Gloria in excelsis Deo!

Ирландские войны. Часть VIII
Гавань Смервик
iStock

Итак, 18 июля 1579 года вождь первого восстания Десмонда Джеймс Фитцмориц Фитцджеральд и его “Священный отряд” достигли Ирландии, десантировавшись в гавани Смервика. Так на Острове началось второе восстание Десмонда.

Гримаса истории

Едва оказавшись на берегу, Фитцмориц немедленно разослал во все стороны дозоры и “на всякий пожарный” решил приготовиться к отражению возможного контрудара. Недалеко от места высадки обнаружился форт Дан эн Ор (Dún an Óir), который итальянцы из “Священного отряда” прозвали Dell Oro (Золотой). Наёмники под командой итальянского капитана Себастьяна ди Сан-Джузеппе срочно занялись ремонтом этого укрепления.

Меж тем десантирование в графстве Керри (Манстер) итало-испанского вооружённого контингента произвело на местное население впечатление, подобное ядерному взрыву. Когда “Священный отряд” продефилировал мимо Дингла с развёрнутыми папскими знаменами и кричалками о начале священной войны против англичан-еретиков, к наёмникам Фитцморица начали массово присоединяться окрестные ирландские кланы. Ирландцы уже несколько поколений пытались привлечь иностранцев к борьбе против англичан, и вот — Gloria in excelsis Deo! — это случилось.

Всем было понятно, что Фитцмориц переступил черту. С того момента, как первые бойцы “Священного отряда” оказались в гавани Смервика, конфликт между двоюродным братом Джеральда Фитцджеральда, графа Десмонда, и Елизаветой I перешёл в стадию “или-или”. То есть либо Фитцмориц победит и вернёт Джеральдинам их владения, либо всё закончится его поражением и смертью — ни о каком прощении или пощаде со стороны Тюдоров теперь не могло быть и речи.

После подавления первого восстания Десмонда лорд-заместитель Генри Сидней и лорд-судья Манстера Уильям Друри постарались минимизировать опасность со стороны Джеральдинов, разогнав числившихся в их частной армии галлогласов. Тем из них, кто избежал казни и высылки, пришлось либо искать себе новых нанимателей, либо удариться в бродяжничество. Известие о появлении Джеральда Фитцджеральда привело их в восторг — галлогласы стали стекаться в Манстер. 1 августа к Фитцморицу со своими людьми присоединился Джон — младший брат Джеральда Фитцджеральда, графа Десмонда. К середине августа армия повстанцев разрослась до 3 000 человек. Её ядро составлял прибывший на Изумрудный остров вместе с Фитцморицом итало-испанский “Священный отряд” — пусть и не особо многочисленный (600 человек), но зато отменно вооружённый. Чтобы ещё больше усилить свой боевой потенциал, Фитцмориц настоял на военном обучении новобранцев по “европейским методикам”. Олдскульная ирландская тактика “стены щитов” была отвергнута. С оглядкой на “Священный отряд”, Фитцмориц во всех своих подразделениях постарался сделать ставку на ружейный огонь и пики.

Пока итальянцы и испанцы близ форта Дан эн Ор натаскивали ирландских повстанцев на новомодные европейские способы ведения боевых действий, английская администрация в Ирландии очухалась и начала действовать. Командовавший отрядом английских кораблей казначей флота сэр Уильям Винтер совершил набег на гавань Смервика, где захватил все суда “Священного отряда”. Тем самым англичане отрезали Фитцморицу пути к отступлению. Одновременно в Пэйле началась всеобщая мобилизация.

Поскольку пути назад не было, Фитцмориц двинул свои отряды вперёд. Первое, чем при этом занялись восставшие, был грабёж — любимое хобби ирландского населения XVI века. Нет, ну правда, угонять скот, воровать лошадей, убивать английских переселенцев — что может быть слаще?!..

Сэр Уильям Друри
Сэр Уильям Друри

В желании присоединить к восстанию Коннахт Фитцмориц немного перегнул палку — он напал на окрестности форта Кастлконнел, стоявшего на землях того самого Шейна Бёрка МакУильямса, про которого рассказывалось в предыдущей части наших материалов. Горячие ирландские парни Фитцморица угнали у “бродяг из Мэйо” табун лошадей. МакУильямс такого беспредела не стерпел и пустился в погоню за конокрадами. 18 августа Шейн нагнал набеговую партию повстанцев у Лимерика и полностью её уничтожил. Среди погибших оказался и Джеймс Фитцмориц Фитцджеральд, получивший в свой упрямый лоб пулю из аркебузы.

Таким образом прямо в начале восстания Фитцмориц умудрился погибнуть в глупейшей мелкой стычке с тем, кто мог бы стать потенциальным союзником Джеральдинов. Впрочем, к моменту встречи пули с головой Фитцморица двоюродный брат графа Десмонда уже свою роль сыграл — Манстер поднялся против англичан. При этом возглавили восстание выходцы из Англии — англо-нормандские Джеральдины, которые к тому времени уже стали настоящими ирландцами как по духу, так и по образу мышления.

Что тут скажешь? — гримаса истории!

“Врагов были тыщи!..”

После гибели Фитцморица во главе восстания встали Джеймс Фицдмунд Фицджеральд и Джон Фитцджеральд. Фицдмунд был соратником Фитцморица ещё во время первого восстания Десмонда, а Джон, как уже упоминалось, являлся младшим братом графа Десмонда. Вдвоём эта парочка со своими отрядами прошлась огнём и мечом по землям англичан-переселенцев, а потом — и по территориям ненавистных любому Десмонду Ормондов.

К описываемому моменту лорд-заместитель Генри Сидней уже был отозван в Лондон, где он стал членом Тайного совета. Приглядывать за Манстером остался лишь лорд-судья Уильям Друри — “человек суровый, но слабый здоровьем”. Под его командованием находилась армия численностью около 1 500 человек, набранная в основном из английских поселенцев и ирландских католиков, которые согласились принять сторону Тюдоров.

В конце сентября 1579 года Друри двинул из Килмаллока на юг и запад своих воинов двумя колоннами. Западный отряд должен был уничтожить опорные пункты Джеральдинов в лесистых областях Керри, тогда как южная “группа войск” намеревалась атаковать армию Джона Фитцджеральда. Атака эта, произведенная у моста на Гортнаху (Gort na Tiobraid), оказалась для англичан крайне неудачной. Семь сотен британцев угодили сперва в засаду, затем — в окружение, а “на сладкое” младший брат графа Десмонда ещё и атаковал англичан своими превосходящими по численности силами сразу с нескольких сторон. Мало кому из окруженцев удалось выйти живым из этой передряги. Известие об учинённой повстанцами бойне настолько потрясло Друри, что он в тот же день скончался в Килмаллоке. Командование английскими войсками на Изумрудном острове перешло к протеже Генри Сиднея Николасу Мэлби, занимавшему должность лорда-президента Коннахта.

Мэлби как раз добрался до Килмаллока, когда туда же нагрянул “Священный отряд”, за которым маршировали подразделения Фицдмунда и Джона. Итальяно-испанских наёмников английский дозор заметил, а вот воинов Джеральдинов — нет. По этой причине лорд-президент Коннахта посчитал, что перевес в силах на его стороне, и решил принять бой.

3 октября Мэлби выстроил своих бойцов в три шеренги, расставил перед ними пушки, укрыл позади пехоты отряд всадников и принялся ждать атаку противника. Когда английский командующий сообразил, что столкнулся не только со “Священным отрядом”, но ещё и с Джеральдинами, отступать было уже поздно — повстанцы сходу ринулись в наступление.

Английские пушки неплохо проредили ряды ирландцев в центре боевого порядка атакующих, но выдвинутые на фланги колонны итальянцев и испанцев с первой же попытки проломили все три шеренги бойцов Мэлби. На поле боя воцарился хаос. Английская пехота начала откатываться.

От полного разгрома лорда-президента Коннахта спас только самоотверженный бросок его кавалеристов, на всём скаку врубившихся в ряды ирландцев и тем остановивших их напор.

Огрызаясь из аркебуз, англичане отступили, но почти все их пушки достались повстанцам. Это обстоятельство в совокупности с тем, что “Священный отряд” взломал оборону Мэлби, дало повод Джеральдинам объявить сражение у Килмаллока своей победой. Англичане бахвалились большим количеством убитых ирландцев, а потому тоже объявили себя победителями.

В попытке оправдать собственное отступление, лорд-президент Коннахта объявил, что “врагов были тыщи”, и оставил позиции исключительно из-за… Джеральда Фитцджеральда. Тем самым Мэлби поставил графа Десмонда в откровенно дурацкое положение. Тот совершенно не планировал становиться во главе восставших, но теперь ему пришлось это сделать!

Джеральд всё ещё колебался, когда увещевать его присоединиться к восстанию явился прибывший на Остров вместе с Фитцморицем нунций Николас Сандерс.

В довесок к посланнику папы Римского на графа насели с уговорами Фицдмунд и Джон, требовавшие войны с англичанами и возвращения себе былых привилегий. Такого напора граф Десмонд не выдержал и сломался, перейдя на сторону восставших.

Чтобы окончательно сжечь мосты, Джеральд в начале ноября захватил и разграбил города Йол (Youghal) и Кинсейл. Английский хронист угрюмо отметил:

Джеральдины захватили все богатства, которые нашли в Кинсейле, за исключением того золота и серебра, которое купцы смогли погрузить на корабли и выйти в море, прежде чем город был захвачен. Многие бедные и нуждающиеся из кланов стали богатыми. Фитцджеральды сровняли с землей стены города, разрушили замок и донжон, а также все дома из камня и дерева, так что населению почти год после этого негде было жить, кроме как под открытым небом.

Позже, когда английские войска высадились в Кинсейле, жители города встречали их с радостью, а мэра города повесили за предательство.

Тем временем Десмонд, награбившись вдоволь, рассылал воззвания по всей Ирландии:

Я и мои братья поднялись на войну ради защиты католической веры и ниспровержения власти англичан в нашей стране, которые осквернили и Ирландию, и нашу Святую веру. Настал час подняться всем вместе, тем более что нас поддерживают папа Римский и король Филипп Испанский.

Англичане разоряют земли Джеральдинов
Англичане разоряют земли Джеральдинов

Английский ответ оказался предсказуемо свирепым — лорд-канцлер приказал собрать в окрестностях Дублина всех трудоспособных мужчин и “казнить всех арфистов, бардов, рифмоплётов, а также всех бездельников, не имеющих хозяина”, то бишь — “ирландскую творческую интеллигенцию”.

Весьма казуистичный в части “арфистов” указ объяснялся достаточно просто. Англичане считали, что в “грабь-армии” ирландских кланов идут люди, у которых нет работы. Легче их просто вырезать к чертям собачьим, ибо даже если им дашь работу, они будут недовольны, поскольку работать не любят, предпочитая крушить и грабить.

Куда не кинь, всюду клин

Появление во главе восстания графа Десмонда заставило английское правительство отнестись к происходящему с максимальной серьёзностью. Вместо врезавшего дуба Уильяма Друри лордом-судьёй Манстера был назначен саффолкский эксквайр сэр Уильям Пэлэм – ветеран осады занятого французами Лейта в Шотландии и сидения в Гавре во время осады его французами. Словом, Пэлэм был человеком бывалым и не склонным к сантиментам. Он соединил свои силы с потрёпанным войском Мэлби и бойцами графа Ормонда. Далее вся эта вооружённая до зубов толпа вломилась на земли Джеральдинов, уничтожая на пути всё живое. Скот люди Пэлэма либо отгоняли к себе, либо забивали на месте. Посевы и дома сжигали. Запруды разрушали. Главной своей задачей англичане видели обрушение экономической базы Фитцджеральдов.

Что характерно, повстанцы действовали абсолютно “зеркально”, стараясь опустошить Пэйл, захватить порты и тем самым отрезать англичан в Ирландии от посылаемых Лондоном подкреплений.

Описания с обоих сторон выполнены как под копирку:

Родственники графа Десмонда уничтожили, сожгли, разрушили полностью каждый дом, каждую захваченную крепость или город, сожгли и вытоптали все поля, уничтожили все жилища, какие нашли”. А вот ирландское описание: “Англичане разрушали каждый дом, каждую халупу, сжигали поля, каждый стог сена, они хотели сделать из земель Джеральдинов пустыню.

Де-факто имелось только одно отличие. Англичане, занимая ту или иную область, всех ремесленников, мастеровых, а также крестьян собирали в колонны и гнали на свои земли, безжалостно убивая всех безработных, бездельников, стариков и деревенских юродивых. Ирландцы же, захватывая английские земли, дурачков и безработных щадили, но зато убивали всех трудоспособных поселенцев. При таких раскладах ирландские крестьяне оказались в положении “куда не кинь, всюду клин”, что не мешало им винить в происходящем исключительно англичан. Так как, во-первых, те протестанты, а во-вторых, англичане — сволочи, так как порядок на Острове не могут навести.

В заключение этой части следует отметить следующее.

Размах второго восстания Десмонда спровоцировали, конечно, сами англичане. Речь не только о Мэлби, буквально затолкавшем Джеральда Фитцджеральда в лидеры мятежа, но и об английской короне, неизменно благоволившей англо-нормандским Ормондам в пику англо-нормандским же Десмондам.

Напомним, что англо-нормандская знать в Ирландии стала в известной степени самостоятельной из-за войны Алой и Белой розы, то есть в условиях, когда власть в Лондоне менялась почти постоянно и было непонятно, кому присягать. В этой ситуации, не надеясь на помощь из занятой внутренней междоусобицей Англии, англо-нормандские кланы учились сами выживать на Изумрудном острове. Тем не менее на начало XVI века они всё же были проанглийскими и в целом поддерживали политику короны в Ирландии. Проблема была в том, что к последней трети XVI века сама корона превратила часть этих кланов из своих сторонников в своих противников.

Конец 1579 года в Ирландии для англичан был ужасным — второе восстание Десмонда разрослось катастрофически. Свободных сил у Елизаветы I не было вообще, в том числе — и из-за международной обстановки (о которой мы поговорим чуть позже). Меж тем с августа по ноябрь англичане потерпели на Острове ряд чувствительных поражений, поставивших для аборигенов под вопрос традиционное военное превосходство британцев в регионе.

Второе восстание Десмонда ширится
Второе восстание Десмонда ширится

Используя известную цитату из кинофильма “Любовь и голуби”, можно сказать, что вопрос “Как жить, дядь Мить?” к концу 1579 года для населения Пэйла стоял как никогда более остро.

Сергей Махов

При копировании или перепечатке материалов активная индексируемая ссылка на сайт fitzroymag.com обязательна.

Вам также может понравиться

5 7 голосов
Оцените статью
Подписаться
Уведомить о
0 Комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии