Глобальное потепление vs. виноделие

По материалам иностранной прессы
iStock

Как известно, процесс приготовления вина является одним из самых сложных и замысловатых среди “ассортимента” всей сельскохозяйственной продукции. Как следствие этого, наблюдаемое сейчас глобальное потепление, сказалось на виноделии куда серьезнее, чем, например, на процессе приготовления хлебобулочных изделий. Изменение климата побуждает виноделов менять традиции и технологии, которые формировались столетиями. Это не хорошо и не плохо. Это просто факт.

От Англии до Патагонии

Современные виноделы экспериментируют и пытаются адаптировать особенности изготовления своей продукции под неожиданные и, порой, суровые погодные явления. Среди последних — внезапные наводнения, чрезмерное количество осадков, необычно тёплая зима (привет жителям центральной России!) и столь же необычно холодное лето. 

Профессионалы, чьим девизом можно считать фразу “In vino veritas”, начиная ещё с конца 1980-ых годов подмечали перечисленные выше признаки изменения климата. Эти люди оказались в буквальном смысле на “передовой” создания вынужденных новаций в области ведения сельского хозяйства. Благодаря стараниям этих тружеников лозы, давильни и декантера, географическая карта вин претерпела заметные изменения. Районы, которые испокон веков не подходили для производства хорошего вина — например, Великобритания — получили возможность присоединиться к мировому винодельческому сообществу. Сообщение о том, что жарким летом 1989 года в Англии был получен урожай спелого винограда от зрелых лоз, произвела настоящий фурор среди специалистов! 

Тридцать лет назад за пределами Великобритании практически никто не слышал об английском игристом вине. Альбион воспринимался иностранцами исключительно, как место “царствования” виски, джина, эля, биттера, лагера и сидра. А сейчас Англия уже с гордостью может “выставить на стол” своё игристое вино “Меррет” (Merreещ), названное в честь доктора Кристофера Меррета, научно обосновавшего в XVII веке метод производства игристых вин путём добавления сахара в тихое вино лет на 6 раньше, чем до того же додумался бенедиктинец Пьер Периньон.

Поскольку климат стал теплее, новые виноградники высаживаются с головокружительной скоростью вдоль южного побережья Великобритании, что, соответственно, приводит к расширению винной промышленности в Соединённом Королевстве. От Кента на востоке до Восточного и Западного Суссекса, Хэмпшира, Дорсета и даже на западе до Корнуолла производятся прекрасные игристые вина, производимые по тому же методу, что в регионе Шампань, но с собственным “характером”. Многие из лучших виноградников высажены на известковых, белых почвах, которые геологически идентичны самым дорогим почвам французской Шампани. Эти почвы в Англии, разумеется, и в прошлом были пригодны для выращивания винных сортов винограда. Но все портил неблагоприятный климат. К счастью для английских виноделов тот изменился. Бросим взгляд за пределы Великобритании.

В таких областях, как Пьемонт, Бургундия, Шампань, Мозельская и Рейнская долины Германии, где обильный урожай винограда в былые времена являлся скорее приятной неожиданностью, чем постоянным явлением, глобальное потепление так же значительно облегчило процесс выращивания Vítis — винограда. Разумеется, это привело к положительным изменениям в экономике упомянутых регионов. При этом местные фермеры и виноделы не только увеличили свои доходы, но и стали вполне медийными личностями, принялись организовывать мастер-классы, вести блоги, а свои виноградные поля и винодельни превратили в процветающий туристический бизнес. 

Как вам образ скандинава, не рвущегося в набег на драккаре викингов, а прилежно разводящего в “стране фьордов” виноград? Думаете — фантастика? Когда-то — да. А сейчас виноградники спокойно высаживаются в Бельгии, Дании, Норвегии и Швеции. Некоторые с гибридными сортами винограда, выведенными специально для выращивания в условиях пониженных температур. Виноград для марочных вин в настоящее время выращивается также в северной Германии, в канадских провинциях Онтарио и Британской Колумбии. В Южном полушарии производители вина продвигаются на юг, глубоко в Патагонию в Аргентине и Чили. Некоторые посадки пока являются экспериментальными. Но есть все основания полагать, что в ближайшие годы территории к югу от рек Рио-Колорадо и Био-Био будут продолжать энергично осваиваться.

Представляем, какой шок при виде виноградных посадок в Патагонии испытали бы итальянские эмигранты, окажись они в Южной Америке сейчас, а не в конце XIX века! Но двинемся дальше.

iStock

Все выше, выше и выше

Производители сегодня сажают виноградники на высотах, некогда считавшихся неблагоприятными для выращивания винограда. Высадки винограда на больших высотах над уровнем моря всегда считались проблемными. Ведь там почвы, особенно на склонах, как правило, беднее и испытывают нехватку воды. Да и климат в таких местах, мягко говоря, не внушал виноделам оптимизма. Однако, как сказал древнегреческий философ Гераклит, “Всё течет, всё меняется”. Мигель Торрес — президент знаменитого испанского винодельческого семейного предприятия “Familia Torres”, рассказывал, что его компания сейчас без особых проблем высаживает виноградники в предгорьях Пиренеев на высоте 1000-1300 метров над уровнем моря. “Без глобального потепления такое было бы просто невозможно”, — подчеркнул господин Торрес. 

При всем уважении к “Familia Torres”, заметим, что есть виноделы, забравшиеся куда выше испанцев. Так, например, ещё в 90-е годы прошлого века аргентинское винодельческое предприятие “Catena Zapata”, озабоченное поисками лучших терруаров для изготовления сложных вин, высадило виноградники на севере Аргентины в регионах Сальта и Жужуй, находящихся на высотах от 1500 до 3000 метров и входящих сейчас в число самых высокогорных виноградников мира. Любопытно, что в XX веке конкуренты расценили действия “Catena Zapata”, как откровенную авантюру. Но прошло совсем немного времени и критики умолкли, отдав должное дару предвиденья руководства аргентинской компании. 

В продолжение разговора “Винный виноград на высоте” в контексте глобального потепления, стоит упомянуть ещё один нюанс. На протяжении веков существовала формула по расположению виноградников. Она гласила, что винный сорт винограда к северу от экватора следует высаживать с южной стороны склона, а к югу от экватора — на северной. Это гарантировало винограду получение достаточного количества тепла и солнечного света, что позволяло плодам достигать идеальных кондиций с точки зрения виноделов. Однако после изменения климата мэтры виноделия столкнулись с неожиданной проблемой. Из-за потепления виноград, высаживаемый по устоявшейся формуле, начал перезревать. 

Первым отступить от векового канона решился австралиец Мак Форбс, начинавший свою карьеру в виноделии под руководством французских мэтров. В 2017 году Мак подписал договор аренды на 10 акров южных, развернутых в сторону суровой Антарктиды, склонов австралийской долины Дона. Коллеги смотрели на Форбса, как на сумасшедшего, но тот, ничуть не смущаясь, высадил на арендованных землях Шенен Блан, Пино-нуар и Неббиоло. Выбор этих сортов, по словам австралийца, объяснялся тем, что в мире постоянно растет спрос на некреплёное белое и красное вино…Мак Форбс рискнул и не прогадал. На южных склонах Дона виноград вырос что надо! 

Однако такая “рокировка” склонов не всегда спасает от все более жаркого климата. К тому же многие производители, особенно из числа небольших семейных усадеб, просто лишены возможности осваивать новые места с более прохладным климатом. В таких случаях выходом для виноделов может стать использование новых сортов винограда.

iStock

Новые сорта для Бордо

Кажется, невозможно представить винодельческий регион Бордо без винограда Каберне-совиньон или Бургундию и Шампань без Пино Нуар и Шардоне. Однако перспектива гораздо более теплого будущего может потребовать от виноделов даже в самых известных регионах пересмотреть свои пристрастия. Об этом уже всерьез задумались в Бордо, где летом 2019 года синдикат производителей вин единогласным голосованием утвердил перечень из семи сортов винограда, которые в случае получения финального одобрения от выполняющего надзорные функции Национального института происхождения и качества (Institut national de l’origine et de la qualité), могут быть использованы в производстве местных вин. 

В этот перечень попали четыре красных сорта винограда и три белых:

— Торига Насионал, традиционно рекомендуемый для производства портвейна;

— Применяемый при изготовлении красных вин Марселан — продукт скрещивания сортов Каберне Совиньон и Гренаш;

— Некогда распространенный в Жиронде, а сейчас крайне редкий Кастетс; 

— Аринарноа — нечто среднее между Каберне-совиньон и Таннат;

— Алваринью — основной белый виноград на северо-западе Испании, который может быть хорошей альтернативой Совиньон-блан;

— Пти Мансан из юго-западной Франции, из которого, как из Семильон, можно делать как сухие, так и сладкие вина;

— Лилиорила — помесь Шардоне и гасконского сорта Барок.

Отличительная особенность перечисленных сортов — устойчивость к тёплому климату. Получится ли у этой “великолепной семёрки” заменить собой традиционные для Бордо сорта винограда? Не знаем, это вопрос пока открытый. Но то, что глобальное потепление меняет привычную картину винодельческого “мироздания” буквально у нас на глазах, сие сомнений не вызывает.

Повторимся — это не хорошо и не плохо. Это просто факт.

Константин Стигнеев

При копировании или перепечатке материалов активная индексируемая ссылка на сайт fitzroymag.com обязательна.

0 0 оценка
Оцените статью
Подписаться
Уведомление о
0 Комментариев
Inline Feedbacks
View all comments