Ирландская экспедиция по-нормандски

Ирландские войны. Часть I
Старое кладбище в Ирландии
iStock

“Ирландия… как много в этом звуке!..” — так, перефразируя Пушкина, можно сказать о длинной и ухабистой истории Изумрудного острова.

Удивительно, но эта самая история, битком набитая интереснейшим материалом, большей части населения России-матушки практически неизвестна. В меру наших сил мы решили исправить данное упущение и для начала опубликовать серию материалов, посвящённых взаимоотношениям Ирландии и Англии времён правления королевы Елизаветы I, она же “Добрая королева Бесс”, она же “Королева-девственница”, она же “Рыжая Бестия”, она же “Хитрая Лиза”.

Однако это не отменяет того факта, что начать подкрадываться к интересующему нас периоду придётся издалека. Иначе читатели просто не поймут, почему всё получилось так, как получилось.

Мы долго думали над названием цикла новых статей, пока, перебрав варианты “На ножах”, “Все против всех”, “Хроники английского Кавказа” и тому подобное, не остановились на “Ирландских войнах”. Ну просто потому, что последние два слова подразумевают под собой всё-всё-всё, включая “Хроники английского Кавказа”.

Предупреждение № 1

Погружаясь в омут истории Ирландии, автор “Ирландских войн” не ставил себе целью написание соответствующей монографии. Поэтому он честно признаётся, что при написании своих заметок опирался большей частью не на тридцать три, а всего на три источника — знаменитые средневековые “Анналы четырёх мастеров”, исследование Филиппа О’Саливана Бира “Главы к истории Ирландии в период правления Елизаветы” и книгу Ричарда Багвела “Ирландия при Тюдорах с кратким изложением более ранней истории”.

Понятно, что в нужных местах будут приводиться данные и из других книг и статей. Тем не менее, львиная часть “Ирландских войн” основывается на вышеперечисленных трёх “китах”.

Предупреждение № 2

Пусть извинит нас искушённый читатель, но часть ирландских имён и фамилий, а также географических названий, мы будем приводить в англизированном виде, который исторически более удобен для российского восприятия. Действительно, даже для автора привычнее называть ирландского короля, о котором мы расскажем чуть позже, не его исконным именем Диармайт Мак Мурхада (Diarmait Mac Murchada), а англизированным Дермотом МакМорроу (Dermot MacMurrough).

Предупреждение № 3

Постоянно проговаривать “Ирландия”, “Изумрудный остров”, Éire (это по-ирландски) или Hibernia (это на латыни) — при всём уважении к ирландцам — довольно утомительно. Посему давайте договоримся также использовать для краткого обозначения Ирландии термин “Остров” — именно так, с большой буквы.

Согласны? Что ж, как говаривал Гагарин — поехали!..

Похождения Дермота МакМорроу

Королевства Ирландии в 980-1250 годах
Королевства Ирландии в 980-1250 годах

Прежде всего стоит объяснить, как вообще англичане попали на Остров и там закрепились.

Откатимся по линии времени в XII век или даже позже. На тот момент (а также до этого) Ирландия представляла собой конгломерат конкурирующих королевств, графств, герцогств и т. п. территориальных образований, которые резали друг дружку с неистовым упоением.

С 795 по 980 годы Остров пережил несколько вторжений викингов, которые осели в Ирландии и фактически растворились среди местных жителей, образовав касту воинов-наёмников (галлогласов). Во взаимных разборках, прерываемых на возлияния, свадьбы и похороны, Остров дожил до 1160-х годов. Тут-то на сцене и появились англичане.

Началось всё с того, что Дермот МакМорроу, король Ленстера, встрял в междоусобную войну с королевством Брайфн, где правил Рори О’Коннор (в ирландской транскрипции Руайдри О’Кончобэр). Война длилась шесть лет, по прошествии которых О’Коннор смог найти союзников, которые помогли ему вытурить в 1166 году Дермота из Ленстера. Добившись своего, Рори облегчённо вздохнул и провозгласил себя верховным королём всего Острова.

Король Ленстера Дермот МакМорроу.
Король Ленстера Дермот МакМорроу

Однако МакМорроу не смирился с поражением. Он переправился в Англию, а оттуда — в Аквитанию, где встретился с королём Генрихом II Плантагенетом, носившим, смеем заметить, гордое прозвище Чёрный… пардон — Короткий плащ. Английскому монарху ирландский монарх-изгнанник озвучил простое, как полено, предложение: если Генрих поможет Дермоту вернуть Ленстер, то Дермот признает себя вассалом Генриха. Идея была заманчивая. Однако именно сейчас Генриха, женатого на дочери герцога Аквитанского и экс-королеве Франции, в первую очередь интересовали земли и завоевания на континенте. По этой причине проект Дермота у английского короля особого интереса не вызвал. Впрочем, МакМорроу получил от Генриха письменное разрешение вербануть кого-нибудь из подданных английской короны, кто согласится на подработку в Ирландии.

С этим документом Дермот пошёл по миру, то есть начал объезжать английских вассалов Генриха и предлагать им непыльную работёнку на Острове. В конце концов, на ирландскую “наживку” в Уэльсе клюнул рыцарь Ричард де Клер, 2-й граф Пембрук, вошедший в историю под прозвищем Strongbow — Мощный лук.

Чтобы заручиться поддержкой де Клера, Дермот согласился выдать за него свою дочь, и Стронгбоу, получив разрешение Генриха II, начал вербовать в Уэльсе вояк для экспедиции в Ирландию. Понятно, что одного Стронгбоу, сколько б тот не был мощным, для спецоперации “Вернём королю-лишенцу его достоинство” было маловато. Поэтому МакМорроу убедил принять участие в реставрации себя любимого ещё трёх нормандских рыцарей — Роберта Фитцстивена, а также Морица и Раймона Фитцджеральдов. Забегая немного вперёд, скажем, что эти фамилии всего через пару столетий станут восприниматься как чисто ирландские и окажут большое влияние на историю Изумрудного острова.

Пока армия вторжения готовилась вторгаться, Дермот высадился на юге Ленстера и стал собирать сторонников. Это был самый удобный момент для О’Коннора прихлопнуть короля-лишенца, но Рори на его возвращение своевременно среагировать не смог, так как очень не вовремя увяз в зарубе Брайфна с соседним Манстером. Тем временем в 1169 году в Ленстер десантировался авангард английских “реставраторов” — 360 валлийских лучников, 60 фламандских кнехтов и 40 нормандских рыцарей под командованием Роберта Фитцстивена. Дермот прибавил к прибывшему из Англии “интернационалу” 500 своих человек, после чего вся компания двинулась к портовому городу Уэксфорду. Последний потребовался МакМорроу и Фитцстивену, поскольку высаживать крупные воинские контингенты на необорудованное побережье оказалось довольно затруднительно.

По пути к Уэксфорду произошла первая стычка местных жителей с иностранными “гостями”, в ходе которой бравые парни Фитцстивена играючи отбили атаку толпы ирландцев.

Защитники порта были заранее извещены о приближении неприятеля. Они своевременно спалили посад, укрылись за стенами и приготовились защищать свой город. Первый штурм Уэксфорда обошёлся атакующим в 18 трупов и закончился провалом. Дело начинало “пахнуть керосином”, так как для нормальной осады порта ни Дермот, ни Роберт ресурсов и времени не имели. Однако наглость, как известно, города берёт — на следующий день норманны уничтожили находившиеся в гавани ирландские корабли, после чего без особой надежды предложили защитникам Уэксфорда сдаться. Те подумали, подумали и… совершенно неожиданно для МакМорроу и Фитцстивена распахнули ворота.

Генрих II и Дермот МакМорроу
Генрих II и Дермот МакМорроу

Падение Уэксфорда не послужило для О’Коннора тревожным звоночком — правителя Брайфна целиком и полностью занимали дела в Манстере. Обосновавшиеся в Уэксфорде Дермот и Ко получили возможность дождаться подкреплений. После прибытия отрядов Фитцджеральдов “реставраторы” объединёнными силами начали то ли освобождать, то ли завоёвывать Ленстер. Только тут Рори сообразил, что на юге появился серьёзный противник, которого так просто в море уже не сбросить — проще договориться. Почему О’Коннор быстро пошёл на попятную? Потому что сумел по достоинству оценить военную мощь заморских “гостей”.

В первых же боях с местными жителями норманны доказали, что их воинское искусство на голову выше ирландского. Воины Острова традиционно пользовались тактикой “стена щитов”, чем-то напоминающей древнегреческую фалангу. Войско же норманнов сперва обрушивало на противника ливень стрел, а затем в ряды ирландцев врезалась тяжёлая кавалерия. Далее в прорыв устремлялась пехота, изолировавшая и добивавшая части “фаланги”. Соотношение военных потенциалов норманнов и ирландцев чем-то напоминало таковое у конкистадоров Кортеса и ацтеков — разница в оружии и тактике у сторон была очень большой…

Эскапады Ричарда де Клера

В ходе последующих дипломатических манёвров с участием всех заинтересованных сторон конфликт хозяйствующих субъектов разрешили так. Рори как был королём Брайфна, так им и остался. Дермот получил назад часть Ленстера, но признал себя вассалом О’Коннора и отправил к своему сюзерену в заложники сыновей. Фитцстивен же со товарищи получил в пользование город-порт Уэксфорд с окрестными землями.

После этого соглашения, по логике, должен был наступить режим “миру мир”, но не тут-то было. Дермот понял, какую “вундервафлю” в лице нормандского войска он заполучил и решил с её помощью добавить к своим владениям королевство Дублин. Во время похода на северо-восток норманны впервые столкнулись с потомками норвежцев-викингов, которые с точки зрения их тактики застряли примерно в X веке. Дальнейшее было ожидаемо — валлийские стрелки перестреляли первыми ринувшихся в бой местных недоберсерков, а прочих, менее пассионарных противников, втоптал в землю удар нормандской конницы.

Правда, Дублин “взять на копьё” Дермоту так и не удалось. В поисках обещанной норманнам военной добычи пришлось королю полу-Ленстера топать на юг к Уотерфорду и брать его в осаду. Туда же в начале мая 1170-го с тысячью воинов прибыл, наконец, и Ричард де Клер. В результате решительного штурма Уотерфорд пал, что позволило в местном соборе 2-му графу Пембруку сыграть долгожданную свадьбу с дочерью Дермота.

Свадьба Стронгбоу и Аофы (Евы) МакМорроу
Свадьба Стронгбоу и Аофы (Евы) МакМорроу

Далее “счастливые родственники” рванули к Дублину. Действия Дермота и Ричарда Рори О’Коннор расценил как полный беспредел и нарушение всех ранее достигнутых мирных договоренностей. Король Брайфна собрал войско и двинулся наперерез армии Стронгбоу. Но Дермот провёл воинов своего зятя в обход через горы Уиклоу, и норманны свалились на Дублин как снег на голову. Падение Дублина вывело Рори из себя окончательно — он приказал умертвить находившихся у него в заложниках сыновей МакМорроу, после чего объявил Дермоту и Ричарду “тотальную войну”. Впрочем, встретиться ещё раз с МакМорроу на поле боя королю Брайфна так и не пришлось — 1 мая 1171 года Дермот неожиданно скончался.

В Ирландии, в отличие от Англии, действовало право “танистики” (танистри), согласно которому после смерти главы рода выбирался “танист” (наследник). Это мог быть любой из мужчин “септа” (семьи), как по мужской, так и по женской линии, за которого проголосовало большинство его родственников. Стронгбоу не преминул воспользоваться выгодами ирландского наследственного права. Он объявил, что, будучи женатым на дочери Дермота Аофе (Aoife, Ева), является танистом покойного, а следовательно, имеет право как на Ленстер, так и на Дублин.

Заявка 2-го графа Пембрука на собственное королевство имела в Брайфне “оглушительный успех” — лучше средства, чтобы у О’Коннора по-настоящему bombanulo, придумать было трудно. Самопровозглашённый верховный король Острова запер своими превосходящими силами Ричарда де Клера в Дублине, а Роберта Фитцстивена — в Уэксфорде, но норманны сдаваться не собирались. Через некоторое время уставший биться головой о стены Дублина Рори предложил Стронгбоу размен: “Если ты признаёшь меня верховным королём Ирландии, то я признаю тебя королём Ленстера”. Однако было уже поздно — вспыльчивый Ричард “закусил удила” и послал О’Коннора вдоль забора.

Сидение норманнов в Дублине продолжалось до тех пор, пока Стронгбоу не узнал о бедственном положении Фицстивена. Получив неприятное известие, 2-й граф Пембрук собрал своих воинов, произнёс перед ними зажигательную речь в стиле князя Святослава — “Так не посрамим земли Русской, но ляжем здесь костьми, ибо мёртвые сраму не имут!” или что-то в этом духе — и во главе 600 клинков пробился сквозь орду ирландцев к Уэксфорду. Увы, он опоздал — не дождавшийся подмоги Фицстивен угодил в плен.

Тем не менее, даже с оставшимися у него силами Стронгбоу продолжал успешно кошмарить О’Коннора, да так, что соратники предложили Ричарду основать тут, на Острове, собственное независимое от Англии нормандское королевство. На такую авантюру 2-й граф Пембрук не решился.

Во-первых, Ричард понимал — рано или поздно, но Рори его всё же “завалит трупами”. Если, конечно, на помощь к Ричарду не нагрянет из Англии армия, чего в случае игр 2-го графа Пембрука в “самостийность” точно не случится.

Во-вторых, мистер Короткий плащ из Англии посматривал на эскапады Стронгбоу в Ирландии довольно косо. То, во что вылилось предложение покойного Дермота английскому рыцарству “немного подработать”, Генриху II Плантагенету категорически не нравилось. Вероятность появления под боком у Англии независимого нормандского королевства Плантагенета настолько не устраивала, что Его Величество даже объявил, что готов наложить санкции на участников ирландской экспедиции в виде изъятия их английских владений.

Решив не жертвовать синицей в руке ради журавля в небе, Ричард де Клер послал Генриху II свои вассальные заверения и предложение завоёванных ирландских земель.

Прибытие Генриха II в Уотерфорд
Прибытие Генриха II в Уотерфорд

17 октября 1171 года Короткий плащ высадился на Острове с 4-тысячной армией. Чтобы участники ирландской экспедиции не очень зазнавались, Их Величество отобрал у них под своё прямое управление Дублин, Уэксфорд, Уотерфорд и другие основные города побережья. Попутно король аннулировал у Стронгбоу звание графа Пембрука, но разрешил Ричарду де Клеру именоваться лордом Ленстера. Нормандским сподвижникам Стронгбоу тоже не особо повезло. Например, возвращённого ирландцами Роберта Фитцстивена продолжали держать в тюрьме вплоть до отплытия Генриха II из Ирландии, а то ишь чего удумали — собственное нормандское королевство создавать!..

Однако опала Ричарда де Клера и его “однополчан” по ирландской экспедиции оказалась недолгой. В 1173 году bombanulo уже у Генриха II, когда случился мятеж его сыновей, поддержанных супругой короля Элеонорой Аквитанской. Английскому монарху срочно понадобились опытные рубаки, так что Стронгбоу, Фитцстивен и Ко спешно убыли с Острова в охваченную войной Нормандию. Проявили они там себя более чем достойно. Потом в Ирландии вспыхнуло восстание против английских оккупантов. “Пожарной команде” лорда Ленстера пришлось спешно вернуться на Изумрудный остров, чтобы доказать повстанцам и всё ещё хорохорившемуся Рори О’Коннору, что те глубоко не правы.

В 1175 году Стронгбоу принял участие в подписании Виндзорского договора между Генрихом II и О’Коннором, согласно которому последний признал владения Генриха в Дублине, Ленстере, Мите и Уотерфорде. Так появился Пэйл (Pale) — узаконенные английские владения в Ирландии.

Сергей Махов

При копировании или перепечатке материалов активная индексируемая ссылка на сайт fitzroymag.com обязательна.

5 19 голосов
Оцените статью
Подписаться
Уведомить о
0 Комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии