Где бы выпить и закусить товарищу офицеру?..

Место застолья. Застольные этюды подплава. Часть VI
Коллаж от Александра Воронина | Fitzroy Magazine

“Не место красит человека, а человек место”, — говорит нам русская народная пословица, и назовите-ка мне хоть одну из них, которая не права! А ещё один классик сказал, что дураки в Петербурге без места не бывают, и цитата эта прямого отношения к нашей теме не имеет, но, во-первых, я рисанулся её знанием, а во-вторых, вы теперь, пока читаете, заодно и вспомните, кто это сказал — и от этого всем нам будет одна сплошная польза.

Вернёмся к тематике благородных напитков. Тут, кроме того “что”, “с кем”, “под что” и “за что”, важно ещё и “где”. Ой, да было бы что и с кем, скажете вы и будете абсолютно правы, — тут бы можно сразу и к выводам переходить, предварительно восхитившись вашими умом и сообразительностью, но нет — неуёмная тяга рассказывать истории сделать мне этого не даст, и поэтому сидите и слушайте.

Мишуковская развилка — решил начать с неё. Там, где дорога из Мурманска в никуда (по мнению большинства жителей средней полосы) разветвляется и одной своей половиной сворачивает к Полярному, а другою тянется к Заполярному и Никелю, есть автобусная остановка, и зачем она там, не знает никто — ведь из жилых районов в округе есть только птицефабрика, а зачем курицам автобус в Заполярный, который ходил тогда два раза в сутки, да и то по выходным?  

Ну и воняет там летом, скажу я вам! Хорошо, что мы оказались на этой остановке зимой — если бы не мороз, темень и бесконечная тундра во все стороны с туманной перспективой словить попутку до Заозёрска, то и вовсе было бы отлично!

Попали мы на ту развилку после того, как отвезли спасательные плотики на поверку в Полярный, а КамАЗ наш был в один конец.

— Да что вы, — приободрил нас командир бербазы, — три боевых офицера и до базы не доберётесь?!

А на наши возражения ответил бегством, ссылаясь на срочные дела.

И вот матрос, выкинув нас у Мишуковской развилки, укатил в Североморск, а мы постояли, похрустели снегом, полюбовались на звёздное небо, попускали колечки пара изо рта и с удивлением отметили, что прошло всего пару минут этого безудержного веселья, а уже стало зябко и, по ощущениям, веселимся мы тут не меньше часа.

— Ну что, господа, я предлагаю! — и Игорь похлопал по сумке у себя на плече.

— Категорически поддерживаем!

Нет, мы знали, конечно же, что алкоголь не согревает, но здесь и сейчас нас не согрело бы ничего, и раз всё равно загибаться, так лучше уж делать это весело, и вот тут-то алкоголь в самый раз!

Из закуски нашлась только вакуумная упаковка сосисок, нагло и наглухо замёрзших, но зато их было целых восемь!

Хлебнули по глотку и попытались закусить, но нет — палочки эти не кусались абсолютно, но оказалось, что если их сосать на манер чупа-чупсов, то тоже норм.

Пол литра “шила” ушли, как дети в школу, и только мы взяли пососать по второй сосиске, возле нас остановился УАЗик с незнакомым капитаном 1 ранга на борту.

— Товарищи офицеры!
— Здравия желаем!
— Стесняюсь спросить, а что здесь происходит?
— Ловим попутку до Заозёрска!
— Добро пожаловать на борт!

— А зачем у вас сосиски во рту торчат? — уточнил он уже после того, как мы тронулись.
— А они замёрзшие просто!
— Фууу, ну и амбре от вас, теперь-то отчётливо ясно, что вы закусываете, но со стороны, поверьте, смотрелось это несколько странно! Ваня, у тебя паёк с собой? Выдай им хлеба и тушёнки, — пусть хоть поедят!

Место номер два — это природа. Да, Мишуковская развилка, — это тоже своего рода природа, но кто же её добровольно назначит местом для проведения мероприятия по пероральному употреблению спиртосодержащих жидкостей? Никто — вот правильный ответ, но природа Заполярья вообще очень красива, это правда — век на лодке не кататься (!), и не выпивать на ней значило бы не пользоваться теми милостями от природы, которые она даёт нам добровольно, несмотря на то, что вообще мы их берём у неё сами. И, конечно же, когда выходишь на природу, то нестерпимо начинает хотеться мяса — это закономерность.

В короткое, но яркое северное лето ходили мы на природу и мелкими группками отщепенцев, и всем экипажем, что за минусом вахты и плюсом семей переваливало количеством за сто человек, и вы можете сказать, что да ну, как это можно организовать, и на это я приведу вам железный аргумент — старпом.

Старпом наш чётко придерживался правила, что начальник, который не может предотвратить безобразие, обязан его возглавить, и поэтому как только по кораблю начинали ходить шепотки, что вот бы неплохо усугубить на природе, а то лето опять проходит, как скорый Мурманск — Адлер и снова мимо нас, собирал командиров боевых частей, распределял обязанности и назначал дату.

Штурманская боевая часть отвечала за выход в нужное место, ракетная — ни за что, минно-торпедная не мешалась под ногами, на плечах связи и РТС было музыкальное сопровождение и танцы, механики со службой снабжения обеспечивали костёр и процесс готовки, химики следили за составом воздуха, а медики несли с собой йод и бинты — всё, как в боевом походе! И это было, замечу я вам, настолько душевно и уютно, что описывать я даже не возьмусь — не хватит навыков.

Хотелось мяса с живого огня и зимой, которая, в отличие от лета, длится там месяцев восемь и является полноправной хозяйкой положения в восприятии людьми окружающей их действительности. Так мы плавно переходим к третьему месту — квартиры друзей.

Друзья в общем и квартиры их в частности — и пусть первым бросит в меня камень тот, кто не согласен — являются теми факторами, которые помогают нам выносить тяготы и лишения чего бы то ни было намного легче и приятнее, вплоть до полного их растворения в чувстве спокойствия и уверенности.

Квартиры были не у всех, и с точки зрения логики этого никак не объяснить, когда в закрытом городке для подводников не хватает квартир для подводников.

Традиции, что ли? По этой причине, а также потому, что все всё равно привыкли быть вместе день и ночь, с короткими перерывами на сон, то собирались на квартирах у друзей легко и непринуждённо — не планируя заранее и не предупреждая. Да чего уж там, даже и стучались перед тем, как зайти, не всегда.

Но если договаривались заранее, по какому-то формальному поводу, то вот тут-то мясо и появлялось на сцене, и главная проблема с его приготовлением на огне зимой была в том, чтобы найти какой-то лист из металла — капот от автомобиля или ещё что — и разводить костёр на нём, а иначе костёр уходил в снег так глубоко, что до огня не достать было и вилами. Смекалка — понимаете, о чём я?

На следующее место следует поставить ресторан. Ну как ресторан: днём-то это была столовая при гостинице, но вечером… оставалась в общем-то столовой, но называлась уже рестораном “Северное сияние” (это, кстати, самое популярное название для ресторанов за Полярным кругом) и преображалась — в воображении посетителей, в основном, — в царство порока, танцев и арену томной половой борьбы. Но кому я тут это буду рассказывать — что вы, в ресторанах никогда не бывали? Довольно скучное, как по мне, место без хорошей компании, а компания у нас всегда во главе, как мы помним!

Боевой крейсер. Да, однозначно очевидно, что выпивать на боевом крейсере категорически запрещено, да и так, без запретов, мало кто стал бы этим заниматься — на нём служат же взрослые и довольно серьёзные люди, которые понимают степень своей ответственности за происходящее и могут предсказать последствия своих поступков, но, с другой стороны, они же и понимают, когда им немножко и можно.

Например, в боевом дежурстве, когда на корабле по двое суток сидит половина экипажа: не больше трети из них несёт какую-то вахту, а остальные просто ждут ядерной войны, чтоб успеть ответить, а то и вовсе опередить, и вот сколько ядерных войн вы помните на своём веку? И я — ни одной, а ждать чего-то, во что ты не очень-то и веришь — а в ядерную войну мы не верили — скучно же и отдаёт бессмысленностью, поэтому нет-нет да и да, но не то чтобы в сопли, а так — чтоб в преферанс веселее играть было!

И пусть это не к месту в рассказе про место, но раз уж пришлось, то замечу, что пьянка ради пьянки не интересовала нас почти никогда. Когда ты молод, здоров, весел и нагружен чувством ответственности по самые брови, то чем тебя может привлекать состояние алкогольного опьянения, если оно не является поводом к чему-то? К преферансу, к разговору, к забегу по сопкам на время, к купанию в озере, а то и море, которое, на секундочку, всё ещё Баренцево, к обсуждению, наконец, планов на будущую непременно светлую и беззаботную жизнь!

Ничем — вот единственный правильный ответ.

На этом, пожалуй, все места я и перечислил и, как ни странно (хотя что же тут странного), мы пришли с вами снова к тому же самому выводу о главенстве компании над всем, в том числе и над местом.

Ну что ж, тогда так и запишем: и “где” тоже не важно — важно “с кем”!

P. S. На всякий случай Right Place напоминает, что чрезмерное употребление алкогольных напитков вредит вашему здоровью.

Эдуард Овечкин

Понравилась статья?
Поделитесь с друзьями.

Share on facebook
Share on twitter
Share on vk
Share on odnoklassniki
Share on telegram
Share on whatsapp
Share on skype

При копировании или перепечатке материалов активная индексируемая ссылка на сайт fitzroymag.com обязательна.

5 11 голосов
Оцените статью
Подписаться
Уведомить о
0 Комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии