История винного бокала

Эволюция винного бокала весьма прихотлива и похожа на триллер
Фото: iStockphoto

Хотя человечество и пьет вино почти всю свою историю, но, оказывается, такая привычная и вроде бы обычная вещь, как винный бокал, существует совсем недавно. 

Было бы что пить!

Считается, что самыми первыми специальной посудой для употребления вина озаботились древние греки. Это был целый инструментарий, состоящий из сосудов различных форм и размеров, в которых полагалось хранить вино, подавать воду, смешивать их и разливать в чаши, форма которых определялась тем, как из неё будут пить — один ли человек или её пустят вкруговую, будут понемногу отпивать или прикончат одним глотком, не ставя на стол… 

Следом идею охотно подхватили римляне, как и многие другие греческие придумки, но… дальше традиция не пошла. В суровых умах варваров не приживалась мысль мешать вино с водой, а полукочевой образ жизни не способствовал обзаведению кухонной утварью.  Пили из чего придется — было бы что пить!

Позднее, обзаведясь собственными странами и превратившись из варваров в европейцев, обитатели Европы даже не пробовали вернуться к греко-римским традициям винопития.  Ну, и вина стали совсем другим, честно-то говоря… От сосуда для питья требовалась утилитарность в первую очередь и богатство — во вторую. Так на севере считали, что пить можно было и из коровьего рога, но вот край его хорошо бы отделать серебром, а если есть возможность — то и золотом.  А чтоб рог можно было поставить на стол, не допив — к нему приспособили две небольших ножки, тоже, по возможности, из драгметаллов.  Когда в скандинавских землях начали делать сосуды для питья из глины, стекла или меди — их поначалу делали в форме рогов, правда — сразу с ножками-опорами.  И действительно — зачем что-то выдумывать, когда и так все хорошо работает?

Фото слева: Jastrow, British Museum | справа: iStockphoto

В более южных землях, где сохранялось влияние Рима, пили из кубков различных форм — от напоминающих современные стаканы до более привычных нам, снабжённых тонкой ножкой для удобства руки и массивным основанием — для устойчивости.  И непременно — украшенных как можно замысловатее: эмали, чеканка, драгоценные камни…  

Когда в качестве материала для сосуда всё чаще начали употреблять стекло, традиция декорировать сосуд как можно сильнее и заковыристей всё равно никуда не делась — просто стали использовать другие технологические приемы. Пластичное стекло позволяло делать сосуды всё более изысканной формы. Мастера состязались в хитростях декорирования, вспоминали или открывали заново приёмы античных мастеров и изобретали новые. Стекло красили в различные цвета. По нему резали узоры. Его делали слоистым…Эти сосуды отличались от привычных кубков, пожалуй, лишь меньшей толщиной стенок, и уже имели право именоваться бокалами, но… не всё так просто, избыточный декор всё ещё никуда не делся.

За один австрийский шиллинг

Очень медленно проникала в головы людей мысль, что само вино — прекрасно не только на вкус, но и на взгляд. Постепенно появлялись бокалы тонкого гладкого стекла, предназначенные для того, чтоб пьющий мог насладиться не только вкусом, но и видом напитка: лёгкими золотистыми искрами в бургундском, тяжёлым, кроваво-красным огнём бордо или игрой крошечных сверкающих пузырьков шампанского. По-прежнему никто особенно не задумывался о том, влияет ли посуда на вкус налитого в неё.

Впервые эта мысль пришла в голову потомственному стекольщику, наследнику многих поколений стеклодувов — мастеров и фабрикантов стеклянной посуды — Клаусу Риделю.

Судьба была к нему довольно сурова. Родившись в 1925 году в семье богатых промышленников — владельцев нескольких стекольных предприятий Богемии, в 1945-м он остался лишённым средств сиротой в разорённой войной Австрии. Отец, увлекшийся в 30-е годы, помимо основного семейного дела, производства винных бокалов и рюмок, ещё и созданием стёкол для светофоров и линз, был арестован, как работавший на германскую армию; предприятия и собственность его, оказавшаяся на территории Чехословакии, были национализированы. Но Клаус не унывает. Он готов продолжить семейное дело. Правда, до конца жизни Клаус будет известен пацифистскими взглядами, демонстративной аполитичностью и гедонизмом. 

В 1956 году за один австрийский шиллинг Клаус Ридель приобретает неработающий стекольный завод в городе Кюфштайн около Инсбрука. На заводе висит огромный долг в 18 миллионов шиллингов. Завод заброшен с 1945 года, но… Клауса это не останавливает. 

Он запускает завод, регистрирует торговую марку “Riedel” и начинает делать то, что умеет — выпускать посуду, в первую очередь для вина. Бокалы этого времени, как, кстати, и всех предыдущих лет, все ещё в первую очередь являлись украшением стола. Массивные, рельефные, с золотым ободком, на толстой ножке и с узором.

Послевоенные настроения в Западной Европе отличались волной радостного подъёма, поймав которую, Клаус — тонкий ценитель хороших вин, собрал вокруг себя увлечённых людей, таких же ценителей вина, и создал винный клуб. На одной из дегустаций клуба возник спор о качестве вина. Кому-то оно казалось великолепным, а кто-то, напротив, находил вино резким и несбалансированным. Тогда Клаус обратил внимание, что все бокалы на дегустации были разной формы и объёма. Продегустировав вино ещё раз, он пришёл к выводу о влиянии формы на вкус и аромат вина. Следовательно, существует абстрактная форма, идеальная для всех красных вин? Клаус решил найти её, следуя подсказкам, которое даёт вино, а не эстетика стеклянной посуды. Не доверяя собственному вкусу, он пригласил Итальянскую Ассоциацию Соммелье. Вместе они провели серию дегустаций в поиске идеала. В итоге было установлено, что ключевыми являются три параметра: диаметр кромки, высота, а также объём бокала.

Уже в 1958 году был представлен первый бокал Riedel, выполненный из тонкого стекла и без какого-либо декора. Он сужался к вершине, что также было непривычно — до этого бокалы имели конусовидную или цилиндрическую форму. Но самым необычным в бокале был его объём, который составлял 1 литр 50 мл. “Большой кубок” стал первым в мире бокалом, дружелюбным по отношению к вину, а не просто украшавшим стол.

Фото: iStockphoto

Последователи и оппозиционеры

Новшество приняли далеко не сразу.  Многие критиковали размер и простоту дизайна. Другие, наоборот, ценили дизайн, но обходили молчанием главное — функциональность.  Масла в огонь подлили виноделы Бордо, заявившие, что бокал Riedel портит их вина. В гневных письмах они просили Клауса разобраться, что не так в бокале, ведь в своих винах они были уверены.

Недолгие исследования показали — дегустировались в основном вина из сортов винограда пино нуар и неббиоло — именно для них и был идеален представленный бокал. А раз так, то надо проверить другие сорта. Снова привлекаются сомелье и начинаются эксперименты. В результате в 1961 году увидел свет “Bordeaux Gran Cru” — бокал объёмом 860 мл с другим диаметром кромки, другой высотой и геометрией чаши. Виноделы Бордо остались счастливы — новый бокал выгодно подчёркивал сильные стороны бордоских вин, их фирменные ароматы и богатый вкус. А Клаус понял, что если есть спрос на разные бокалы среди красных вин, то надо пробовать и белые. И он продолжил свою работу, которая заняла ровным счётом 15 лет.

В 1973 году на выставке в Орвьето Клаус Ридель представил свою первую коллекцию бокалов, разработанную дегустационным способом. Эта коллекция называлась “Sommeliers” и состояла из 10 бокалов ручной работы, выполненных из дорогого свинцового хрусталя. До сих пор эта коллекция является эталоном, отправной точкой для всех, продолжающих эксперименты в этой области. 

Маленькая фабрика в Кюфштайне продолжает работать до сегодняшнего дня, выпуская изготовленные исключительно вручную восхитительные бокалы, о которых в 1991 году в журнале The Wine Advocate Роберт Паркер скажет: “Бокалы Ридель — самые изысканные бокалы, как с технологической, так и с гедонистической стороны”. Сын Клауса, Георг, продолжает дело отца, открывает отделение фирмы в США и основывает ещё одну фабрику, где производит посуду и бокалы для вина машинным способом — линейку “Veritas”, отличающуюся куда более привлекательной ценой. Кроме того, развивая отцовские идеи, Георг расширяет палитру бокалов до сорока моделей.

Идеи Клауса Риделя, естественно, находят подражателей и продолжателей на стороне. Уже в наши дни в начале XXI века, наследник многих поколений венецианских стеклодувов, ещё в XVI веке переселившихся в Австрию, Курт Цалто выводит на рынок бокалы Zalto, созданные, по его словам, на стыке античных тайных знаний и современных научных разработок. Более угловатые по сравнению с бокалами Riedel, они, по словам своего создателя, основаны на геометрических принципах, использовавшихся ещё древними римлянами при изготовлении винных амфор. Модельный ряд насчитывает 11 позиций, включая бокал для коньяка, пива и безалкогольных напитков.

Другой последователь идей Клауса Риделя — немецкая компания Шпигелау. Сохранив практически неизменной форму бокала Риделя, они несколько уменьшили его объём, начали изготавливать его машинным способом и выбрали иной сорт хрустального стекла.

Нашлись и оппозиционеры — куда же без них! Так, например, собственную линейку бокалов запустил известный винный критик Рене Габриэль. Состоит линейка буквально из одной позиции — универсального, по словам Габриэля, бокала, подходящего для любого вина.  Представляя свой бокал, Рене Габриэль сказал: “Выбирая вино, я не хочу думать о том, есть ли у меня подходящий для него бокал. Мы не хотим думать о выборе бокала, мы хотим думать о выборе вина…”

Фото: iStockphoto

Несколько советов на прощание

И в заключение — несколько слов об уходе за бокалами из хрустального стекла.

Бокалы для вина в посудомоечной машине мыть не рекомендуется. Лучше это делать вручную, используя отдельную губку и максимально деликатное моющее средство, после которого не остается “химической пленки” — разводов. Мыть стеклянные и хрустальные бокалы следует прохладной водой — слишком горячая может стать причиной помутнения сосудов. И не стоит держать бокал при мытье за ножку — она может треснуть. Вернуть первоначальную красоту посуде, потерявшей свой блеск, можно в воде с несколькими каплями нашатырного спирта или уксуса. После чего чистые бокалы оставляют сушиться головой вниз, промокнув видимые капельки воды салфеткой из микрофибры.

На этом наш экскурс можно завершить, перейдя от теории к практике. Так какой, вы говорите, предпочитаете бокал для красного сухого из Умбрии?

Александр Баркан

При копировании или перепечатке материалов активная индексируемая ссылка на сайт fitzroymag.com обязательна.

5 7 оценок
Оцените статью
Подписаться
Уведомление о
2 Комментариев
Inline Feedbacks
View all comments
invite_059
invite_059
3 месяцев назад

А отдельно про античную тару для вина статья будет?

Андрей Союстов
Editor
Андрей Союстов
3 месяцев назад
Ответил(а)  invite_059

Безусловно будет. Своевременно или несколько позже. ))

Вам также может понравиться