Right place
8 мин
15.03.2022

Российский абордажный короткоствол

От пистолетов с кремнёвым замком и до револьверов «Галан»

Два кольта
«Как следует смажь оба «Кольта»…»

Фраза «абордаж» в массовом сознании чаще всего ассоциируется с морскими сражениями эпохи паруса. Меж тем и в эпоху пара & брони абордажные партии на боевых кораблях вполне сохранились. В 70‑х годах XIX века им вменялось в обязанность не только под шквальным огнём неприятеля штурмовать вражескую палубу*, но и противодействовать вражеским паровым катерам, вооружённым шестовыми, буксируемыми или самодвижущими минами (торпедами).

Российский императорский флот тут не был исключением. В нём тоже водились абордажники, которым, разумеется, для их лихих дел требовалось специализированное оружие: по возможности компактное и желательно достаточно убойное. Далеко не последнее место в этом арсенале занимал огнестрельный короткоствол. Давайте с ним познакомимся поближе, благо тема эта довольно любопытная.

Для того чтобы в данной теме понять, «кто на ком стоял», начнём наш краткий обзор с первых десятилетий XIX века.

Те же яйца, только в профиль

В упомянутые годы в роли абордажного короткоствола выступал пехотный пистолет с кремнёвым замком и гладким каналом ствола. Российские моряки этот пистолет откровенно недолюбливали. Больше одного с собой не прихватишь (потому что так положено по нормам снабжения), в запарке схватки на ограниченном пространстве не перезарядишь (то есть имеется лишь один выстрел), прицельно куда-то сможешь попасть только с 10–15 шагов. Единственный плюс — прочность конструкции и её приличная масса, позволяющие в рукопашной от души кому-нибудь врезать по башке рукоятью пистолета.

Абордаж
В эпоху Пара & Брони абордаж по-прежнему котировался

Появление в 1827 году укороченной — «кавалерийской» — версии этого же пистолета, оснащённой с левой стороны крюком, позволяющим крепить оружие в лопасти портупеи бойца, принципиально ситуацию не изменило. Точно так же на ней мало сказалось появление у русских абордажников после 1828 года короткоствола «английского образца», скопированного с пистолетов, используемых на кораблях Royal Navy.

Образно выражаясь, это были те же яйца, только в профиль.

Чуть оживило атмосферу появление капсюльных замков. Начиная с 1836 года ими на флоте в опытном порядке стали заменять замки кремнёвые и смотреть, что из этого получится. На первых порах получалось так себе, но энтузиасты продолжали двигать дело и непрерывно теребить командование, которое в своей массе теребиться не желало. Внедрение капсюльных замков на пистолетах абордажников шло весьма мешкотно, с неимоверным трудом продираясь сквозь косность профильных инстанций и тезис «денег нет, но вы держитесь». Массовая переделка в России огнестрельного оружия с кремнёвыми замками под использование замков капсюльных началась только в 1844‑м.

20 сентября 1859-го случилась маленькая революция — генерал-адмирал великий князь Константин Николаевич наконец-то принял решение «утвердить чушку (то есть — кобуру) пистолета для фельдфебелей, боцманов и музыкантов». До сего момента идея носить на флоте пистолеты не на крюке, а кобуре встречалась начальством в штыки как «требующая лишних расходов».

«Как следует смажь оба кольта…»

Куда более крупная революция в абордажном короткостволе ахнула с появлением капсюльного револьвера с нарезным стволом Colt 1851 Navy (калибр — 3,6 линии, т. е. 9,14 мм). Владелец этого оружия мало того что имел в запасе не один выстрел, а шесть, так ещё и мог значительно сократить время заряжания путём использования заранее приготовленных патронов, в которых пуля и порох заворачивались в фольгу или бумагу. При тестовых отстрелах модель Navy тоже показала себя неплохо — на дистанции 64 шага стрелок из кольтовского изделия в мишень 30×30 см смог всадить 25 пуль из 48.

Кольты
Два Colt 1851 Navy

Естественно, российские военные представители немедленно заинтересовались продукцией Самуэля Кольта. Итогом последующих переговоров стали поставки Colt 1851 Navy в Россию, где они получили название «револьвер Кольта № 2». Позже производство отечественных клонов этих револьверов было налажено и на российских предприятиях.

Американские револьверы закупались по цене 32 рубля 63 копейки серебром за штуку. Их клоны, сделанные в Туле, стоили дешевле — 25 рублей. Для хранения кольтов на кораблях предписывалось иметь специальные ящики и выдавать из них оружие абордажникам по сигналу «Вызов абордажных партий».

Первоначально ожидалось, что новинка сразу пойдёт на вооружение флотских абордажных партий. На практике же револьверы Кольта № 2 в условиях уже идущей Крымской войны сначала достались личному составу Гвардейского экипажа. Лишь затем револьверы Кольта «поехали» на Черноморский флот. До конца боевых действий на российских кораблях сохранялся дикий револьверный дефицит — подавляющая часть абордажных партий имела в своём распоряжении исключительно гладкоствольное оружие. Тем не менее появление многозарядного короткоствола стало для российских моряков безусловно положительным моментом. В стычках «накоротке» кольт давал своему обладателю серьёзные преимущества. «Оружие, называемое „револьвером“, является самым губительным», — рапортовал генерал-майор Борис Глинка, имея в виду именно кольт.

Кольт
Colt 1851 Navy крупным планом

При всём при том кольты имели плунжерное заряжание и ручное взведение курка. Вдобавок наблюдались проблемы с изготовлением в России капсюлей, подходящих для кольтовских револьверов. Данные нюансы подтолкнули российских моряков после окончания Крымской войны к поиску чего-то более подходящего для себя, чем револьвер Кольта № 2.

Таковое нашлось далеко не скоро. Зато оно использовало унитарный патрон с центральным воспламенением, да и вообще оказалось крайне оригинальным.

Хитрая «раскладушка» Галана

Французский оружейник Шарль Франсуа Галан в 1868 году получил патент на принципиально новую систему автоматического экстрактирования стрелянных гильз, значительно ускорявшую перезаряжание оружия. Заранее прошу прощения за длинную цитату из книги Сергея Монетчикова «Отечественные револьверы и пистолеты», но лучшего описания творения французского оружейника на русском языке я просто не нашёл. Итак: «В револьвере Галана ось барабана жёстко соединялась с рамкой. В передней части рамки монтировался длинный рычаг, завершающийся изгибом, под спусковую скобу. Отдельный от барабана экстрактор был выполнен в форме звёздочки. Для удаления стреляных гильз из барабана подствольный рычаг необходимо было подать вниз — вперёд, при этом ствол с барабаном продвигался вперёд на оси, а гильзы, оставаясь в диске экстрактора, выпадали вниз под своим весом. Оружие было готово к действию после того, как в каморы барабана при выдвинутом экстракторе вставлялись новые патроны и рычаг ставился в первоначальное положение, запирая тем самым барабан». Своеобразным бонусом ко всему этому великолепию прилагалась ещё и «самовзводность курка». Иными словами, в отличие от Colt 1851 Navy, галан являлся револьвером двойного действия.

Кольт
Револьвер Галана

Как ни странно, хитрая «раскладушка» Галана вполне себе работала. Пройти мимо такого технического чуда российские моряки никак не могли.

