От осинки не родятся апельсинки

Ценность винтажных сигар сомнительна

Кадр из фильма «Золотой телёнок», 1968| Киностудия «Мосфильм»

Давайте, друзья, сегодня поговорим о неочевидной выгоде. Точнее — о ценности винтажных сигар.

“Пилите, Шура, пилите”

В своём недавно выпущенном труде “Кубинские винтажные сигары” сигарный эксперт Дмитрий Друца поведал историю появления первой региональной серии кубинских сигар, выпущенных специально для российского рынка. Bolivar Emperador Edicion Regional para Russia 2011 — так звучно называлась эта серия.

Заранее прошу прощения за длинную цитату из книги Друца, но уж очень она показательная.

“В 2012 году цена на эту [Bolivar Emperador и т.д. — М.К.] сигару в среднем на полках российской сигарной розницы была около 800 рублей за единицу. Продажи были слабыми, потому что наше отечественное сигарное комьюнити не оценило эту сигару. Основные претензии к ней были такими: блёклый вкус, линейная ароматика, “банальная сигара”. С 2012 по 2016 год продажи стагнировали. Руководство официального импортёра кубинских сигар в Россию компания Top Cigars Corporation приняло решение продать остатки российского стока этих сигар другому импортёру в другую страну…” — пишет автор.

Дальше — веселее.

Aleksandar Georgiev | iStock

“Оставшиеся в незначительном количестве сигары Bolivar Emperador на полках и на складах розницы сразу заметно подросли в цене. 1500 руб. за сигару в 2016, затем 2300, 4000, 5000, 6000 руб. за одну сигару в 2018 г. И сигар этих больше нет. А в период с 2011 по 2018 годы эти сигары стали совсем другими. В лучших образцах серии раскрылся весь потенциал этой ранее недооценённой сигары. Она стала динамична, ароматика изобиловала кофейными, шоколадными и кожаными оттенками. Мягкая крепость на старте продаж через 8 лет стала ближе к крепкой. И вкус сигары стал другим. Тот, кто купил в инвестиционных целях на старте продаж эти сигары за 7000 руб/коробка, через 8 лет продал их уже за 50 000 руб/коробка. 700% за 8 лет. Этими счастливчиками, кто смог заработать 700%, стали не только коллекционеры, но и сами продавцы официальной розницы.

В этом тоже есть свой резон для продавца — выдерживать сигары. Это не самая широко распространённая практика в России, но она кое-где уже присутствует. Продавцы, видя и понимая потенциал конкретной серии, закладывают часть своего стока на длительное хранение и выдержку, чтобы через несколько лет весьма выгодно продать их. Чтобы понимать эти нюансы, мало быть активным курильщиком. Надо иметь достаточный дегустационный опыт курения одной и той же сигары, из одной и той же коробки в ретроспективе нескольких лет, чтобы понимать и чувствовать нюансы вкуса и аромата, которые присущи сигарам во время выдержки. Нужно уметь оценивать изменения органолептики, динамику развития. Это специфический опыт, но нет ничего невозможного”, — делает вывод Друца.

Гм… Мой личный и совсем “неспецифичный” опыт позволяет поставить утверждения Дмитрия в контекст поговорки “от осинки не родятся апельсинки”.  Другой вариант — “сколько не разнашивай ботинки фабрики “Скороход”, они всё равно никогда не превратятся в “шузы” от Salvatore Ferragamo”.

Никто не спорит о, как правило, благотворном влиянии длительной выдержки на потребительские свойства специфично ферментируемых в естественных условиях сельхозпродуктов. Если что — я сейчас о чае пуэр, сыре и сигарах. Особенно — о сигарах.  

Проблема начинается там, где для некоторых изделий провозглашается принцип имени Паниковского — “Пилите, Шура, пилите, они золотые!”. Этот тезис предполагает, что следует подождать энное количество лет, и тогда данный “гадкий утёнок” обязательно превратится в “Царевну-Лебедь”, а чугунная гиря, если очень сильно постараться, непременно обернётся золотым самородком.

А вот нет!

Ловите упитанных “синиц”

Передаваемые из уст в уста истории про 700% навара на годами дожидавшихся своего звёздного часа сигарах мне сильно напоминает курение божественного фимиама. Только не табачному мастерству и искусству как таковому, а тупым и поверхностным законам меркантильного рынка, где редкость предложения, подогреваемого чрезвычайно красочным его описанием — a la “как из осинки могут рождаться апельсинки” — подстегивает ничем не обоснованный на него спрос.

Один бросивший курить хороший знакомый в текущем году подарил мне десяток давно хранившихся у него в хьюмидоре кубинских сигар. Среди них нашлась парочка Cohiba Piramides. Edicion Limitada — 2006. В это же самое время у меня дома в хюьмидоре имелись несколько относительно свежих Cohiba — Siglo IV, Siglo VI и Robusto. Сама серия Edicion Limitada, обновляющаяся каждый год для всего лишь нескольких витол* сигар от разных производителей, подразумевает более тщательный подбор табаков в плане их совершенства, а также дополнительную двухлетнюю их выдержку перед самим процессом производства.

Brad In Memphis | Flickr

Поскольку доставшиеся мне подарки были ранее привезены моему приятелю из вполне респектабельного германского магазина, сомнений в их аутентичности у меня не имелось.

Сравнив подаренные мне винтажные экземпляры почти пятнадцатилетней выдержки с современными очень сходными по происхождению образцами, я могу сказать, что да, подобная выдержка действительно идёт сигарному табаку на пользу. Вкус сигар слегка выравнивается и становится менее “ядовитым”. На фоне более “смазанного” в целом профиля винтажных сигар, современные проявили себя как менее рафинированные и более агрессивные по вкусу.

И вот тут встаёт вопрос. Заплатил бы лично я за такое менее рафинированное удовольствие в два раза большую цену?

Однозначно — не заплатил бы.

Почему? Потому что вся разница между суммарным рейтингом этих винтажных и современных образцов Cohiba укладывалась не более, чем в знак “+” или “-”. Если говорить конкретно о вышеупомянутых сигарах, то это была разница между твёрдой “четвёрткой” для винтажных виол против “четвёртки с минусом” для современных.

Раз так, то стоит ли вообще ломать копья по поводу коллекционных или особо выдержанных сигар, когда на рынке имеется немало современных позиций, хоть и лишённых VIP-атрибутов типа вывесок — “Edicion Limitada” и “Gran Reserva”, но зато изначально демонстрирующих по сравнению с “элиткой” гораздо более высокие свойства при гораздо меньшей цене?!

Нет, конечно, не стоит. Фигурально выражаясь, куда более правильно хватать летающих вокруг здесь и сейчас вполне себе упитанных современных “синиц”, а не мечтать о винтажных и коллекционных “журавлях в небе”.

Смелость отринуть клише

“Да что вы такое говорите!” — немедленно возмутятся разнокалиберные сигарные “коллекционеры” и их клиенты, потакающие собственному самолюбию, повышающие за счёт обладания винтажными “элитными” сигарами собственную самооценку и не чурающиеся при случае, как бы это помягче выразиться… снять с таких сигар “сметану”.

Дорогие мои, вот что я отвечу вам.

Большого ума и, что особенно важно, чрезмерных затрат для того, чтобы припечатать на посредственную сигару “крикливый” бант не требуется. Поэтому любая сигара, это “кот в мешке”, где под профессиональным термином “мешка” подразумевается смесь табачных листов, которые идут на производство данной сигары.

Что и как туда, в эту “мешку”, идёт, по большому счёту, знает один только Бог. Это совершенно не мешает производителю подогревать интерес к своей продукции громогласными заявлениями об особых сериях и дополнительной выдержке. Вот только подавляющее число потребителей лишено даже теоретической возможности убедиться в том, насколько эти самые особые серии и допвыдержка реально повышают характеристики продукции. К тому же людей, способных разобраться во всех нюансах “старения” табака и, по Дмитрию Друца, определять многолетнюю “динамику” развития сигар из одной коробки — раз два, и обчёлся. Чем производители и пользуются. Им это выгодно. Это просто азы маркетинга.

Вот только “покупаться” на “элитность” винтажной и коллекционной продукции не стоит. 

Несколько лет тому назад в подвале лондонского универмага Harrods я заглянул в местный, тогда ещё совсем небольшой, сигарный хьюмидор, и ради любопытства купил какую-то кубинскую винтажную сигару Bolivar середины 90-х прошлого века.

Михаил Кучеренко 

Ещё раз подчеркну — в мои руки попала сигара почти четвертьвековой выдержки. Казалось бы — куда уж больше!

Так вот, обошедшаяся мне почти в сотню фунтов сигара оказалась отвратительной. Что совершенно неудивительно, кстати.

Во-первых, время производства сигары пришлось на годы, когда кубинская сигарная промышленность переживала свои самые худшие времена.

Во-вторых, все действительно стоящие коллекционные позиции не валяются на полках магазинов, а расходятся между “своими” или реализуются на именитых аукционах типа Sotheby’s или Christie.

Но это я понимаю сейчас, то есть уже после полученного в Harrods наглядного урока. Не повторяйте мой квест, имейте решимость учиться на чужих ошибках. Примите как данность, что наша жизнь слишком коротка для того, чтобы бесконечно ждать от Бога снисхождения и чуда рождения “от осинки апельсинки”. Вам следует взять бразды правления Судьбой в собственные руки, и сразу искать апельсиновое дерево с висящими на нём созревшими сочными и спелыми плодами. Тем более, что оных в данный момент вокруг растёт более чем предостаточно. Пусть они и не украшены вывесками “Edicion Limitada” и “Gran Reserva”.

Имейте смелость отринуть расхожие клише. Будьте проще, то есть — умнее. И да воздастся вам хорошей сигарой.   

* Витола (исп. — Vitola) — уникальное обозначение сигары. У двух сигар одной и той же витолы идентичные габариты (длина и диаметр (ring gauge)), форма и вес.

P.S. На всякий случай Right Place напоминает, что курение вредит вашему здоровью.

Михаил Кучеренко

При копировании или перепечатке материалов активная индексируемая ссылка на сайт fitzroymag.com обязательна.

4.7 3 голоса
Оцените статью
Подписаться
Уведомить о
1 Комментарий
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Andrei Lubiagin
Andrei Lubiagin
1 месяц назад

Статейка о том, как автор набрался смелости купить винтажную сигару за сотню фунтов, но она ему не понравилась. Теперь он всем рассказывает: «Пробавали — знаим — фуфло это для лохов». И вот эта ахинея выдается за глубокомысленный аргументированный с виду текст. Ну-ну.

Последний раз редактировалось Andrei Lubiagin ем