Ирландские войны. Часть XXXIII

Генрих де Гиз и “День Баррикад”
Башня Беле
istock

Пока Лондон и Дублин наслаждались зыбким ирландским спокойствием, Филипп IIпоторапливал дона Альваро де Базана, маркиза де Санта-Круз, с окончанием подготовки армады. Король Испании считал, что следует в авральном режиме заканчивать приготовления к походу и поскорее выходить в море. Маркиз и рад был бы последовать указаниям монарха, но с отправкой армады дела обстояли труднее, чем это виделось Филиппу из его Эскориала.

Армада готовится

В начале января 1588 года де Базан писал королю, что с выходом в море придётся повременить. Из запланированных 50 галеонов армада имеет в строю только 13! Вместо 100 судов обеспечения и поддержки — всего 70! Вместо 15 гребных судов — всего 4 галеры! Большая часть имеющихся вымпелов не прошла кренгование, а также испытывает нехватку артиллерии и припасов.

23 января король вновь потребовал вывести армаду в море как можно быстрее, но вновь получил ответ, что флот ещё совершенно не готов.

Филипп, не доверяя до конца де Базану, послал в Лиссабон с ревизией графа де Фуэнтеса. Проверка эта не выявила хищений и нарушений со стороны маркиза Санта-Круз, но дон Альваро воспринял ревизию как королевскую немилость. Поэтому быстренько заболел, впал в горячку и… скончался 19 февраля 1588 года.

Такого афронта никто не ожидал, и Филиппу II потребовалось некоторое время, чтобы назначить нового командующего армадой. Им стал уже известный нам по обороне Кадиса  дон Алонсо Перес де Гусман эль Буэно, герцог Медина-Сидония. Большую роль в этом выборе короля Испании сыграли администраторские способности герцога.

Дон Алонсо Перес де Гусман эль Буэно, герцог Медина-Сидония

Дон Алонсо Перес де Гусман эль Буэно, герцог Медина-Сидония

Как признавал сам Медина-Сидония, по прибытии в Лиссабон он застал там полный хаос — припасы, провизия, пушки, порох, ядра — всё это в беспорядке валялось у пристаней; часть галеонов была хоть сейчас готова к выходу в море, но на другой части не были поставлены даже мачты; какие-то корабли благодаря расторопности своих капитанов оказались перегружены провизией, а на других её не было совсем; кто-то загрузил на свои корабли все пушки, но не имел ядер; кто-то, наоборот, имел полный комплект ядер и пороха, но ещё не установил пушки. В общем — царило состояние хаоса и неразберихи.

Благодаря титаническим усилиям Медины-Сидонии к лету армаду оснастили, и испанский флот стал готовиться к выходу в море.

Но прежде, чем мы перейдем к походу Непобедимой армады, давайте ненадолго заглянем во Францию, ибо там происходили события, также достойные нашего внимания.

В то время как испанский король Филипп II собирал огромный флот, дабы высадить свои войска в Англии и, свергнув королеву Елизавету Английскую, заменить её более покладистым и дружелюбным правителем, во Франции в очередной раз разгоралась гражданская война. Причём, судя по всему, война эта была спланирована и организована Мадридом. Так сказать — дипломатический подарок Филиппа II своим генералам для облегчения проведения операции против Англии.

Франция всегда являлась слабым местом в политике Испании. Эта страна была сильной. Она обладала большим населением, крепкой армией, и самое главное — её политика была враждебна политике Испании. К тому же французская территория отделяла саму Испанию от её земель в Германии и Фландрии.

Король Франции Генрих III Валуа

Король Франции Генрих III Валуа

Филипп понимал, что единая и сильная Франция, скорее всего, будет дружественна именно Англии и Голландии, а потому начнёт препятствовать планам Испании стать мировым гегемоном. Кроме того, в 1587 году испанцы в который раз потеряли во Фландрии глубоководные порты Флиссинген и Бриль, а оставшиеся под контролем донов Дюнкерк и Ньивпорт были мелководны — эти порты не могли принять корабли океанского класса, какими являлись мощные галеоны Кастилии.

Так у Филиппа возник план — путём переворота привести к власти во Франции Генриха де Гиза и его Католическую лигу. Это погрузило бы Францию в хаос гражданской войны. Позиции Парижа резко бы ослабли. Плюс к этому Мадрид “под шумок” мог бы получить для армады французские глубоководные порты в Ла-Манше.

Весь в белом!..

Надо сказать, что Генрих де Гиз был к описываемому моменту куплен испанцами на корню — его долг Филиппу II составлял уже 3 миллиона ливров и продолжал стремительно расти. Тут-то к де Гизу и явился испанский посол Мендоса, потребовавший от Лотарингского принца решительных действий, ибо должок надо отрабатывать. Через Мендосу Филипп известил де Гиза, что готов выделить в помощь войскам Лотарингца, расквартированным в Суассоне, 6 000 испанских солдат и 300 тысяч экю золотой монетой — лишь бы принц побыстрее начал марш на Париж.

Мендоса в приватной беседе постарался максимально доступно донести до де Гиза, что Мадрид спонсировал его не для борьбы с протестантами или ещё какого местного перформанса, а конкретно ради госпереворота. Поэтому 9 мая 1588 года (за 19 дней до выхода армады из Лиссабона) Генрих де Гиз примчался в Париж.

11 мая 1588 года не на шутку испугавшийся Генрих III Валуа ввёл в столицу своих швейцарских наемников, ну а в четверг, 12 мая (за 16 дней до выхода армады из Лиссабона), в пять часов утра колокола церквей Сен-Северен и Сен-Бенуа громко ударили в набат. Так начался “День баррикад”.

Герцог де Гиз
"День баррикад". Герцог де Гиз выступает перед толпой парижан

Восставшим католикам потребовалось совсем мало времени, чтобы превратить районы Сите, Университета, Дворца Юстиции и площадь Невинноубиенных в укрепрайоны и настоящие крепости. Недовольные выжидательной политикой короля парижане натянули поперёк улиц цепи и из подручных материалов возвели баррикады.

Крийон, лучший военачальник Генриха III, запросил у короля разрешения разобрать баррикады и разогнать толпу. Генрих же, боясь открытого столкновения и питая надежду, что с Гизом получится договориться, медлил и приказа не отдавал. Наиболее подходящий для подавления мятежа момент был упущен. Более того, мятежники перешли в наступление – швейцарцев, пытавшихся прорваться к Лувру, окружили и принялись расстреливать с крыш домов и гостиниц. Закипела подготовка к штурму Лувра.

Когда посреди всего этого бардака на площади — весь в белом! — появился де Гиз, Его Величество бросился к герцогу, умоляя того спасти швейцарцев. Де Гиз был не прочь продемонстрировать королю свою власть над толпой, так что швейцарцев выпустили из окружения, и наёмники откатились к Лувру. В пятницу отряды Лиги, которыми командовали герцогиня де Монпансье, де Бриссак и Менвилль, захватили Ратушу и Арсенал. В этих условиях Генрих III видел для себя только один вариант спасения — бегство из Парижа.

Французский историк Филипп Эрланже так описывает этот момент:

Король покидал свою столицу, а вместе с ним — канцлер, герцог де Монпансье, маршал Бирон, государственные секретари, господин д’О, кардинал Ленонкур. Его Королевское Величество отправился в путь под защитой швейцарской гвардии из четырёх тысяч человек, французской гвардии и Сорока Пяти, окруживших Генриха III живым щитом. Оказавшись в Шайо 27 мая (за день до выхода армады), Генрих оборачивается к оставшемуся позади городу, отплатившему ему за добро лишь неблагодарностью и изменой, и гневно проклинает его. И ещё Генрих клянётся вернуться, только когда путь назад будет расчищен. А пока он выбирает местом своего пребывания Шартр, куда тут же переезжает весь дипломатический корпус.

Сергей Махов

Понравилась статья?
Поделитесь с друзьями.

Share on facebook
Share on twitter
Share on vk
Share on odnoklassniki
Share on telegram
Share on whatsapp
Share on skype

При копировании или перепечатке материалов активная индексируемая ссылка на сайт fitzroymag.com обязательна.

5 7 голосов
Оцените статью
Подписаться
Уведомить о
0 Комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии