Франция

Алкоголь на парусном флоте
Ян Авриль

Бургундия, Нормандия,
Шампань или Прованс,
И в ваших жилах тоже есть огонь,
Но…

Но о чем это мы? Ах, да — о Франции.

От кларета до мадеры

Если моряки Голландии и Англии в Средние века, а также в раннее Новое время предпочитали пиво, то на французском флоте главным напитком, конечно же, было вино. Речь идёт о знаменитом бордосском вине — кларете.

Разумеется, на флот поставляли не “Шато Лафиты” или “Шато Марго”, а слабенькие розовые вина — что-то типа современного божоле. И в принципе, пока флот был прибрежным, этого хватало. Однако у бордосских вин есть один недостаток. Как только французский флот начал трансатлантические плавания, внезапно выяснилось, что кларет от постоянной качки и перемешивания портился, и либо у вина становился уксусный вкус, либо оно просто распадалось на уксус и тёмно-красный осадок.

Первоначально пытливые умы французского флота пробовали решить проблему путем добавки в кларет более крепких вин — кагора или тулузского. Получившаяся на выходе смесь действительно получалась более “долгоиграющей”, чем кларет, но были у неё и существенные минусы. 

Процесс получения кагора, также называемого “чёрным вином” (из-за высокотанинного винограда Таннат французский кагор имеет достаточно темный цвет), являлся довольно непростым. Дело в том, что для получения данного вина виноград перед брожением предварительно высушивали в печке, а после брожения выдерживали в бочке не менее десяти лет. 

iStock

Теперь — о тулузском. Это белое вино. Посему смесь кларета и белого вина оказалась, как бы это сказать поделикатнее, дурна на вкус. 

Словом, затея с “модернизацией” кларета посредством кагора или тулузского не взлетела. 

Тогда французы попробовали отказаться от бордосских вин в пользу бретонских и лангедокских белых сортов. Но эксперимент не удался — принятые на борт кораблей новые вина при дальних плаваниях просто скисали. 

Решение было найдено при Кольбере, который директивно перевел флот на мадеру.

iStock

Считается, что такой сорт вина, как мадера, получился совершенно случайно. История гласит, что при разгрузке вина, приготовленного из винограда сорта Мальвазия, на Карибских островах одну бочку поднять из трюма… забыли. В результате забытая бочка вернулась обратно в порт приписки. Там бочку вскрыли. Результаты последующей дегустации показали, что вкус “забытого” вина стал заметно богаче и приятнее. Оказалось, что для мадеры путешествие в трюме корабля очень полезно — жара плюс постоянное перемешивание от качки позволяют вину дозреть, а также получить богатый карамельно-ореховый вкус.

Как только виноделы с острова Мадейра поняли, что для этого сорта вина необходимы дальние морские рейсы, они намеренно стали поставлять мадеру в колонии и в дальние уголки мира. 

Не благодаря, а вопреки

Всем была хороша мадера, если бы не одно “но”. Кларет, это вина крепостью 4–5%, тогда как мадера, это — 12–15%. Не надо было быть семи пядей во лбу, чтобы сообразить — выдача ¾ галлона кларета в день и ¾ галлона мадеры в день, это, как говаривали в Одессе, “две большие разницы”. Чтобы не упиться до положения риз, французские мореходы стали разбавлять мадеру водой в соотношении один к двум. Но оставалась еще одна проблемка, о которой мы упоминали в предыдущих частях нашего “алкосериала”, когда говорили про пиво. 

Мадера + вода = слишком большая порция в день на человека, под которую надо изыскивать место в трюме, сокращая тем самым полезную нагрузку корабля.

Следующий зигзаг этой истории случился в 1669 году, когда на французский флот с подачи Кольбера было закуплено первые 7 315 бочек бренди. 

Следует помнить, что в нашем случае бренди — это не какой-то особый напиток, а просто виноградная (позже сахарная) водка. То есть для французов коньяк и ром тоже являлись сортами бренди. Вот что по сему поводу, например, пишет Жан-Батист дю Тетр в своей книге «Исторический портрет жителей Антильских островов», опубликованной в 1667 году: “Из сахарного тростника извлекают еще одну великую награду; из него получается превосходный бренди, который продается по высокой цене по всему региону”.

Тот же Кольбер ввел во французском флоте понятие “vin du Roi” — вино короля. Под таковым подразумевался алкогольный напиток крепостью 10 градусов урожая этого или предыдущего года, сделанный из винограда белого или красного сорта.

Reuters

Что же касается бренди, то он окончательно утвердился во французском флоте при сыне Кольбера маркизе Сеньелэ. 17 июля 1685 года Сеньелэ выпустил приказ по флоту, согласно которому корабли, отправлявшиеся в дальнее плавание или ведущие боевые действия, в первую очередь снабжаются бренди, тогда как вином — по остаточному принципу. 

Дневной рацион бренди был определен маркизом в четверть парижской пинты (240 грамм в день), выдававшейся в два приема — днем и вечером. Альтернативой при каботажном плавании служила замена бренди на вино исходя из расчета алкопорции ¾ галлона вина в день на человека. Вино следовало выдавать команде 4 раза в день.

Впрочем, на этом дух новаторства на французском флоте не угас. Уже в 1689 году, сразу же после смерти Сеньелэ, Людовик XIV писал новому морскому министру Поншартрену: “Его Величество информирован, что бренди очень вреден для матросов, поэтому приказывает выдавать бренди только кораблям, идущим в тропические воды. Все остальные должны снабжаться исключительно вином и сидром

Следующие изменения обрушились на французский флот после Семилетней войны во время великих реформ Шуазеля. Выдача вина на флоте была сокращена с ¾ галлона до полугаллона — понятно, что вино разводили водой. При Людовике XVI приняли положение, согласно которому полгаллона вина выдавалось только матросам, тогда как офицеры лишались винной порции вообще! Если кто-то подумал, что таким образом Версаль вдруг решил бороться на флоте за трезвость комсостава, то нет. Во главе угла стояла банальная экономия госсредств. То есть морские офицеры покупать вино вполне могли. Но — исключительно за свои кровные. 

Удивительно, но снятие морских офицеров с винного довольствия (1778 год) совпало с самым крупным стратегическим успехом французского флота — выигрышем в войне за Независимость США. Вот уж воистину одержали викторию не благодаря, а вопреки!

Соблюдайте технику безопасности!

Стоит упомянуть о некоторых особенностях французских кораблей. Вино у французов хранилось на камбузе, который был отгорожен от остальных помещений двойной железной решеткой — дабы вино банально не крали. Само же вино выдавалось не как на английском флоте — через баталера, который отмерял каждому человеку винную порцию, а на артель — бидонами. Один бидон на 7–8 человек. Понятно, что это провоцировало неравномерное распределение (кто-то выпил больше, кто-то — меньше), а также споры и драки. 

Каждый член экипажа располагал маленькой кружкой, которой и черпал свою порцию из бидона.

К 1786 году алкогольный рацион на французском флоте выглядел следующим образом: 

• В 7:30 утра выдача пол-литра сидра (крепость 3–5 градусов)
• В 11:30 — ¼ пинты вина (крепость 10 градусов)
• В 18:00 — выдача четверти пинты вина (крепость 10 градусов), либо 1/16 пинты бренди

Добавим, что довольно часто бренди заменялся тафией — разновидностью дешевого рома из сахарного тростника. Тафия отличается от рома наличием большего количества сивушных масел, поскольку являлся продуктом одной перегонки, и не выдерживался долгое время в бочках.

После войны за Испанское наследство французы от мадеры отказались, сделав основой флотского алкопайка вина Монтферран, Марго, Медок, белое Грав, в общем — бордосские или лангедокские, разбавленные небольшим количеством крепленого вина.

Reuters

В завершении отметим крайне любопытные рассуждения французских морских хирургов о пользе и вреде алкоголя. Так, Франсуа-Винсент Палуа, морской хирург из Нанта, писал в 1811 году, что из всех напитков полезнее всего сидр, поскольку он позволяет бороться с цингой. Поскольку сидр гнали из яблок — понятно, что сидр содержал какое-то количество витамина С, и, действительно, мог служить для профилактики цинги. 

Говоря о вине, хирург подчеркивал, что оно хорошо только как средство расслабления от рутинной и тяжелой работы моряка. Касаемо же бренди, Палуа говорил, что тот хорош как укрепляющее лекарство после тяжелой работы или в холодную дождливую погоду, но только в небольшом количестве и только после еды. Если же пить его натощак — можно спиться.

Словом, месье, соблюдайте технику безопасности! 

Ну, а винная порция сохранилась во французском флоте до сих пор. И это не дань традиции — для моряков, плавающих под le tricolore, это образ жизни. 

Продолжение следует

Сергей Махов

При копировании или перепечатке материалов активная индексируемая ссылка на сайт fitzroymag.com обязательна.

0 0 оценка
Оцените статью
Подписаться
Уведомление о
0 Комментариев
Inline Feedbacks
View all comments

Вам также может понравиться