Россия. Ч. 1

Алкоголь на парусном флоте
Ян Авриль

Что ж, пожалуй, пора и за русский флот в контексте нашей темы словечко замолвить. Поскольку материал “Наш Флот и Выпивка” достаточно объёмен (да что уж там, теоретически — вообще неисчерпаем!), текст пришлось разделить на две части, из которых сегодня вашему вниманию будет представлена первая. 

Прародитель отечественного ВМФ Петр I, создавая “продуктовые наборы” на флоте, руководствовался примером Англии и Голландии, но, естественно, с учетом местной российской специфики. Первые подвижки по введению питания на судах и кораблях имели место еще в 1696 году, при осаде Азова. Так, 23 апреля было приказано взять “морскую провизию” — это 1 фунт сухарей, по 2 чарки вина или сбитня, 1 чарка уксуса в сутки, кроме того — 14 фунтов ветчины, 72 осетра, 4 фунта коровьего масла, по 16 фунтов толокна и круп и 2 фунта соли на человека в месяц.

Kushevsky | Wikimedia Commons

До 1720 года, то есть до написания Морского Устава, нормы пищевого довольствия на флоте неоднократно пересматривались. Так, адмирал Крюйс в письме генерал-адмиралу Фёдору Головину от 30 ноября 1704 года писал: 

“На всякого матроса по 2 чарки вина или пива вместо них, сухарей, мяса, ветчины, масла, круп, гороху не гнилых и не испорченных, чтоб всё было свежее, инако корабельные люди оцынжают или мыт (расстройство желудка) на них найдёт”.

От водки до пенника

Тут впору поговорить о том, какие вообще алкогольные напитки использовались в русском флоте (да и вообще в России). И первое, что мы обнаружим — “хлебное вино” и “водка”, это не одно и то же. Больше всего хлебное вино было похоже на самогон. Ревностный католик и якобит, а заодно и контр-адмирал российского флота, Патрик Гордон в 1697 году оставил следующее описание процесса: 

“В заторный чан, вмещающий в себя 4-5 бочек, кладут 9 квартов или четвериков ржаной муки. Если же к этому подмешать солоду, то лучше. Затем нагревают воду в большом котле до кипения, и обливают ею ржаную муку, затирая её, как пиво. Массу оставляют стоять целые сутки, после чего прибавляют дрожжей и опять оставляют ее стоять сутки для брожения. По истечении этого времени, наполняют бродящей жидкостью маленькие котлы, снабжённые крышкою, на которой примазаны хлебным тестом в кружок довольно длинные, плотно закрытые трубки. Перегонку продолжают до тех пор, пока масса в котлах не пригорит, или пока не станет переходить только водянистая жидкость, которую называют раком. Перегнанную жидкость собирают в нарочно подставленных сосудах и переливают в бочку. Перегонять его лучше без хлеба и солода (этим вероятно они хотят сказать что: полезнее перегонять затор без осадка, собирающегося на дне и состоящего из хлебных частиц и солода). Жидкость, полученную при первой перегонке, перегоняют вторично; от чего получается более крепкое вино. Из одной бочки муки (одной четверти) получается 6 вёдер вина; выкурка однако же значительнее, если при затирании к ржаной муке прибавлять солоду”.

Корабли времен Петра I | Евгений Лансере | 1911

По степени крепости и качеству хлебное вино делилось на следующие градации качества (по возрастающей): “водка”, “горячее вино”, “зелёное вино”, “горелка”, “ординарная”, “винище”, “полугар”, “сивуха”, “кабачное”, “запойное”, и лучшее — “пенник”.

В современном понимании “водка”, это этиловый спирт, разбавленный водой. В понимании того времени это перегнанная брага. 

Обычно крепость водки — той, а не нашей — составляла 27-30%. Крепостью нынешней водки обладали разновидности хлебного вина от “полугара” (38%) и выше (“пенник” — 50%). Базовый норматив крепости был рекомендован лишь в 1817 году, и законодательно закреплен в 1843-м. Причем этот норматив составлял как раз 38%.

Из личного архива Андрея Союстова

Уже позже, в 1867 году, крепость решили округлить до 40%, при этом 2 лишних градуса закладывались на “усушку, утруску”. То есть потребитель получал продукт с гарантированными 38%, а может даже с 42%, — ну, если повезёт.

Хреновое пиво

Помимо хлебного вина (как мы с вами выяснили — это примерно 30%-процентный самогон) на флот стали поставлять и пиво. До Петра на Руси, конечно, тоже варили пиво, но не в “петровских” количествах! 

Царь сделал просто — в 1705 году пригласил из Шотландии опытных пивоваров, а уж те за казённые денежки расстарались от души. Вследствие чего пиво попало в рацион, как армии, так и флота. Любопытно, что чаще всего это был сладковатый эль.

Из личного архива Андрея Союстова

После 1710 года, когда была завоевана Прибалтика, в России постепенно перешли на немецкий вариант пива, распространенный на территориях Эстляндии и Лифляндии. Наиболее крупные пивоварни Петербурга были сосредоточены на правом берегу Невы, у ответвлений Малой Невки, на возвышенном месте строящегося Петербурга. 

Разрешенное в 1716 году свободное винокурение для помещиков распространилось и на пивоварение. Это обстоятельство изрядно преумножило число частных малых и средних кустарных пивоварен. В 1719 году согласно торговому уставу пиво продавалось по 12 копеек за ведро. Петр I всячески способствовал росту пивоваренного производства, а также его качеству. В 1723 году несколько семей охтинских поселян Петербурга вместо работы на Охтинской верфи были приписаны к пивоварне “для обучения в варении голландским манерам пив и ращении солоду”. Крупная пивоварня действовала также на территории Адмиралтейства.

В русском флоте при изготовлении пива внедрили важную новацию — опять-таки, с подачи Петра I в напиток стали добавлять…хрен. 

Во-первых, это делало пиво более ядреным. Во-вторых, это избавило солдат и матросов от цинги. 

Дело в том, что в хрене — одно из наибольших значений по содержанию витамина С. Так, если в лимоне на 100 грамм продукта количество витамина С равно 40 мг, то в хрене — аж 55 мг. Таким образом, Петр Великий предвосхитил англичан примерно на 100 лет — у бриттов только в начале XIX века стали добавлять в грог лимонный сок. 

Понятно, что в 1700-х годах никто о витамине С слыхом не слыхивал, Петр просто подметил, что те, кто ест хрен, обычно цингой не болеют. После чего царь, не раздумывая приказал использовать хрен при варке пива, введя таким оригинальным способом Armorácia rusticána в рацион. В общем, да здравствует хреновое пиво.

Пей веселей и больше не болей!

Третьим напитком, распространенным на русском флоте, был сбитень, он же медовуха. Этот напиток представлял собой аналог глинтвейна, настоянного на меде. Обычно его употребляли горячим, добавляя мед в кипяток с травами. Крепость сбитня составляла 4-7%. Однако сбитень в рационе солдат и матросов продержался недолго — в Морском Уставе 1720 года основными алкогольными напитками были выбраны хлебное вино и пиво, а душистая медовуха получила “отставку”.

Из личного архива Андрея Союстова

Месячная (точнее — 28-дневная) порция матроса была определена так: 45 фунтов (18,4 кг) сухарей, 10 фунтов (4,09 кг) гороха, 15 фунтов (6,14 кг) крупы, в том числе 5 фунтов гречневой и 10 фунтов овсяной, по 5 фунтов свинины и говядины (всего 4,09 кг солонины), 4 фунта (1,64 кг) сушёной рыбы, 6 фунтов (2,45 кг) коровьего масла, 7 ведер (86,1 л) пива, 16 чарок (1,97 л) хлебного вина, 1/2 кружки (0,61 л) уксуса, 11/2 фунта (0, 61 кг) соли. 

Таким образом, на одного матроса в день полагалось 3 литра пива и 70 грамм хлебного вина. На первый взгляд — не хило так петровские военморы “заливали за воротник”. Но, как известно, в мире всё относительно. Если вспомнить времён петровских алкопайки английских и голландских моряков, то на их фоне 3 литра пива и 70 грамм хлебного вина покажутся сущей безделицей. 

Надо полагать, Петр, как человек, который сам был выпить далеко не дурак, прекрасно понимал то, что в XX веке крайне афористично сформулировал Жванецкий – “алкоголь в малых дозах полезен в любых количествах”. Действительно, выдавать бравому покорителю морских просторов 200 и более грамм водки в день было бы крайне недальновидно. Если пьяная мать, это горе в семье, то пьяный экипаж, это ужас в бою! Причем, ужас для своих, а не для врагов. Посему даже в петровском Морском Уставе появился специальный пункт “Кто в пьянстве зло учинит, или дело свое пренебрежет”, позволяющий приструнить любого зарвавшегося выпивоху вплоть до “высшей меры”. 

Только больные на петровском флоте получили привилегию снабжаться крепким алкоголем в больших объемах. Так, по норме лечебного пайка образца 1722 года на человека в день выделялась одна чарка водки (123 грамма) и 1 кружка пива (кружка равна 10 чаркам, то есть 1.23 литра). Словом, пей веселей и больше не болей!..

Продолжение следует.

Сергей Махов

При копировании или перепечатке материалов активная индексируемая ссылка на сайт fitzroymag.com обязательна.

0 0 оценка
Оцените статью
Подписаться
Уведомление о
0 Комментариев
Inline Feedbacks
View all comments