Right place
6 мин
14.02.2022

Ну так что же рассказать за портвейн? Часть I

От “Трёх топоров” до маркиза де Помбала

Однако! Я чувствую, что после
водки вы пили портвейн! Помилуйте,
да разве это можно делать!

М. Булгаков. Мастер и Маргарита

Портвейн

“У советских — собственная гордость…”

12, 13, 14, 15, 26, 33, 56, 72, 777. Никаких ассоциаций этот ряд чисел не вызывает? А если добавить в этот же ряд такие названия, как “Агдам”, “Кавказ”, “Золотистый”? Уже лучше? Правильно, это портвейны времён СССР. Самые популярные, если критерием брать объемы производства этого добра. Согласно “Википедии” 2 млрд литров в год — не шутка. Для сравнения: по сведениям из того же источника, на все прочие вина, включая “Советское шампанское”, приходилось только 1,5 млрд литров. Как их только в народе ни называли: “чернила”, “бормотуха”, “огнетушитель”, “жужка”, “краска для заборов”, “лесоповал”.

Отдельные напитки имели и собственные прозвища: “Как дам!”, “Агдамыч”, “Задурян”, “Бухарыч”, “Креплёныч”… Ну и знаменитые “Три семёрки”, они же “Три топора”.

На этикетках у всех этих напитков красовалось одно слово. И слово это было “портвейн”. 

Понятно, что к настоящим портвейнам вот это вот всё никакого отношения не имело. Технология производства “Агдамыча” и Ко в СССР была на редкость проста. Некий, скажем так, “виноматериал” смешивался со спиртом до получения крепости 18–20%, добавлялся сахар для придания сладости. И — в бой! В качестве “виноматериала” мог быть как реальный виноматериал (то, что сейчас именуется словом “балк”), так и виноградный сок. И это ещё хороший вариант. Существенная часть продукции делалась по принципу “ни одна виноградинка не пострадала”. В ход шли самые разные фрукты и ягоды, включая подгнившие яблоки. Да и спирт далеко не всегда был питьевым. Зато стоила такая продукция относительно недорого. Раза в полтора-два дешевле бутылки водки. Единственная задача, с которой замечательно справлялся напиток, — быстро и недорого “надавать по шарам” пьющему. Скинулись на троих и в ближайшей подворотне раздавили из гранёных стаканов, позаимствованных в ближайшем автомате с газировкой, а то и вообще — из горла… Александр Градский в одном из интервью рассказал, что однажды пил портвейн из совка, забытого каким-то ребёнком в песочнице. Романтика!.. Утро — лучше и не вспоминать. 

Портвейн

Кстати, история уже нашего времени. Что называется — из первых рук. Пару-тройку лет назад группа московских студентов решила съездить в Питер на выходные. Погулять, отдохнуть, расслабиться. От безденежья купили пару бутылок “Три топора”. Да, оно сейчас тоже делается и продаётся под видом “винного напитка”. Стоит рублей 80–100 за бутылку 0,7. За пару дней эти студенты всей толпой с трудом выпили одну из купленных бутылок. 

Комментарий от автора: “Не тот пошёл студент. Ох, не тот!” 

Ну не везти же вторую бутылку обратно? Да и выбрасывать как-то жалко. Деньги же плочены. Решили они сделать доброе дело. Нашли какого-то бомжа недалеко от Казанского собора и предложили эту бутылку ему. Разумеется — в подарок. 

Интеллигентный питерский бомж, посмотрев на бутылку, произнес: “Вы что? Это же пойло!”

Мы тоже интеллигентные люди и не меньше этого бомжа хотим получить удовольствие, а также наслаждение от напитка. С минимальными потерями для самочувствия, а лучше совсем без них. Поэтому для нас куда важнее качество, а количество должно быть таким, чтобы утро было добрым. Я понимаю, что “утро добрым не бывает”, но мы постараемся. Обратимся к истокам. Откуда вообще взялся этот портвейн, что это вообще такое, где его берут, когда и с чем его едят? Давайте разберёмся.

Проистекать будет отсюда

Этимология слова “портвейн” намекает нам, что в деле замешаны англичане. Таки да. Без них не обошлось. Всё началось в конце XVII века. Это когда в Европе воевали все и со всеми. Из-за какого-то очередного пустякового конфликта Людовик XIV запретил поставлять в Англию французские вина. Видите ли, парламент лишил трона его лучшего друга — английского короля. Ну на санкции, как мы прекрасно знаем, можно ввести контрсанкции. Альтернативный английский король тоже взял и запретил ввозить в Англию французские вина. Тут даже контрабанда и всякие обходные пути через третьи страны уже не проходили. Пришлось искать иных поставщиков. Так англичане открыли для себя Португалию, а именно — вино из долины реки Дору.

Портвейн
Как менялась форма бутылки для портвейна

В 1703 году Англия с Португалией заключили так называемое Метуанское торговое соглашение, согласно которому Англия беспошлинно стала заваливать партнёра продукцией своих мануфактур (сукно и шерсть), а Португалия — поставлять на острова вино по сниженной таможенной ставке. Путь вину предстоял не близкий. Не всё оно доходило до Альбиона в состоянии, пригодном для употребления. Часть вина портилась по дороге. Но было замечено, что чем выше имелось в вине содержание алкоголя, тем выше была вероятность, что португальское вино в пути сохранит свои кондиции. Ну и решили виноделы-новаторы повысить градусность самым примитивным способом, доливая в вино бренди. Получилось круто. И вино не портилось, и вкус его пришёлся островитянам по душе.

Однако это ещё не конец истории. В какой-то момент качество продукта рухнуло ниже плинтуса, ибо начали продукт бодяжить. Всё из-за того, что спрос со стороны англичан резко увеличился и вина из Португалии для удовлетворения этого спроса перестало хватать. Цены, естественно, выросли. Португальцы начали скупать вино у соседей, добавлять в него сок бузины, сахар, заливать сивушный самогон вместо виноградного бренди… Ну и пошли рекламации. Тут ещё новая напасть под названием “великолепный урожай” грянула. 1755 год для португальских виноградарей выдался замечательным! 

Но англичане сказали местным производителям, что ни одной бочки португальского пойла (в терминах интеллигентного питерского бомжа) в Британию не попадёт — обеспечьте качественный продукт!

Тогдашний португальский премьер маркиз де Помбал взялся-таки обеспечить и обещание своё сдержал. Более того, этот маркиз де Помбал полностью реформировал отрасль. Для начала он создал компанию под названием Companhia Geral da Agricultura das Vinhos do Alto Douro (“Главная сельскохозяйственная компания вин Верхней Дору”), в обход которой вывезти вино было невозможно. Она стала мегарегулятором, как любят говорить сейчас на финансовом рынке. Позднее компанию переименовали в Real Companhia Velha (“Старинная королевская компания”), а сейчас она известна как Royal Oporto. Будучи облечённым властью (премьер всё-таки), маркиз принял законы, которые определяли, что может называться портвейном. Никакой бузины (её выкорчевали как класс!), исключительно местные сорта винограда. Были демаркированы границы региона Дору как места, где делается портвейн и выращивается виноград для его производства.

 

Портвейн
Здание Companhia Geral da Agricultura das Vinhas do Alto Douro

Отдельно оговаривалось, что крепить вино можно только виноградным спиртом с севера Португалии. Были введены жёсткие квоты на производство и экспорт вина, тщательно контролировалось его качество. Выдержка вина и его продажа осуществлялись не в месте производства на винодельнях, а на специальных складах в городе Вила-Нова-ди-Гая (Vila Nova de Gaia), расположенного на левом берегу реки Дору (напротив города Порту, который находится на правом берегу). Так Португалия с точки зрения кодификации виноделия оказалась впереди планеты всей. Ну или почти всей. Подобные реформы в той же Франции были проведены лет на 100 позже.

Со времён маркиза де Помбала законы в Португалии многократно менялись, но принципы оставались те же. В 1933 году был даже основан специальный Instituto dos Vinhos do Douro e do Porto (IVDP), которому отдали полномочия мегарегулятора. На каждой бутылке правильного портвейна под колпачком на горлышке есть выданная этим институтом специальная номерная марка, подтверждающая подлинность напитка.

Портвейн
Специальная гарантийная марка

Окончание следует.

Комментарии

3 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии