О скрытых механизмах мира современного джаза

Беседы о джазе. Часть VI
джаз
shutterstock

Ранее: Беседы о джазе. Часть V. Метод Микеланджело.

Я абсолютно уверен в том, что у любого профессионального музыканта, определяющегося со своим музыкальным будущим, рано или поздно, но обязательно возникает сакраментальный вопрос: “Что лучше — быть последним парнем в городе или первым на деревне?”

“Город” и “деревня”

Применительно к джазовой музыке “городом” следует считать её цитадель и natural habitatСоединённые Штаты. Важность пребывания джазмена в этом “городе” определяется не столько удовольствием от почивания там на лаврах, сколько присутствием в нативной и органичной для джазового жанра среде, активно способствующей дальнейшему развитию мастерства музыканта.

Что же до, фигурально выражаясь, “деревни”, то это всё, что не США. Вот Западная Европа. В ней джазовая музыка вкупе с другими видами “свободного” искусства насаждалась оккупационной американской администрацией ещё с момента окончания Второй мировой. Джаз на западноевропейской территории прижился довольно неплохо, в том числе — и на государственном уровне. Доказательством этого является существование крупных европейских джазовых фестивалей, например, таких как Montreux Jazz Festival.

И всё же джазовому музыканту из Западной Европы приходится жить с клеймом некой “вторичности”, которое накладывает на человека исполнение джаза в той самой “деревне”, являющейся географическими задворками сотворения интересующего нас музыкального жанра.

Тут я хочу сразу оговориться, что в наших беседах под термином “исполнение джаза” я подразумеваю не музицирование как таковое, а джазовое искусство столь же высокого уровня, как в самой джазовой метрополии — то, что называется A-list джазовой музыки.

Чтобы было понятно, о чём речь, вот вам короткая история. Дело было в те времена, когда я трудился в компании “Пурпурный Легион” — одном из самых крупных дистрибьюторов и розничных продавцов “круглых” музыкальных носителей в нашей стране. Как-то на работе встретился я с заведующим нашим джазовым “отделом” Михаилом Иконниковым — человеком, который успел побывать программным директором “Радио Jazz”. Услышав мои восторги по поводу трио французского пианиста Жака Люсье, занимавшегося джазовыми обработками классической музыки, Михаил снисходительно бросил: “Ты что?! Тебе надо просто послушать, скажем, того же Телониуса Монка, и тогда у тебя в голове всё встанет на свои места”.

Знаете, Иконников оказался в целом прав. Впрочем, вернёмся к нашей теме.

На самом деле, из любого правила всегда есть исключения — в некоторых регионах мира “первые парни на деревне” ничем не уступают в своём мастерстве не только “последним в городе”, но даже самым первым из таковых.

Скажем, ближайшие к США территории — Канада, Куба и острова Карибского бассейна — изобилуют великолепными джазовыми музыкантами.

“Страна кленового листа” представлена в пантеоне джаза, например, такими музыкантами “первого эшелона”, как пианист Оскар Питерсон, пианистка и певица Дайана Кралл, трубач Мэйнард Фергюссен, “трубадурша” Джони Митчелл (кстати, много и очень плодотворно сотрудничавшая с гениальным джазовым басистом Жако Пасториусом), сладкоголосый дамский угодник Майкл Бубле и так далее.

Карибские острова — это неиссякаемый источник так называемого “латинского” джаза. Его представители — Гонзало Рубалкаба, Билли Кобхэм и Карлос Сантана — заняли самые первые места в иерархии великих джазовых (пусть даже и “полуджазовых” в случае Сантаны) музыкантов.

От Бразилии до Австралии

Бразилия

Бразилия — одна из тех стран, чья музыкальная культура оказалась втянутой в джазовую орбиту в начале 60-х годов прошлого столетия. Скорее всего, это произошло из-за как минимум двух причин. Во-первых, в Бразилии сильно доминировал “чёрный элемент”. Во-вторых, это южноамериканское государство как раз в начале 60-х открылось для массового туризма из США. Бразилия “отметилась” в мировом джазе достаточно широко трендом на собственные традиционные мотивы (да здравствует выдающийся композитор Антониу Карлос Жобим!) в исполнении самых “крутых” американских джазменов. Плюс к этому существует целая череда выдающихся музыкантов бразильского происхождения — таких как Cерджио Мендез, Эумир Деодато, Кайтано Велосу, Иван Линс, Таня Мариа и многие другие.

Однако чем дальше от США, тем “плотность” выдающихся джазменов на соответствующей территории становится всё меньше и меньше. Доказательства? Извольте. Стоит нам перебраться из Бразилии в чуть более удалённую от Штатов Аргентину, как обнаружится, что кроме переехавшего в Штаты Гато Барбьери, в 1973 году получившего премию “Грэмми” за саундтрек к фильму “Последнее танго в Париже”, джазменов мирового уровня там и не найти…

Германия

Я уже выше упоминал, что в Западной Европе джаз, благодаря американцам, окопался весьма неплохо. В то же время в этом регионе, за исключением Германии, Франции и, пожалуй, Норвегии, джазовое искусство так нигде и не смогло по-настоящему выйти на мировой уровень. Этого не осилили даже столь значительные в плане иных музыкальных достижений страны, как Англия и Италия.

Любопытно, что Германия, видимо всё ещё не до конца оправившаяся от шока Второй мировой и последовавшей за ней оккупационной политики по выхолащиванию “корневого” немецкого менталитета, до сих пор старается особо в культурной деятельности “не высовываться”. Вследствие этого местные джазмены постоянно грешат добротной “вторичностью”, разбавляя пересаженную на немецкую почву американскую джазовую традицию то излишне прямолинейной и приторной “слащавостью”, то, наоборот, нечленораздельным и неудобоваримым “авангардом”.

Между нами, немцы отметились в мировом джазе не столько сочинением музыкальных композиций, сколько их аранжировкой и записью. Так, германский лейбл ECM Records выпустил целую сокровищницу весьма оригинальной музыки с участием самых выдающихся джазменов мира

Франция

Франция в Западной Европе — это место активности джазменов топ-класса и страна, которая не только стоит на страже джазовой музыкальной традиции, но и всячески её развивает. Через таких мэтров, как Мишель Легран, Жак Люсье, Стефан Грапелли, Мишель Петручиани, Жак-Люк Понти, Эди Льюисс (этот ряд блестящих имён ещё долго можно продолжать), а также через, если так можно выразиться, самого высокого уровня “уличное музицирование” красотка Франция всегда оказывала заметное влияние на развитие мировой джазовой культуры. Более того, через свои культурные анклавы на юге США французы умудрялась серьёзно корректировать даже американские джазовые традиции! — см. такое явление, как “новоорлеанский джаз”.

Норвегия

Норвегия. Как написал итальянский журналист Люка Витали, автор книги о норвежском джазе: “Норвегия играла фундаментальную роль в освобождении европейского джаза от его афро-американских корней. И именно поэтому [норвежская джазовая “тусовка” — М. К.] является одним из наиболее креативных и оригинальных джазовых сообществ в мире”. Наиболее известным норвежским джазменом является саксофонист Ян Гарбарек, чьи очень разнообразные работы (в том числе и в содружестве со многими звёздами мировой рок-музыки) были записаны на ECM. 

Джазовые достижения соседки Норвегии — Швеции куда скромнее. Ну разве что достаточно оригинальная певица Лиза Окдал и “попсовый” разухабистый тромбонист Нилс Лэндгрен — более шведам похвастаться некем.

Восточная Европа

Наиболее рьяно тут всегда любили джаз в Польше. Помните, кто был главным героем криминальной комедии Юлиуша Махульского “Ва-банк”? Хенрик Квинто, взломщик сейфов и… джазовый трубач! Поляки даже в советские времена умудрялись устраивать очень репрезентативные фестивали, на которые съезжалась целая толпа мировых звёзд джаза, включая Майлза Дэйвиса. И всё же до уровня Германии, Франции и той же Норвегии польские джазмены так и не поднялись.

Следуя дальше на восток и перепрыгнув необъятные просторы России, мы обнаружим, что главным местным опорным пунктом джаза служит Япония. Причина? Да та же, что и у Западной Европы — наследие оккупационной американской администрации. Наиболее известной в мире из японских джазовых музыкантов является, видимо, пианистка Кейко Матцуи, играющая легко “перевариваемую” версию развлекательной музыки. При этом наиболее выдающимся японским джазовым музыкантом самого высокого мирового уровня в данный момент числится молодая пианистка Хироми Уехара. В отличие от немецкой школы джаза, которая больше напоминает отсутствие какой-либо школы, у японцев самобытная школа джаза достаточно ярко выражена, и такие музыканты, как, скажем, Масабуми Кикучи (выпускавший, кстати, свои записи — внезапно! — на уже знакомой нам немецкой ECM), это воочию демонстрируют.

На прочей оставшейся части суши, включая сюда и Австралию, единственным выдающимся джазовым музыкантом, с которым носится сейчас весь мир, является семнадцатилетний вундеркинд из Индонезии Джоуи Александр, который в возрасте 11 лет переехал в США.

Ах, да. Чуть не забыл уточнить. Гонзало Рубалкаба, Билли Гобхэм, Карлос Сантана, Хироми Уехара и многие другие superstars мира джаза тоже предпочли перебраться в Соединённые Штаты.

Словом, птицу тянет в небо…

Про место России в общемировом джазовом табеле о ранге я уже в серии наших бесед не раз и не два вспоминал. К этому могу только добавить, что, конечно же, было бы весьма странно, если б на одной шестой части суши наша земля, даже в условиях отсутствия американской оккупационной администрации, не породила хотя бы одного музыканта мирового уровня. Она и породила. Можно сказать, что мы в данном случае план даже перевыполнили, поскольку к джазовым звёздам топ-класса в России можно (попробовать) отнести аж двоих: саксофониста Игоря Бутмана (пытавшегося уехать в США, но вернувшегося обратно) и пианиста Олега Аккуратова. В принципе, с натяжкой — не по мастерству, а скорее, по жанру — сюда можно было бы добавить и третьего — современного балалаечника Алексея Архиповского.

Какой вывод на основании вышеизложенного можно сделать? Да элементарнейший! Соединённые Штаты оказались эпицентром джаза не только потому, что они “высасывают” к себе почти все самые выдающиеся музыкальные кадры с целью их последующей нещадной эксплуатации (это, кстати, не шутка), но и по той причине, что сами США являются изначальной родиной джазового музыкального направления. Именно там, в Америке, джаз востребован массами так, как больше нигде в мире. И там же, в Америке, джазовые музыканты перестают всё время “вариться в собственном соку” (подчас, вдобавок — ещё и “в соку” чрезвычайного самомнения), начиная активно развивать свой талант в силу его высокой востребованности.

Словом, птицу тянет в небо, рыбу — в воду, а талантливого джазмена — в Соединённые Штаты. Это не пропаганда коллективного Запада, а объективный факт, базирующийся на не менее объективных причинах. Рано или поздно к осознанию данного нюанса добираются все джазовые музыканты, после чего вопрос “Что лучше — быть последним парнем в городе или первым на деревне?” становится для них риторическим.

Это вовсе не означает, что я поклонник известного в РФ тезиса “пора валить”. Просто я честно стараюсь донести до своих читателей понимание скрытых механизмов мира современного джаза.

Продолжение следует.

Михаил Кучеренко

При копировании или перепечатке материалов активная индексируемая ссылка на сайт fitzroymag.com обязательна.

5 4 голосов
Оцените статью
Подписаться
Уведомить о
0 Комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии