии эту же организацию называли куда проще — “Винная компания Дору”, или вообще — “Винная компания”.

Себастьян Жозе де Карвалью-и-Мелу | Художник: Пауло Робин

Смысл создания “Companhia Geral da Agricultura das Vinhas do Alto Douro” заключался в том, чтобы сделать это предприятие централизованным поставщиком на английский рынок, и тем самым, максимизировать прибыль. “Генеральная сельскохозяйственная компания виноградников долины Дору” директивно скупала всё выпущенное частниками порто, после проб сортировала его по степени качества (Помбал стал ещё и пионером в деле введения стандарта качества португальского вина), и продавала британским торговцам по заранее установленной цене. И да, именно на бутылках “Винной компании” впервые появилась торговая марка “Vinho do Porto” (“вино из Порто”, или, проще говоря, “портвейн”)!

Процитируем выдержку из хартии короля Хосе I:

“Я, король Португалии и Бразилии, сим сообщаю своим селянам из долины Дору, а также лучшим людям нашего города Порту, что по моему приказу и с моего согласия сформирована Компания, которая будет поддерживать производство вина в долине Дору, сохранит это производство в его естественной чистоте и в интересах национальной и внешней торговли без каких либо расходов со стороны моих подданных, и для вящей моей пользы и на общее благо обоих моих королевств”.

Попутно на “Винную компанию” с 1757 года оказались возложены обязанности финансировать восстановление Лиссабона после достопамятного землетрясения. Но это, как говорится, уже другая история. Вернёмся к порто.

Естественно, англичане были очень недовольны возникновением крупного португальского монополиста в сфере виноделия. Некоторые ретивые купцы из Бристоля даже начали подбивать купцов и крестьян из Порто на восстания. Такая пропаганда английских дельцов находила на португальских берегах немало внимательных слушателей — ведь продавать вино по директивной цене чаще всего было не столь невыгодно, как по рыночной. Последняя в определённые сезоны могла существенно превышать директивную цену.

В общем, неудивительно, что волнения в Порто случались с завидной регулярностью. Но, как известно, “против лома нет приёма” — перевес в силах оставался на стороне королевской власти, полностью поддерживавшей начинания министра Себастьяна Жозе де Карвалью-и-Мелу, 1-й маркиза де Помбала. Мятежи самым жесточайшим образом были подавлены, а 26 бунтовщиков — вздёрнуты безо всяких сантиментов.

Действуя в интересах “Винной компании”, де Помбал прямо запретил экспорт вина из других винодельческих регионов — Вианы, Монсана, Авейру, Байрады, Анадии, Сан-Мигеля-ду-Оутейру. “Companhia Geral da Agricultura das Vinhas do Alto Douro” процветала. Перспективы у компании рисовались самые блестящие, но тут случился форс-мажор — после смерти Его Королевского Величества Хосе I на трон Португалии взошла королева Мария I, люто ненавидевшая де Помбала. Деятельный маркиз немедленно впал в опалу и был изгнан, а его “прожекты” отменены.

Монополию “Винной компании” бросилось оспаривать до десятка других винодельческих обществ, что заставило правление “Companhia Geral da Agricultura das Vinhas do Alto Douro” немало поволноваться. Тем не менее, бывший монополист выжил и, вкупе с новыми “игроками” на винодельческом рынке королевства, серьёзно нарастил объёмы как производства, так и экспорта порто. Одним из последствий этого явилась первая официальная поставка портвейна в далёкую Россию, случившаяся в 1788 году благодаря подписанному при Екатерине IIрусско-португальскому торговому договору.

Кстати, “Винная компания” существует до сих пор. Правда, теперь она называется Real Companhia Velha (“Старая королевская компания”) и её брендом является портвейн марки “Royal Porto”. Цена бутылки вина этой марки сейчас в российских магазинах составляет в среднем 4-5 тысяч рублей.

Magna Casta | Flickr

“Port for men”

Что же касается английских компаний, действующих на территории Португалии, то старейшей из них стало “Товарищество Томпсон и Крофт” из Йорка.

Считается, что эта торговая компания была образована в 1588 году. До середины XVII века она занималась поставками вин из Бордо. Однако в связи с франко-английской размолвкой, описанной в первой части наших заметок, в 1654 году Томпсоны послали своих приказчиков в Португалию с целью продажи там английской шерсти и налаживания поставок портвейна в Британию.

В 1678 году была зарегистрирована торговавшая вином компания семьи Крофт. До поры до времени она не имела никакого отношения к предприятию семьи Томпсонов — всему своё время…

В 1707 году купец Ричард Томпсон объединил свой бизнес с Томасом Фейром и Натаниэлем Бредли — ирландцами, живущими в Португалии. Некоторое время после этого фирма называлась “Phayre, Bradley & Thompson”. Ирландцы были нужны Томпсону по весьма прозаической причине — они были католиками, а потому в католической Португалии чувствовали себя гораздо комфортнее, чем приказчики-англикане из англиканского Йорка.

Дальше было так. В 1736-м партнёрами Томпсонов стало уже известное нам семейство Крофтов, после чего представитель новых совладельцев объединенной компании Джон Крофт перебрался в Португалию.

Джон обладал отменным чутьём и деловой хваткой. Ему не составило труда за три проведённые на Пиренейском полуострове года поднять дело поставок порто в Англию до невиданных ранее высот — при Джоне Крофте экспортируемый компанией из Порто “ручей” португальского вина превратился в настоящий “поток”! Джон не только отменно разбирался в экономике и маркетинге, но и с удовольствием брался за перо, в итоге даже издав в Лондоне книгу “Трактат о португальских винах”.

Сына Джона Джека Крофта бог талантом тоже не обидел. Настойчивый и целеустремленный наследник автора “Трактата о португальских винах” успешно овладел сразу несколькими профессиями. Купец, лингвист и археолог — вот далеко не полный их перечень. Задолго до появления экранного “агента 007”, Джек стал ещё и шпионом Его Величества. Это случилось после того, как успешного коммерсанта завербовал блистательный британский дипломат Чарльз Стюарт, 1-й барон де Ротсей.

С поставленной ему Стюартом задачей — сбором и передачей данных о перемещениях французских войск — Джек Крофт справился блестяще, создав личную агентурную сеть от Порто до Кадиса и Ла-Коруньи. Своим наиболее отличившимся агентам Джек вручал “боевые награды” — бутылку, ящик, а то и бочку портвейна.

После освобождения Португалии, Джек Крофт с 17 добровольцами нагрузил телегу серебряными монетами и отправился в долину Дору раздавать помощь разорённым войной португальским виноделам…

Итогом трудов “простого коммерсанта” Джека Крофта было получение персональных благодарностей от герцога Веллингтона и короля Англии Георга III, а также обретение звания почётного доктора наук Оксфордского университета. Заодно Джек стал ещё английским баронетом, португальским бароном, да и просто легендарной личностью!

Ныне бывшее “Товарищество Томпсон и Крофт” превратилось в торговый дом Croft, брендом которого является портвейн марки “Vintage Port”, пользующийся заслуженным признанием знатоков и ценителей порто. Бутылка “Vintage Port” обойдётся в московских магазинах покупателю в 2-3 тысячи рублей.

denis legendre | Flickr

Можно практически бесконечно рассказывать об истории поставок портвейна из Португалии на берега туманного Альбиона, а также о людях, судах и компаниях, которые принимали в этой эпопее самое деятельное участие. Но тогда нам придётся забыть о формате статьи и заняться написанием самой настоящей монографии. Поэтому давайте прервёмся, закончив наши заметки любопытной байкой.

Говорят, в самые тяжёлые для Англии годы — во время Второй Мировой войны премьер-министра Великобритании Уинстона Черчилля спросили, как ему удаётся справляться со стрессом и руководить государством? 

Черчилль ответил так:

“Я пью портвейн. Вино — оно для мальчиков. Мужчины пьют только порто”. — “Wine is a drink for boys. Port for men”.

Этой фразой Черчилль продемонстрировал не только свои пристрастия, но и знание истории с литературой. Ведь премьер-министр, по сути, просто перефразировал слова английского писателя Сэмьюэла Джонсона, который часто приговаривал:

“Claret is the liquor for boys, port for men; but he who aspires to be a hero must drink brandy” — “Клареты и ликеры — для мальчиков. Мужчины пьют портвейн. Тот, кто хочет стать героем, должен напиваться бренди”.

Но о бренди мы поговорим как-нибудь в другой раз.

Сергей Махов

При копировании или перепечатке материалов активная индексируемая ссылка на сайт fitzroymag.com обязательна.

4.9 9 оценок
Оцените статью
Подписаться
Уведомление о
0 Комментариев
Inline Feedbacks
View all comments

Вам также может понравиться