Из Америки с заразой

Как я начал курить сигары

Как я начал курить сигары? О, тут без длинного предисловия не обойтись, так что наберитесь терпения. 

В первый уик-энд января 1999-го года я, как обычно, поехал на Consumer Electronics Show в Лас-Вегасе, которое, как самая крупная выставка электроники в мире, постоянно привлекает десятки тысяч экспонентов и посетителей из Юго-Восточной Азии.

Как известно по самым последним событиям, именно оттуда, из Юго-Восточной Азии, в последние годы к нам приходит вся основная зараза. Тут я имею в виду медицинский аспект слова “зараза”, конечно.

Помнится в 1999-м, тем более на пике её сезонной активности, зараза случилась исключительной по своей злобности.

Вообще, поездка на CES всегда означала болезнь либо до, либо во время, либо сразу после выставки. В тот раз для меня был уготован третий вариант. Оставшись на несколько дней погостить у подруги под Лос-Анжелесом, проснулся я в день отлета в Москву и почувствовал себя еле живым. 

Кое-как я заполз в самолёт из LA в Москву — слава Богу, что рейс был прямым — после чего, зайдя к себе домой и бросив багаж не распакованным в прихожей, я свалился в постель, из которой я не вставал потом пару дней. Худо-бедно к нормальной жизни я вернулся и вовсе недели через две!

После некоторого улучшения самочувствия я попробовал закурить сигарету, но мне от нее стало по-настоящему тошно. Самопытка сигаретами продолжалась на протяжении нескольких дней. Дальше у меня терпение кончилось, и я был вынужден… бросить курить.

Михаила Кучеренко

Кто не курит и не пьет, тот…

Честно говоря, я никогда всерьёз не рассматривал тему собственной борьбы с курением. 

Во-первых, я никогда не был уверен, что у меня на это хватить силы воли. Во-вторых, из самых общих соображений очевидно, что “у любой медали есть оборотная сторона”, и, соответственно, если у чего-то есть польза, то обязательно должен быть и вред. Ну и, наоборот, если у чего-то есть вред, то тогда обязательно должна быть и польза. Весь вопрос заключается в том, чтобы сбалансировать эти вред и пользу таким образом, чтобы польза значительно преобладала над своей оборотной стороной вреда.

Для достижения последнего существуют как “количественные”, так и “качественные” методы. Учитывая, что “количественные” методы своего табакокурения я уже задействовал по полной — в соответствии со своим распорядком жизни я выкуривал не более пяти сигарет в день — то, по-видимому, в этот момент, для меня уже наступило время обратить внимание на методы “качественные”. 

Сам факт того, что я без особых проблем не курил почти шесть месяцев, сейчас вызывает у меня крайнее изумление, так как за исключением того “постельного” периода, я непрерывно курю уже на протяжении сорока пяти лет.

Никто, включая меня самого, конечно же, не рассчитывает на безвредность курения. Понятно, что за всё приходится платить. Но не некую, рассчитанную по всеобщему знаменателю цену, а свою, сугубо индивидуальную. В эту цену, как раз, и входит вполне конкретный баланс дебета и кредита по отношению к своему соматическому и психологическому состояниям, причём с учётом сопутствующих внешних обстоятельств. Как говорится, не зря у нас существует тезис “кто не курит и не пьёт, тот здоровеньким помрёт”. 

Кстати, эта поговорка, в которой содержится вся сила присущего нам инфантилизма, вызывает степень крайнего изумления у иностранцев. Им, похоже, ничего подобного в голову просто не приходит! Но мы отвлеклись от наших pro et contra.

Просчитать наиболее оптимальный с точки зрения вреда от всевозможных привычек жизненный путь, а также “подложить” везде, где надо, “соломки”, ни у кого из тех, кого я знаю, пока так и не получилось. Очень часто бывает всё ровно с точностью до наоборот. Человек, крайне щепетильно заботящийся о своём здоровье, и пытающийся полностью оградить себя от всевозможных вредных привычек, забывает об их оборотной стороне пользы во всеобъемлющем контексте его судьбы. Он не выстраивает свой сугубо индивидуальный баланс между ними, чрезмерно заваливаясь в сторону 100% универсального и пресловутого Здорового Образа Жизни, неуклонное следование которому, подчас, как раз и приводит к неожиданным серьёзным личным сбоям, в том числе — к неприятностям со здоровьем.

Соответственно, подобных иллюзий я никогда не испытывал.

Aleksandar Georgiev

Самочувствие пришло в норму

В июне того же 1999 года знакомый театральный режиссер попросил меня поучаствовать своим звуковым и видео оборудованием в презентации премьеры его спектакля в Театре им. Вахтангова. Среди других спонсоров на этом мероприятии присутствовал также фирменный магазин “Davidoff”, который раздавал (как оказалось позже, естественно, свои самые дешёвые) сигары под маркой “Private Stock”. Там, как раз, я и попробовал свою первую в жизни настоявшую сигару.

Несмотря на то, что к сему моменту я не курил уже с полгода, никакого синдрома абстиненции у меня не имелось. Поэтому выкуривание той самой сигары нельзя считать следствием какого-то “срыва”, нет. Это было банальное проявление любопытства. 

Итак, я закурил сигару, и знаете что? Я не почувствовал при этом никакого дискомфорта, похожего на ощущения, вызванные курением сигарет. В тоже время “кайф” от никотина на фоне аромата чистого табака, а также, чего уж греха таить, некая мистика происходящего, вполне присутствовали!

Потом была ещё одна сигара, уже самостоятельно купленная в “Davidoff”. Потом ещё одна. Я начал с сигары в неделю, затем закономерно перешёл к сигаре в день, ну а дальше — понеслось.

Я не зря в предисловии довольно долго разглагольствовал на тему вреда и пользы от курения, а также описания критических обстоятельств, при которых достигается точка бифуркации внутренних потребностей организма и его психики. В моём конкретно случае, после десятилетий повышенного кровяного давления, как ни странно, с началом курения сигар самочувствие постепенно пришло в норму.

Разумеется, такой эффект можно списать на психосоматику. Но нельзя же отрицать того, что нам всем нужен какой-нибудь “свисток”, через который мы могли бы (здесь — почти в буквальном смысле) “выпускать пар”, верно? Так вот, одним из таких клапанов в течении последних двадцати лет для меня являлось курение сигар. Видимо, именно поэтому после той приснопамятной встречи с ними на презентации, я с сигарами так больше и не расставался.

Сигары мне позволяют, когда нужно, дополнительно сфокусировать внимание. Преодолеть то, что сейчас называется модным словом “прокрастинация”. Развеять часто непереносимый уровень стресса, а также испытать и некое своеобразное Откровение — об этом ниже.

Успешное разрешение цикла предвкушения-вознаграждения, причём с помощью полностью легального продукта, вне всякого сомнения, должно иметь долю благотворного влияния, как на психику, так и на физиологию организма. Понятно, что речь идёт о разумных пределах.

Stellalevi

Основная ценность сигар

Основной оценкой вреда любой зависимости является то, насколько она мешает сохранению продуктивности соответствующего образа жизни. В отличие от алкоголя, баланс пользы и вреда от которого — задача уже совсем другого рассмотрения, сигары по моему собственному опыту этой продуктивности не только не мешают, но и всячески ей способствуют. Поэтому, даже удивительно, насколько рьяно преследуется курение, в то время как “бытовому пьянству”, по большому счёту, везде включён зелёный свет. 

Конечно, я отдаю себе отчёт в том, что запах от дыма может быть неприятен значительному количеству людей вокруг. Но ведь для раздельного времяпровождения с курением и без него существует масса технических возможностей за пределами тотальных запретов.

Думаю, что с точки зрения конспирологических теорий, здесь всё лежит просто на поверхности. Не верите? Что ж, напомню о том, что параллельно с отчаянной борьбой против курения табака, в мире всё больше и стран, и регионов легализируют потребление марихуаны…

Но мы опять отвлеклись. 

Как и в любой другой области, которая находится на стыке “техники” и “искусства”, производство и потребление премиальных сигар ручной скрутки, это непосредственная возможность проявить и прочувствовать “души прекрасные порывы”. Причём — с обеих сторон этого “уравнения”.

Существует мнение, что в процессе производства настоящих сигар — от высевания зёрен табака, его культивирования, сбора урожая, его сортировки и ферментации, изготовления самих сигар и, в конце концов, до их укладывания в коробки (конечно же, включая добросовестных дилеров и прочих искренне заинтересованных энтузиастов-игроков этой индустрии) — к изделию прикасаются примерно пятьдесят пар человеческих рук. Соответственно, основная ценность сигар состоит не в содержании в них никотина, как такового, и даже не в их вкусовых или ароматных свойствах.

Основная их ценность (я думаю, что оттуда и исходит их магический магнетизм) заключается в том, что сигары предоставляют особенно редкую в нынешние времена возможность научиться чувствовать и впитывать в себя — там, где это действительно имеет место — эти самые “души прекрасные порывы”, исходящие от всех вышеупомянутых пятидесяти пар рук. 

Вот какое Откровение я имел в виду. И вот из-за чего я, в основном, начал курить сигары.

Михаил Кучеренко 

 

При копировании или перепечатке материалов активная индексируемая ссылка на сайт fitzroymag.com обязательна.

5 1 оценка
Оцените статью
Подписаться
Уведомление о
0 Комментариев
Inline Feedbacks
View all comments