Как адмирал Ушаков один корабль ловил, да не выловил

“Француз бежит. Чем гнаться за ним, дуйте ему лучше в паруса!”

Время на чтение: 5 минут.

Осада и взятие острова Корфу (1798-1799 гг.), возможно, самая славная страница в истории нашего флота. Тем не менее даже в этой осаде есть один странный момент, который вызывает споры среди историков. Речь идёт о бегстве французского 74-пушечного линейного корабля “Женеро” (Genereux).

Я от дедушки ушёл

Предыстория интересующего нас инцидента выглядит следующим образом. 29 июня 1798 года французский экспедиционный корпус под командованием Наполеона Бонапарта высадился в Египте. 27 июля обеспечивающий высадку французский флот, в составе которого находился “Женеро”, был отведён к Абукиру. 1 августа ахнуло Абукирское сражение, в котором французы были разгромлены. При этом линейные корабли “Гильом Телль” и “Женеро”, а также фрегаты “Жустиз” и “Даян” смогли уцелеть. Оставив за кормой место побоища, “Женеро” под командованием капитана Луи-Жана-Николя ле Желя (Жоаля) направился на Корфу.

Луи-Жан-Николь ле Жель

Луи-Жан-Николь ле Жель

Заметим, что “Женеро” повезло не только вырваться из пекла, но и поддержать славу французского оружия. 18 августа 1798 года ле Жель перехватил шедший в Гибралтар 51-пушечный британский корабль “Линдер” кэптена Томаса Болдена Томсона. К 9 утра “Женеро” сблизился с лайми на дистанцию двух пистолетных выстрелов и открыл огонь. После упорного боя “Линдер” был захвачен, но победа далась “Женеро” непросто — французский корабль потерял бизань, почти все пушки верхнего дека, а также 100 человек убитыми и около 180 ранеными из 935 человек команды. Любопытно, что потери на “Линдере” оказались меньше французских — 35 убитыми и 57 ранеными из команды в 282 человека.

28 августа “Женеро” прибыл на Корфу, притащив туда же на буксире свой трофей. К середине сентября почти вся команда “Линдера” была условно-досрочно отпущена в рамках обмена пленными. Исключение составили лишь плотник Томас Джаррат, а также несколько офицеров. Скорее всего, их бы ле Жель тоже в конце концов отпустил. Но 24 сентября к Корфу нагрянула русско-турецкая эскадра Ушакова и Кадыр-бея.

"Женеро" захватывает "Линдер".

"Женеро" захватывает "Линдер".

Так началась осада острова. Вместе с французскими гарнизонами двух крепостей на Корфу оказалась заблокированной и маленькая французская эскадра в составе линейных кораблей “Женеро” и “Леандр” (так французы стали именовать захваченный “Линдер”), корвета “Ле Брюн” и полакра “Экспедисьон”. С боем, ввиду превосходящих сил противника, эти вымпелы прорвать блокаду не могли. На то, чтобы нанести противнику неприемлемый ущерб или как-то защитить Ионические острова от захвата, французские моряки тоже не могли рассчитывать. Ну просто потому, что против лома нет приёма, если нет другого лома.

Такого “другого лома” у ле Желя против русских и турок не имелось.

Я от бабушки ушёл

Надо сказать, что вице-адмирал Фёдор Ушаков, командовавший русской эскадрой в Средиземном море, был загодя извещён о морских силах французов у Корфу. Более того, Ушаков и Кадыр-бей даже заранее поделили потенциальные призы — русские претендовали на “Женеро” и “Ле Брюн”, оставляя туркам “Линдер” и “Экспедисьон”.

Фёдор Фёдорович Ушаков

Фёдор Фёдорович Ушаков

24 октября началась плотная блокада Корфу. Несколько раз “Женеро” вступал в перестрелку с русскими кораблями. Так, 27 и 29 октября французы встряли в жаркую перестрелку сначала с 74-пушечным “Захарием и Елисаветой”, а затем — с 66-пушечным кораблём “Богоявление Господне”. Натиск молодцов ле Желя оказался силён — у “Богоявления” даже сбило бизань-мачту. Но и русские канониры в долгу не остались — расщепили у “Женеро” бушприт и порядком издырявили французам палубу. По результатам этих стычек командиру “Женеро” стало понятно, что свободно разгуливать вокруг Корфу его кораблю не дадут. Отныне 74-пушечник оперировал лишь в маленькой акватории пролива, отделяющего Корфу от острова Видо.

2 ноября к Корфу подтянулись главные силы русских — Ушаков стал готовиться к штурму. Соотношение сил на море для ле Желя теперь из ужасного превратилось в поистине катастрофическое — 12 линейных кораблей и 11 фрегатов союзников против французских 2 линейных кораблей, корвета и этого, как его там? — ах, да — полакра.

Вид на укрепления Корфу
Вид на укрепления Корфу

Порой встречаются на свете удивительные люди, которые не желают героически тонуть под огнём многократно превосходящего в силах противника или тем паче сдаваться. Ле Жель оказался как раз из их числа. Пораскинув мозгами, командир “Женеро” решил бежать, дабы спасти свой корабль для Франции.

На подготовку прорыва ушла уйма времени, так что, выкрасив паруса в чёрный цвет, “Женеро” выскользнул из-за Видо лишь 26 января 1799 года. То, что произошло дальше, и стало камнем преткновения для историков.

Что-то пошло не так…

Итак, около 10 вечера дозорная русская полугалера гардемарина Василия Драгневича заметила “Женеро” и просигнализировала об этом несколькими холостыми выстрелами. По идее, улепётывавшего “француза” должны были перехватить находившиеся неподалёку русские линейные корабли “Захария и Елисавета” и “Богоявление Господне”. Но тут что-то пошло не так — “Женеро” на полных парусах просвистел мимо русских линейных кораблей, а те “и ухом не повели”.

Судя по всему, причина данной “флегмы” двух вымпелов Ушакова была проста — они тупо стояли на якорях. На это обстоятельство толсто намекает содержание более позднего внушения Ушакова по русской эскадре:

Из кораблей французских, здесь стоящих, приготовляются отсель бежать, будьте осторожны, должны вы быть больше под парусами, а не на якорях, крейсируйте ближе к крепости, чтобы лучше вы могли осмотреться, ежели покусятся они бежать.

При всём уважении к Фёдору Фёдоровичу, процитированное внушение было уже размахиванием кулаками после драки — ле Жель таки удрал. Правда, “помогли” ему в этом не только русские. Позади кораблей, украшенных Андреевскими флагами, близ Корфу маячили ещё и корабли турецкие. Миновать их “Женеро”, уже проскочивший мимо “Захария и Елисаветы” и “Богоявления Господня”, при всём желании не мог. И опять у союзников что-то пошло не так.

Автору не удалось установить точно, какие два вымпела Кадыр-бея оказались на пути ле Желя, но судя по источникам, это были Sagir Kalyon (50- или 60-пушечный корабль) и Firkateyn(фрегат, нёсший от 28 до 40 орудий). Можно предположить, что эти вымпелы, будучи индивидуально слабее “Женеро”, не захотели подставляться под мощные продольные залпы “француза” и… пропустили того на чистую воду. Османская пассивность вызвала у русских массу нелестных комментариев, а позже породила даже исторический анекдот, в котором турецкий адмирал объявлял: “Француз бежит. Чем гнаться за ним, дуйте ему лучше в паруса!”

Так или иначе, “Женеро” целым и невредимым исчез в ночной темноте. С рассветом ле Жель взял курс на Анкону, принадлежавшую тогда французам. Меж тем у Корфу продолжали кипеть страсти. Согласно русской историографии, возмущённый Ушаков прибыл на турецкие корабли и потребовал организовать погоню. На это вице-адмирал получил от османов ответ в том смысле, что “Женеро” — это не цель, цель — взятие и разграбление Корфу.

Французский линейный корабль

Французский линейный корабль

У турок имеется своя версия событий. По ней после прорыва “Женеро” не русский адмирал посетил турецкие корабли, а Кадыр-бей прибыл к Ушакову. Далее между союзниками якобы завязался спор: Ушаков потребовал перераспределения призов в связи с бегством французского линейного корабля, а Кадыр-бей на это ответил, что ничего перераспределять не надо. Турки, мол, отказываться от “Леандра”/“Линдера” не намерены, а если русским не хватает призов, то пусть их корабли отправляются на охоту за “Женеро”. 

Резюмируя, можно сказать, что склока между союзниками получилась что надо!

Конец истории

3 марта 1799 года укрепления Корфу были взяты штурмом — тут Ушаков добился несомненного и полного успеха.

Как известно, кто раньше встал, того и тапки. Ушаковцы раньше турок добрались до “Леандера”, “Ле Брюна” и “Экспедисьона”, так что эти вымпелы стали русскими трофеями. Но Андреевский флаг над “Леандром”/“Линдером” развевался недолго — 22 июня 1799 года русский царь Павел I “в знак дружеского расположения” вернул корабль англичанам.

Английский линейный корабль атакует «француза».
Английский линейный корабль атакует "француза".

Ну а что же “Женеро”? Он, сопровождая торговые суда к осаждённой Мальте, 18 февраля 1800 года попал в засаду. Корабль был атакован с двух бортов и взят на абордаж. Гримаса истории — “Женеро” оказался захвачен Эдвардом Берри, капитаном “Фудроянта”, который ранее находился на борту “Женеро” в качестве военнопленного после захвата ле Желем “Линдера” в 1798-м.

Через год после того, как неуловимый “Женеро” всё же попался, Россия вышла из антинаполеоновской коалиции и русско-турецкий союз распался.

Сергей Махов

Понравилась статья?
Поделитесь с друзьями.

Share on facebook
Share on twitter
Share on vk
Share on odnoklassniki
Share on telegram
Share on whatsapp
Share on skype

При копировании или перепечатке материалов активная индексируемая ссылка на сайт fitzroymag.com обязательна.

5 11 голосов
Оцените статью
Подписаться
Уведомить о
0 Комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии