Ирландские войны. Часть XXXVI

Сэр Фрэнсис Дрейк начинает и проигрывает
iStock

Когда известия о выходе армады достигли Ирландии, на побережье Изумрудного острова воцарилась паника.

“Грабить любые испанские суда…”

После памятной взаимной свары из Ирландии турнули не только Джона Перрота, но и Ричарда Бингхэма. Правда, лорда-маршала не законопатили в Тауэр, а направили геройствовать во Фландрию. Вскоре Елизавета отозвала Бингхэма обратно на Изумрудный остров — там бывалый и надёжный, как лом, лорд-маршал был явно нужнее. Теперь, когда в Дублине все забегали по потолку, охваченные видением буквально завтра готовых к десантированию испанских терций, Фицуильям погнал Бингхэма в Коннахт. Лорду-маршалу поставили задачу срочно призвать Кланрикардов и О’Брайенов под английские знамёна, ну и мобилизовать побольше ирландцев.

Грейс О’Мэлли, пиратской королеве, было выплачено 600 фунтов и выдано “разрешение грабить любые испанские суда, какие найдутся в окрестностях островов Клэр, причём вся добыча будет оставаться её собственностью”.

Фицуильям срочно создавал отряды самообороны. В разорённый Манстер на правах инспектора с диктаторскими полномочиями отправили Томаса Норриса. Тот имел приказ наместника — любой ценой предотвратить высадку испанцев в Керри. Новый наместник явно намеревался растянуть имевшиеся в его распоряжении силы вдоль ирландского побережья. С учётом немногочисленности воинского контингента и большой протяжённости береговой черты это больше всего напоминало натягивание совы на глобус. При виде такой заведомой глупости Бингхэм не сдержался и весьма нелестно отозвался о воинских талантах лорда-заместителя. Это вызвало соответствующие ответные комментарии лорда-заместителя. В общем, никто и моргнуть не успел, как Бингхэм поссорился с Фицуильямом не хуже чем когда-то с Перротом. Наговорив кучу гадостей в адрес лорда-маршала, сэр Уильям в частном письме сообщил, что “не будет плакать, если испанцы повесят этого мерзавца”.

Тем временем армада вошла в Канал и 29 июля появилась на траверзе мыса Лизард.

Испанская Армада в проливе Ла-Манш
Испанская Армада в проливе Ла-Манш

Надо было решать, как действовать дальше, и испанцы устроили военный совет. На нём Флорес де Вальдес предложил воспользоваться тем, что главнокомандующий английским флотом лорд Говард Эффингемский разделил свои силы между несколькими портами. Де Вальдес утверждал: сейчас следует атаковать и уничтожить изолированный от остальных английских сил отряд Дрейка, стоящий в Плимуте. Этот вполне разумный совет был отклонён, поскольку Медина-Сидония имел чёткие инструкции не ввязываться в бои местного значения и как можно быстрее следовать к фламандским берегам для погрузки на суда армии герцога Пармского.

Сэр Фрэнсис Дрейк не стал дожидаться, когда дон Алонсо Перес де Гусман эль Буэно, герцог Медина-Сидония, передумает. Он вышел из Плимута и попробовал атаковать растянутый строй армады, больше всего напоминавший какой-то гуситский табор. Однако атака англичан была нерешительной. Стрельбу знаменитый капер вёл с дальней дистанции и особого вреда испанцам причинить не смог.

Дрейк выходит на охоту

1 августа флагманский “Ривендж” Дрейка, а также “Уайт Бир” и “Мэри Роуз” обнаружили отбившийся от главных сил во время боя 31 июля 1150-тонный 46-пушечный галеон “Нуэстра Сеньора дель Розарио” под командованием дона Педро Вальдеса, флагмана Андалузской армады. Сэр Фрэнсис послал парламентёра на борт испанца, который поинтересовался, изволят ли доны драться или сразу сдадутся? Вальдес решил капитулировать. На борту “Нуэстра Сеньора дель Розарио” англичане обнаружили 55 тысяч дукатов (жалование ветеранам герцога Пармского), что впоследствии привело к крупному скандалу между каперскими адмиралами. Мартин Фробишер в сердцах заявил: “Он [Дрейк — С.М.] как трус вертелся всю ночь близ испанца, дабы взять добычу. Думал нас обмануть, чтобы мы не получили свою долю в пятнадцать тысяч дукатов, но мы её получим или, клянусь Богом, мы пустим ему кровь”.

Забавно, что как раз в ночь на 1 августа лорд Говард, признавая гораздо больший опыт Дрейка в морских делах,  отдал приказ сэру Фрэнсису принять на себя функции флагмана флота. Однако Дрейк не только не сообщил о получении этого приказа, но и погасил сигнальный фонарь на “Ривендже”, легкомысленно уйдя на поиски отставших испанских кораблей. В результате Говард, разыскивавший ночью Дрейка, принял сигнальный огонь испанского корабля за огонь “Ривенджа” и ночью влез с кораблями “Арк Роял”, “Уайт Бир” и “Мэри Роуз” прямо в середину испанского флота. Лишь по чистой случайности главнокомандующий английским флотом не попал в плен к испанцам!

В то время как Говард, отчаянно ругаясь, рыскал ночью по Каналу в поисках Дрейка, сам капер продолжал охоту на испанские вымпелы. В результате, кроме “Нуэстры Сеньоры дель Розарио”, Плимутская эскадра смогла захватить ещё два вымпела противника — 958-тонный 25-пушечный “Сан-Сальватор” и 500-тонный 16-пушечный гамбургский галеон “Фалькон Бланко Майор” из Немецкой армады.

Путь следования Армады в Канале
Путь следования Армады в Канале

Оценивая итоги боя у Плимута, можно сказать только одно: Дрейк проиграл его стратегически. Да, он захватил 3 испанских корабля, но теперь испанцы оказались впереди Плимутской эскадры, на ветре, тогда как Дрейк плёлся позади донов. Если бы Медина-Сидония решил высадить те испанские войска, которые имел на своих кораблях, помешать этому десанту Дрейк не смог бы. Ценой захвата капером трёх испанских вымпелов армада миновала Плимутскую эскадру и, по сути, отделила корабли Дрейка от основных сил английского флота.

Продолжение следует.  

Сергей Махов

Понравилась статья?
Поделитесь с друзьями.

Share on facebook
Share on twitter
Share on vk
Share on odnoklassniki
Share on telegram
Share on whatsapp
Share on skype

При копировании или перепечатке материалов активная индексируемая ссылка на сайт fitzroymag.com обязательна.

Вам также может понравиться

5 6 голосов
Оцените статью
Подписаться
Уведомить о
0 Комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии