Ирландские войны. Часть XXIX

Десант идальго в Ирландию отменяется
пушка
iStock

Как наши уважаемые читатели должны помнить, 10 августа 1585 года Её Величество Елизавета I в Нонсаче заключила договор с голландцами об оказании им помощи деньгами и войсками. Тем самым Лондон влез в ход войны во Фландрии, что называется, “по локоть”. Уже одного этого хватило бы для усиления конфронтации между Англией и Испанией. Но Рыжая Бесс на мелочи размениваться не любила, так что очень скоро, в том же 1585-м с подачи королевы случилось ещё одно событие, побудившее Филиппа II всерьёз задуматься о реализации комплекса мер, направленных на “приведение в чувство” островного королевства.

Шухер, который навёл Дрейк

Собственно, что произошло? Едва высохли чернила текстов договора в Нонсаче, как дочь Генриха VIII и Анны Болейн толсто намекнула Фрэнсису Уолсингему, что пока испанцы увязли во Фландрии — самое время пощупать донов за мошну в Вест-Индии. Уолсингем намёк понял правильно, и 14 сентября всё того же 1585 года из Плимута к берегам Карибского моря отплыло соединение в составе 21 корабля и 8 пинасов под флагом известного капера сэра Фрэнсиса Дрейка.

На борту вымпелов соединения находилось 2 500 солдат, которыми командовал генерал-лейтенант Кристофер Карлайл, размещавшийся на “Тайгере”. Авангард экспедиции возглавлял вице-адмирал Мартин Фробишер на “Примроуз”. Над арьергардом начальствовал контр-адмирал Фрэнсис Кноллис, находившийся на галеоне “Лейстер”. Флагманом же экспедиции был королевский 47-пушечный “Элизабэт Бонавентуре” (150 моряков, 24 канонира, 76 солдат, капитан — Томас Веннер, флаг адмирала Фрэнсиса Дрейка). Прочие корабли соединения являлись вооружёнными приватирами, имевшими кое-какое вооружение, но использовавшимися в качестве войсковых транспортов.

Основной задачей эскадры сэра Дрейка был грабёж испанских колоний в Вест-Индии.

Сэр Фрэнсис Дрейк

Сэр Фрэнсис Дрейк

17 ноября каперы подошли к островам Зелёного Мыса, где неожиданно атаковали и сожгли совершенно не готовый к обороне город Сантьяго. 12 января 1586 года разорению подвергся Сан-Доминго. Англичанам достались огромные склады с провиантом, в котором каперы терпели уже большую нужду. Заодно сэр Дрейк прибрал к рукам множество тюков с шерстью и китайским шёлком, а также дерево ценных пород — всё это испанцы собирались отправить в Метрополию, но не успели.

18 февраля 1586 года английские корабли появились у стен Картахены Индейской. К 16 часам город был взят. Испанский флаг продолжал развеваться только на главном бастионе — Кастильо Фуэрте. Однако после того, как Дрейк подвёл корабли к берегу, что позволило каперам расстреливать фортецию бортовыми залпами практически в упор, доны сдались. Последующее шестинедельное пребывание англичан в Картахене оставило от города одни головёшки. Ещё одно “наследство” визита сэра Дрейка — эпидемия жёлтой лихорадки — сотрясала окрестности Картахены ещё два года.

От берегов Колумбии Дрейк направился к Флориде. Ни сам адмирал, ни его подчинённые вообще ничего не знали о поселениях испанцев в этих местах. Чтобы не нарваться на неприятности, на берег высадили небольшой разведывательный отряд. Эти 50 человек, не особенно скрываясь, углубились на милю вглубь полуострова. Дальше не пошли, ибо наткнулись на недостроенный форт рядом с рекой Сан-Аугустин и посёлок. Осторожно пробравшись со стороны реки в поселение (оно называлось Сан-Хуан), разведчики там никого не обнаружили — население успело сбежать в сельву. Поскольку делать больше было нечего, англичане принялись обыскивать брошенные хижины. В доме губернатора внезапно обнаружилась брошенная испанцами казна, “потянувшая” на 2 000 фунтов — мелочь, а приятно!..

20 июля 1586 года экспедиция Дрейка вернулась в Портсмут. Добыча каперов оказалась сказочной — порядка 60 тысяч фунтов, из которых минимум 20 тысяч составляли долю экипажей и солдат. В ходе рейда потери экспедиции составили 750 человек. Зато, помимо золота и серебра, англичане захватили 240 пушек (с кораблей и галер в Сантьяго, Сан-Доминго и Картахене), из которых 40 были железными. И всё же главным результатом экспедиции были не монеты, слитки и трофейные пушки, а открытие, что колонии Мексики и Мэйна совершенно беззащитны!.. Как заметил вице-король Перу, “вся оборона Индий от врагов заключалась лишь в том, что враги почти ничего не знают о них; а ещё — в тех естественных препятствиях, которые ставит сама земля и непогода, а не в силах, способных им противостоять”.

Карта Вест-Индского вояжа Дрейка в 1585 году

Карта Вест-Индского вояжа Дрейка в 1585 году

Шухер, который навёл Дрейк и его парни по ту сторону океана, побудил испанцев наконец-то взяться за разработку конкретных планов по решению проблемы, именуемой словом “Англия”.

“Практически невыполнимо!..”

Ещё в те славные время, когда дон Альваро де Базан, маркиз де Санта-Круз, гонялся у Азорских островов за сторонниками дона Антониу, претендовавшего на португальский престол, испанский генерал-капитан впервые озвучил суть “английского” прожекта. Мол, чтобы раз и навсегда закрыть вопрос со шкодившей Испании Англией, следует собрать Большой флот, который сможет высадить на побережье Туманного Альбиона Большой десант, который низвергнет Елизавету и посадит на английский трон“более подходящего” монарха.

По мысли де Базана, такая операция не только положила бы конец каперству британцев в испанских водах, но и сильно напугала бы Францию, заставив её отказаться от поддержки Антониу. Если бы французы проявили упорство, то после захвата Туманного Альбиона доны, базируясь на английские порты, быстро обнулили бы все попытки французского флота грабить испанские караваны.

Задумка де Базана на бумаге выглядела красиво и просто, как полено. Оставалось только это “полено” донести до короля.

11 декабря 1585 года английский экспедиционный корпус Роберта Дадли, 1-го графа Лестера, высадился во Фландрии. По такому поводу Филипп II страшно возмутился и в январе 1586 года объявил своему окружению, что далее терпеть выходки Англии он не намерен. Короче, надо срочно что-то делать! Есть идеи, что?.. Тут-то де Базан свою задумку королю и выложил. Филиппу она настолько понравилась, что маркиз де Санта-Круз получил приказ предметно проработать вопросы, связанные с Большим десантом.

Сразу стало понятно, что столь Большое дело потребует задействования большого же количества ресурсов — как людских, так и финансовых. В своей первой докладной записке де Базан отмечал, что он планирует оснастить, по крайней мере, 150 больших кораблей общим тоннажем не менее чем 77 тысяч тонн, а также ещё 400 более мелких судов. На этот флот генерал-капитан планировал посадить ни много ни мало 55 тысяч солдат десанта, плюс — огромный артиллерийский парк с полной обслугой, плюс — отряд из 3 000 землекопов в придачу.

Даже по начальным прикидкам предприятие по свержению Елизаветы выглядело грандиозным. Филипп II окончательно на него решился, лишь заручившись благословением Папы Римского, которому очень хотелось вернуть Англии в лоно католической церкви.

Местом сбора кораблей будущей армады определили португальский Лиссабон — самый большой порт океанского побережья Иберии, обладавший вместительной гаванью в устье реки Тахо и приличными кораблестроительными мощностями. Ещё не построенный флот назвали Felicísima Armada — Наисчастливейшая армада, намекая на его освященную Папой миссию. 

Испанский галеон
Испанский галеон

В марте 1586 года де Базан предоставил детальный расчёт сил, необходимых для проведения операции. Согласно этому документу, отплывающий к берегам Англии флот должен был состоять из двух компонентов — многочисленного военного эскорта и большого количества транспортов с войсками. Чтобы обеспечить выгрузку десанта на берег, предполагалось иметь в составе армады несколько крупных гребных судов. Командование Felicísima Armada маркиз предлагал возложить на себя.

План де Базана сразу же был оспорен Алессандро Фарнезе, герцогом Пармским, главнокомандующим испанскими войсками во Фландрии. В своей записке от 20 апреля 1586 года он писал Филиппу II:

Идея большого каравана транспортных и военных кораблей глупа и примитивна. Собрание парусников разного размера, разного класса, разной вооружённости, наконец, просто разной скорости — это самый неудачный способ произвести успешную операцию.

Фарнезе предлагал следующее: армада военных кораблей отплывает из Лиссабона, минует Канал и проследует к Корнуоллу, где не осуществит высадку десанта, а будет лишь создавать видимость подготовки к таковой, тем самым отвлекая внимание английского флота. Десант же соберётся в Дюнкерке и “перекинется” через Ла-Манш на собственных плавсредствах!

Плюсов в этом плане герцог Пармский видел несколько:

— не надо тащить с собой мимо берегов Франции около 500 транспортов с войсками, которые придётся забрать из торгового флота;

— так же можно не брать с собой гребные суда, ибо имевшиеся в Дюнкерке плоскодонки (Фарнезе обещал построить до 100 таких судов, используя леса, растущие недалеко от Лилля) вполне смогут как форсировать Ла-Манш, так и подойти близко к английским берегам для высадки;

— военные корабли послужат лишь приманкой для английского флота, который надо будет оттянуть от побережья Фландрии.

Однако, помимо плюсов, план Фарнезе имел и довольно крупные минусы.

Во-первых, надо было точно рассчитать время готовности армады и собрать войска в Дюнкерке.

Во-вторых,следовало как-то снять голландскую блокаду с находившихся под контролем испанцев портов во Фландрии.

В-третьих, районы Дюнкерка и Остенде изобиловали мелями и песчаными барами, что ограничивало большие испанские корабли в манёвре и возможностях подхода к берегу. В тех водах плоскодонные голландские и английские суда имели явное преимущество.

Дон Алессандро Фарнезе, герцог Пармский

Дон Алессандро Фарнезе, герцог Пармский

В-четвёртых, совершенно непонятно было, как испанцам удастся сохранить в тайне подготовку к грандиозной операции, имея в виду оснащение 100-200 кораблей в Антверпене и сотни плоскодонок в Дюнкерке, не говоря уж о сосредоточении в последнем многочисленной армии вторжения.

В-пятых, неясно, как можно заранее просчитать погоду для высадки, ведь малые плоскодонные суда имеют ограниченную мореходность.

В-шестых…

Впрочем, и уже перечисленного хватит. Филипп II, прочитав записку герцога Пармского, собственноручно начертал на ней: “Практически невыполнимо!”

Испанское планов громадьё

Летом 1586 года священник и учёный Бернардино де Эскаланте, друг Филиппа II, составил для короля меморандум с различными стратегическими альтернативами нападения на Англию. Всего их было три:

1) атака с севера с высадкой в Шотландии;

2) высадка на юго-западе — в Корнуолле и Уэльсе;

3) и, наконец, блицкриг из Фландрии.

Реализация каждой из этих позиций по отдельности была признана опасной. Поэтому де Эскаланте предложил от первого варианта отказаться вовсе, а второй и третий совместить. В ходе обсуждения данной идеи в испанских задумках неожиданно “всплыла” Ирландия.

Теперь план вторжения выглядел следующим образом. Армада добирается до Ирландского моря, после чего высаживает отвлекающий десант численностью в 30 тыс. бойцов либо в Ирландии (Уотерфорд), либо в Уэльсе (Мэлфорт или Хейвен). Пока всё внимание англичан будет привлечено к отражению этой диверсии, Фарнезе быстренько со своими ветеранами переправляется через Ла-Манш, высаживается в Эссексе и победоносно марширует на Лондон. Далее доны отбирают корону Англии у Елизаветы — finitalacommedia!

Обдумав выработанную стратегию, Филипп решил её несколько модифицировать. В королевской редакции план предусматривал диверсионную высадку в Ирландии, вслед за чем армаде предписывалось остаться у пролива Святого Георга, оттягивая на себя английские морские силы в течение как минимум двух месяцев. По прошествии этого срока армада должна была неожиданно перебазироваться в Ла-Манш и как-то (как?) взять пролив под контроль. Только вслед за этим герцог Пармский получал разрешение десантироваться в Англию.

Внесённые королём в план правки восторга у Алессандро Фарнезе не вызвали. В октябре 1586 года герцог написал Филиппу длинное письмо, в котором недвусмысленно указывал на ошибочность предлагаемого монархом двухмесячного промежутка между двумя десантами. Отдельно главнокомандующий испанскими войсками во Фландрии “прошёлся” по идее высадки в Ирландии. Та, по мнению Фарнезе, могла лишь привести к распылению испанских сил, которые, напротив, следовало бы концентрировать на направлении главного удара.

Филиппу его план нравился, но не считаться с мнением такого опытного полководца, как герцог Пармский, король Испании не мог. После многомесячной дискуссии монарх всё же уступил. В июне 1587 года был отброшен вариант с Ирландией, а в сентябре план вторжения принял свою окончательную форму — армада направляется в Ла-Манш, там встречается с Пармой и защищает его переправу.

Однако творческий зуд у Филиппа не унимался, так что вскорости король “выкатил” новые дополнения к уже вроде бы утверждённому плану. Монарх предложил генерал-капитану взять на борт только 4 тыс. пехотинцев и 3 тыс. кавалеристов. Очистив Ла-Манш от вражеских кораблей, де Базан должен был обеспечить высадку в Англии первого эшелона десанта. Закончив с этим, армада направлялась в Дюнкерк, где грузила второй и третий эшелоны десанта, состоявшие из фламандских ветеранов. Ими, да и всей дальнейшей фазой операции, должен был командовать уже Фарнезе.

Генерал-капитан остался королевскими новациями недоволен. А если англичане успеют расправиться с ограниченными силами первого эшелона до прибытия Фарнезе с подкреплениями? А если плохие погодные условия задержат высадку? Почему районом высадки назначен Кент, когда в районе Плимута или Саутгемптона высаживать десант гораздо удобнее! И, самое главное, зачем в самый разгар операции нужна рокировка командующих?

Де Базан понимал, что первоначально предложенный им план не идеален, но генерал-капитан считал его всё же более реалистичным, чем последнюю редакцию плана королевского. Да, сформированная сообразно принципу “всё своё вожу с собой”, армада генерал-капитана станет громоздким соединением разнокалиберных транспортов. Но зато он, де Базан, как начальник экспедиции сможет поступать с таким конвоем сообразно ситуации и без оглядки на положение дел во Фландрии. Де Базан получит возможность высадить армию как в холмистом Корнуолле, так и в низинном Эссексе, а большое количество кораблей позволит испанцам отбить любые атаки англичан и голландцев. Таким образом, по мнению генерал-капитана, основным врагом его гигантского конвоя будет исключительно погода.

К выкладкам де Базана следует добавить, что голландцы, обладавшие к 1588 году удобными и глубоководными Флиссингеном и Брилем, легко могли блокировать Дюнкерк, поскольку из-за песчаных баров вход в бухту последнего был возможен лишь во время прилива и с определённым ветром.

Пока Филипп и герцог Пармский дискутировали на тему коррекции планов вторжения, генерал-капитан продолжал продвигать свой собственный план. По нему “день Х” — выход армады из Лиссабона — назначался на 30 мая. 19 июня испанские корабли должны были бросить якорь в Ла-Корунье, а 22 июля, закончив последние приготовления — отправиться в поход к Ла-Маншу. В “Секретной инструкции”, выданной де Базаном командующему кавалерией дону Алонсо де Лейва, отмечалось, что для успеха операции неплохо было бы захватить остров Уайт — его армада могла бы использовать как свой временный пункт базирования. Впоследствии, чтобы не снижать темпа операции, было решено отложить захват острова до окончания высадки Фарнезе. Предполагалось, что герцог осуществит её в Кенте между Дувром и Маргейтом.

Дон Альваро де Базан, маркиз де Санта-Круз

Дон Альваро де Базан, маркиз де Санта-Круз

Несмотря на богатое разнообразие имеющихся в распоряжении Филиппа II планов Большого десанта, можно констатировать, что ни один из этих планов в должной мере не учитывал сложный климат и гидрологию Канала. Недаром ирландский историк Сирил Фолс (Cyrill Falls) отмечал:

Высадка в Ирландии и переход с её берегов на английские, несмотря на кажущуюся сложность, был гораздо более удобен в эпоху парусов, чем высадка в Канале. Часто забывают, что при форсировании Па-де-Кале из Дюнкерка или Остенде нужно было ждать восточного ветра, который в тех краях довольно редок, тогда как зюйд-ост, требуемый для высадки в Ирландии, был постоянным ветром как в Бискайском заливе, так и на входе в Ла-Манш со стороны Бретани. В то же самое время при высадке идальго в Ирландии уже англичане должны были ожидать восточного ветра, что, несомненно, помешало бы им противодействовать десанту. Ирландия, ещё мало освоенная англичанами, была заселена народом, люто их ненавидевшим, тогда как влияние Испании и испанцев было в Ирландии очень велико.

В оправдание Филиппа и его приближённых стоит сказать, что высадка донов в Ирландии была бы актуальна в случае полномасштабной войны испанцев с Англией, предусматривающей полномасштабное завоевание английского королевства. В планы же испанцев входил блицкриг с последующим coup d’état, а не долгая и трудная военная кампания. Да и не могла Испания, увязшая во Фландрии, позволить себе многомесячные боевые действия на просторах Англии.

Даже рассчитывать во время вторжения на сколь-нибудь значимую помощь со стороны англичан-католиков испанский монарх и то не мог. К описываемому времени католики в Англии совсем потеряли остатки своего былого авторитета. Плюс к этому в случае испанского вторжения король Филипп II для английских католиков неминуемо превращался из собрата по вере в агрессора и захватчика.  

Сергей Махов

Понравилась статья?
Поделитесь с друзьями.

Share on facebook
Share on twitter
Share on vk
Share on odnoklassniki
Share on telegram
Share on whatsapp
Share on skype

При копировании или перепечатке материалов активная индексируемая ссылка на сайт fitzroymag.com обязательна.

5 8 голосов
Оцените статью
Подписаться
Уведомить о
0 Комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии

Вам также может понравиться