Right place 10.12.2021

Погром Тинмута — 12 часов, которые потрясли Англию

Время на чтение: 6 минут.

Несмотря на то что сейчас Франция и Великобритания — это союзники по НАТО, отношения между двумя странами особой сердечностью не отличаются. Де-факто между Парижем и Лондоном идёт настоящая кулуарная война по такому вопросу, как нежелание британской стороны выдавать французским рыбакам лицензии на лов в английских водах. А ведь ранее история не раз давала французам шанс поставить гордых бриттов на колени! Если Париж хоть раз сумел бы должным образом воспользоваться такой возможностью, может, и не пришлось бы теперь французским рыбакам клянчить лицензии у надменных островитян. Взять, к примеру, события лета 1690 года…

Впрочем, чтобы разобраться, что там к чему, нам понадобится историческое отступление.


Последнее иностранное вторжение в Великобританию
Последнее иностранное вторжение в Великобританию

Историческое отступление

Период с 1688 по 1763 годы довольно часто называют “войной за английское наследство”, хотя катавасия с игрой престолов в Туманном Альбионе началась гораздо раньше — с казни в 1649‑м короля Карла I Стюарта. Именно тогда пресеклась стройная система наследования. Сначала власть получил Оливер Кромвель в качестве лорда-протектора Англии. После его смерти произошла Реставрация, и на английский трон сел король Карл II Стюарт, ну а в 1685 году, после его смерти, корона досталась его брату, Якову II.

Правление Якова спровоцировало очередной конфликт между парламентом и исполнительной властью. Недовольные Яковом англичане собрались в Голландии. Затем они при тайной поддержке штатгальтера Соединённых Провинций принца Вильгельма Оранского попытались возвести на английский трон незаконного сына Карла II — герцога Монмута, протестанта по вероисповеданию. Восстание это не удалось, войска Монмута были разбиты, а его самого обезглавили на Тауэрском холме. После такого афронта в дело вмешался лично уже сам Вильгельм Оранский.

6 октября 1688 года он с армией вторжения (21 тыс. человек при 21 пушке) отплыл из Голландии и 5 ноября высадился в британском Торбее, счастливо избегнув встречи с английским флотом. Далее почти десять дней Оранский пытался склонить на свою сторону английскую знать. Такая тактика штатгальтера оказалась удачной — началось дезертирство в стан Оранского приближённых Якова II Стюарта. Среди переметнувшихся оказался не только командир конной гвардии Джон Черчилль, но даже дочь короля Анна и её супруг Георг Датский. На фоне прогрессирующего предательства своих сторонников Яков II 11 декабря бежал из Лондона во Францию, где был принят Людовиком XIV.

Вышеописанные события в Великобритании назвали “Славной революцией”. Кстати, голландский 10-тысячный корпус оставался на английской территории аж до 1694 года, а то мало ли что? Ведь добро должно быть с кулаками и в ботинках 45-го размера. Ну на всякий случай…

Разумеется, Франция, дабы помочь “бедному королю Якову” (и не упустить своего), объявила войну “узурпатору” Вильгельму.

Основные боевые действия развернулись в Ирландии. Первыми на Изумрудный остров высадились 8 тыс. человек Якова II, потом туда же десантировались 6 тыс. французов. Затем на ирландскую “вечеринку” подоспела 31 тыс. бойцов Вильгельма III Оранского.

Чуть ранее, зимой 1689–1690 годов, английский флот отправил довольно большие силы в Испанию. Прочие корабли Оранского оказались разбросаны кто куда. Из-за этого, когда летом французы смогли перебросить свою Средиземноморскую эскадру в Брест, британцы очутились в довольно неприятной ситуации: 16 кораблей находились в Плимуте, ещё 6 — в Ирландии, а основные силы англичан и голландцев — 57 линейных кораблей — болтались у острова Уайт. Французы же вышли из Бреста с 75 линейными кораблями.

Конец исторического отступления.

“Вся нация в неизбывной тревоге…”

В грянувшем 10 июля 1690 года сражении у Бичи-Хэд французский адмирал Анн Иларион де Турвиль расколошматил англо-голландское корабельное соединение адмиралов Торрингтона и Эвертсена, загнав уцелевшие корабли союзников в устье Темзы. Теперь на море безраздельно господствовали французы. При этом Оранский с большей частью своих войск застрял в Ирландии. Де-факто защищать на суше Великобританию было практически некому!..

13 июля флот Турвиля появился у Торбея. Все наличествующие силы графства Девон были немедленно стянуты для противодействия возможной высадке. Англичане не сомневались: французы однозначно воспользуются представившейся возможностью и сейчас каааак прыгнут!..

В общем-то, Турвиль был не против, если бы не одно но — у французского адмирала не имелось под рукой экспедиционного корпуса. На описываемый момент все войска Франции оказались заняты в боевых действиях на ирландском и голландском ТВД, а также — на Рейне. Поэтому вместо полномасштабного вторжения адмирал решил провести диверсию.

Примерно в семи милях к востоку от Торбея располагался небольшой городок Тинмут (Teignmouth) — всего-то 300 каменных дворов. Туда-то 26 июля 1690 года, примерно в 4:00, и подошли 8 французских галер, начавших неторопливый обстрел города.

Видимость ранним утром была ни к чёрту. Но промахнуться по такой цели, как 300 каменных домов, даже в предрассветном сумраке оказалось невозможно. Первые же французские ядра, обрушившиеся на стены и крыши, породили в городке настоящий хаос. Местные жители, похватав всё самое ценное, в ужасе бежали к Торбею. Однако гарнизон этого города во избежание распространения паники накрепко запер ворота. Обменявшись с защитниками Торбея рядом непечатных выражений, бедные тинмутцы рассеялись по окрестностям.

Дав примерно две сотни пушечных выстрелов, французы высадили в Тинмуте десант — 700 морских пехотинцев. Это были все экспедиционные силы, которые смог у себя наскрести Турвиль, но и их с лихвой хватило, чтобы устроить в английском городке образцовый тарарам. Для начала французы обобрали и утопили стоявшие в гавани 11 торговых судов. Затем наступил черёд методичного грабежа домов Тинмута. Всю добычу морпехи тащили на галеры, а обчищенные жилища поджигали. При этом часть “экспроприированного” рогатого скота и “прихватизированных” свиней на корабли не уместилась. Чтобы не оставлять живые трофеи англичанам, французы оперативно перерезали этих животных прямо на причале. Словом, городок подвергся знатному разорению.

Согласно воспоминаниям тинмутского пастора, в двух местных церквушках “эти католические исчадья ада порвали все библии и литургии, сломали кафедры проповедников и оборвали всю позолоту”. Лорд-лейтенант Девона писал королю Вильгельму: “Июля 26-го числа 1690 года в 4 часа утра в бедный город Тинмут вторглись французы числом до 1 000 человек и в течение трёх часов сожгли дотла 240 домов, разграбили и унесли все товары, разломали церкви, сожгли 10 судов в гавани, не считая рыбацких лодок, сетей и прочих рыболовных инструментов”.

Согласно отчёту лорда-лейтенанта Девона, к 16:00 французы погрузились на свои галеры, однако “когда они огибали Берри-Хэд, два раба с одной из галер прыгнули в море. Одного из них поймали и вернули обратно, второй же — турок — после отчаянной борьбы за свободу доплыл до берега, где был взят под защиту нашими людьми, которые подняли старинный клич: “Лучше турки, чем Папа!”

Двенадцатичасовой погром Тинмута вызвал в Великобритании шок. Королева Мария II — ещё одна дочь Якова II, а заодно соправительница и супруга своего кузена Вильгельма Оранского — приготовилась срочно эвакуироваться из Лондона в Гаагу. Бывший хранитель Малой печати Джон Ивлин писал в эти дни: “Вся нация в неизбывной тревоге наблюдала за французским флотом, заблокировавшем даже устье Темзы”.

Ситуация для англичан действительно складывалась аховая. Оранский ещё 11 июля 1690 года разгромил франко-ирландские войска на реке Бойн и был готов ринуться спасать Великобританию. Вот только сделать это Вильгельму оказалось не на чем — англо-голладские корабли либо лежали на дне, либо шлялись непонятно где, либо прятались в устье Темзы. Инициатива оказалась полностью в руках Турвиля, и тот этим воспользовался как смог. Только за июль 1690 года французский адмирал взял у берегов Англии 100 призов. Английское судоходство остановилось. Для защиты британской столицы собрали солдат со всей Великобритании — таковых набралось всего 6 тыс. Навстречу бредущим в Лондон солдатам торопились обыватели, “предусмотрительно” решившие сбежать из столицы. Ну на всякий случай…


Анн Иларион де Турвиль
Анн Иларион де Турвиль

Последнее иностранное вторжение

Великобритания замерла в ожидании неминуемого французского вторжения, которое… так и не случилось. Войска для высадки в Великобритании Турвиль так и не получил. По этой причине, не дожидаясь начала осенних штормов, в начале августа французский флот ушёл в Брест. Англия была спасена.

Тем временем в Тинмут прибыли мировые судьи, которые подтвердили, что “в результате последнего неприятного вторжения 116 домов сожжено, 172 — разграблены, две приходские церкви сильно разрушены, все товары и суда угнаны или сожжены”. Впоследствии корона выделила для помощи превращённому в пепелище городку 11 тысяч фунтов стерлингов.

Без экспедиционного корпуса Турвиль вряд ли мог сделать что-то сверх того, что он совершил летом 1690-го. Тем не менее в британском обществе до сих пор наблюдаются фантомные боли на тему: “А что было бы, если бы французский адмирал мобилизовал в десант своих матросов и это воинство вместе с морпехами сразу рвануло бы в Лондон? А что было бы, если бы Турвиль получил в июле подкрепление?” В частности, английские историки пишут следующее: “Вполне возможно, если бы вместо разграбления мелкого незначительного городка французы решились на полномасштабное вторжение — история Англии могла бы пойти по совершенно другому пути, но тяга к грабежу перевесила другие аргументы”.

В общем, устранить возможность будущих франко-английских разборок вокруг рыболовных лицензий Турвилю так и не удалось. Хотя в Великобритании считают, что шанс на иной исход событий лета 1690-го вполне был.

Кстати, высадка французов в Тинмуте считается последним иностранным вторжением в Великобританию, а одна из улиц британского городка сейчас носит название Французской. Понятно, что — в честь того самого тарарама, что устроили в Тинмуте молодцы Турвиля.

Такие дела.


Современный Тинмут
Современный Тинмут

Сергей Махов

Комментарии