Находившийся в служебной командировке в Бельгии лейтенант Николай Баранов наткнулся в 1869‑м на описание револьвера Галана в местном журнале «Вольный стрелок». Лейтенант настолько впечатлился прочитанным, что отправил в канцелярию Морского министерства депешу с предложением купить «на пробу» один экземпляр новейшего заграничного короткоствола. Ответ генерал-адмирала гласил: «Закупка скорострельного пистолета-револьвера системы „Галан“ Высочайше разрешена». Баранов связался с Галаном и договорился о заказе у него одного револьвера. При этом русский лейтенант подметил ряд недостатков в конструкции «Галана» — ненадёжный способ запирания ствола, «не так» функционирующий боёк курка, «неправильная» система нарезки канала ствола и тому подобное. Французский конструктор удивился замечаниям российского офицера, но обдумав их, согласился доработать свой револьвер. После этого Баранов гарантировал Морскому министерству, что все заказанные Россией у Галана револьверы «будут надлежащего качества». Дома дали отмашку, и лейтенант подписал в Бельгии контракт на поставку российскому флоту 505 револьверов Галана калибра 4,2 линии по цене 55 франков за единицу. Кроме того, к револьверам удалось заказать 86 тыс. патронов.

18 выстрелов в минуту!

Поступившие из-за границы в Санкт-Петербург галаны были подвергнуты сравнительным испытаниям с кольтами. При стрельбе в доску толщиной 1 дюйм на дистанции 20 шагов пули обоих револьверов пробили щит навылет — «ничья». Зато при проверке скорострельности галан буквально втоптал «американца» в землю. Если из кольта за минуту удалось сделать 6 выстрелов, то револьвер французского конструктора за то же время выдал 18. Да, детки, унитарный патрон, плюс одновременная экстракция всех стреляных гильз из барабана, плюс самовзвод — это вам не шутка!..
Дальнейшая программа испытаний содержала немало интересных пунктов, как-то:
— стрельба после «утопления» револьверов на час в чане с водой;
— стрельба после замораживания револьверов в груде льда;
— стрельба после бросков револьверов на брёвна и в грязь.

Во всех этих случаях кольт по надёжности уступил галану. 12 марта 1871 года приказом управляющего Морским ведомством револьвер системы Галана образца 1870 года был утверждён для употребления на кораблях флота в качестве абордажного оружия. Уже не лейтенант, а капитан-лейтенант Баранов в срочном порядке был «катапультирован» в Бельгию для закупки второй партии галанов (500 единиц) и патронов к ним. Весной 1873 года Баранов вновь оказался в Бельгии. На сей раз — с распоряжением закупить уже тысячу револьверов. Потом будет ещё и четвертая партия, изготовителями которой станут братья Эмиль и Леон Наганы. Как и в случае с кольтом, производство револьверов Галана было локализовано в Туле.

Увы, обеспечить флот в полном объёме новым оружием так и не получилось. Но на тех кораблях, которым галаны всё же достались, эти револьверы заслужили немалое уважение как своей скорострельностью, так и надёжностью. Правда, знатоки утверждали, что у револьверов Галана не всё в порядке с балансом («клюют» вперёд), а их патрон центрального воспламенения «слишком маломощен по нашим временам». Но 18 выстрелов в минуту, братцы, 18!..

Кольт
Револьвер «Смит и Вессон»

Русско-турецкую войну 1877–1878 годов абордажные партии Российского императорского флота отвоевали с револьверами Кольта № 2 и галанами. В начале 1880‑х ввиду экономических соображений и единообразия галаны на флоте решено было заменить револьвером системы Смита-Вессона (модель № 3), находившимся на вооружении кавалерийских частей.

«Таким образом, абордажный револьвер системы Галана явился последним специализированным образцом ручного огнестрельного оружия, предназначенного для флота», — резюмирует в своей книге «Абордажное оружие» Игорь Суханов.

Симптоматично, что даже «уйдя в отставку», галан вплоть до начала XX века продолжал гулять по карманам российских морских офицеров, посещавших приличные и не очень места. Почему? Галан был компактнее, чем «Смит и Вессон», надёжен… Ну и да — 18 выстрелов в минуту!

*Если кто-то считает, что абордаж в 70‑х годах XIX века уже «стал частью архаичного прошлого», то погуглите, при каких обстоятельствах 21 мая 1879 года погиб командир чилийского корвета «Эсмеральда» Артуро Прат.
**В которые русским морякам в годы Крымской войны на суше приходилось вступать куда чаще, чем на море.

13
13

Комментарии

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии