Церковь пива и виски

Как из полевого медика стать епископом
Siphiwe Sibeko | Reuters

“Аллилуйя!” —  кричит священник, и прихожане Церкви Габола (что переводится как “распитие”) радостно подхватывают хвалу, чокаясь стаканами, бокалами и бутылками с алкоголем. Служба плавно перерастает в массовое употребление крепких горячительных напитков, которое оканчивается лишь поздним вечером. Только тогда весёлые и жизнерадостные люди покидают свой молитвенный дом, по совместительству являющийся баром.

Нет, это не фрагмент кинопародии Мела Брукса, это самая настоящая реальность! Вот о том, как эта фантасмагорическая на взгляд европейца реальность появилась, давайте и поговорим.

Циеци Макити идёт на принцип

Христианство в ЮАР очень специфичное, политизированное. В стране объявлена полная свобода вероисповедания и каждый, кто хочет, может объявить о создании собственного религиозного направления. Если, конечно, найдёт последователей. Данная особенность привела к достаточно необычным с точки зрения европейского обывателя результатам. Например, первое место в ЮАР по числу прихожан уверенно занимают сионские христианские церкви. Эти небольшие религиозные организации являются, скорее, “клубом” для людей, объединенных по району проживания или по родству, чем по вере или убеждениям. Здесь каждый прихожанин может получить совет, помощь или занять денег в случае крайней нужды на важное дело.

Конечно, соревноваться с протестантскими, католическими или реформаторскими церквями эти “клубы” не берутся, но обычно цель в этом и не состоит.

Упомянем ещё пару колоритных местных моментов. На каком языке читается служба в той церкви, которую посещает человек, считается его личным делом. Да хоть на придуманном Толкиным квенья! —  лишь бы паства понимала своего пастыря. Плюс к этому употребление алкоголя, в целом, не считается в большинстве религий на территории ЮАР чем-то неправильным. Ну, выпивает человек, так главное, чтобы меру знал…

Таким образом, с точки зрения религиозных реалий Южной Африки, появление чего-то подобного Церкви Габола являлось лишь вопросом времени. Провозвестником того, что время для новой южноафриканской Церкви настало, стал её будущий епископ Циеци Макити (Tsietsi Makiti).

 Siphiwe Sibeko | Reuters

Наш чернокожий герой с юности мечтал спасать людские души, но путь Циеци в епископы оказался весьма непростым. Для начала в 1987 году Макити отправился служить в армию. Спустя несколько лет, проведённых в обнимку со штурмовой винтовкой, Циеци подал прошение о переводе на должность капеллана. Начальство покрутило личное дело Макити, подумало и отказало. Но наш герой не собирался сдаваться.

Исповедуя принцип: “Если нельзя помочь духовно, то можно лечить физически”, Циеци окончил курсы военных санитаров, после чего вместе со своим подразделением принял участие в выполнении гуманитарных миссий в Демократической Республике Конго. При этом мечта стать священником у Макити не исчезла. Напротив, полная опасностей служба в Конго лишь укрепила Циеци в его стремлении “прорваться” в пастыри. После очередной командировки полевой медик принял решение расстаться с Южно-Африканскими национальными силами обороны и вступить в Староапостольскую церковь.

Там, поначалу у Макити дело пошло получше, чем в армии. Однако десять лет в сане младшего пастора без карьерного роста спустили Циеци с небес на землю. Вскоре у него случился конфликт с церковным руководством, после чего Макити пошёл на принцип, громко хлопнул дверью и ушёл. Вот только небольшая паства Циеци, жившая в том же районе, что и священник, никуда не делась, а потому… Потому младший пастор, отличавшийся завидной целеустремленностью, стал искать новый формат для своего общения с прихожанами.

Что ж, в конце концов подумалось Макити, если нельзя вести душеспасительные разговоры и службу в Доме Господнем, то почему бы не делать это в барах, пабах, тавернах и местах распития нелицензионного алкоголя, известных в Йоханнесбурге под термином “шебины”?

Сказано – сделано.

Кто тут в архиереи первый? Никого? Так я первым буду! —  осенью 2017 года сам себя назначивший епископом Циеци Макити в пригороде Йоханнесбурга Эватон Норт основал Церковь Габола. Та отлично вписалась в местный антураж. Любители “заложить за воротник” как ходили в свои любимые заведения, так и продолжили это делать. Только теперь это из мирского рандеву с барной стойкой стало официальным высокодуховным воскресным походом на мессу.

Циеци Макити покоряет шебины

Сами службы традиционно начинаются в 11 утра воскресенья. Столы сдвигаются в сторону. Для главы Церкви организуется кафедра, с которой Макити хорошо отработанным командным голосом читает Библию, проповедуя любовь к ближнему, добро, смирение и.. употребление алкоголя. Кадилом, святой водой и основными аргументами за “всё хорошее против всего плохого” являются различные сорта бутылочного пива, виски и прочих напитков. Выглядит, это всё, конечно, весьма импозантно.

“Если вы пьёте пиво, вы креститесь в пиве. То же самое касается тех, кто пьёт сидр и другие алкогольные напитки”, — умудрённо объясняет Макити своим прихожанам. И знаете… Ему верят. Неудивительно, что “святое дело” обычно затягивается до позднего вечера.

Было бы неправильно сказать, что Церковь Габола работает только там, где удобно. Немалую долю времени Циеци Макити посвящает посещениям тех же шебин.

Siphiwe Sibeko | Reuters

Сами по себе “шебины” ведут свою историю из… Ирландии. В британскую эпоху так назывались подпольные пабы, которые торговали собственным пивом, не платя при этом акцизов и сборов в королевскую казну. Вместе с миграцией населения шебины с Изумрудного острова “расползлись” по миру, постепенно оказавшись и в ЮАР. Во времена апартеида чернокожее население по большей части не могло посещать бары и другие увеселительные заведения, а потому оно массово валило в шебины. Так последние стали не только местом распития “Умквомботи” (umqombothi) — местного слабоалкогольного кукурузного пива, но и центром досуга, культуры и диссидентства. Естественно, это вызывало нездоровый интерес со стороны полицейских, которые регулярно устраивали рейды на подпольные сборища, хватая всех, кто под руку подвернётся.

Нельсон Мандела сбросил оковы апартеида и официально легализовал шебины. Там до сих пор женщины варят кукурузную брагу (жуткое пойло — фу!), по выходным встречаются люди, слушают музыку, танцуют, общаются и пьют. Посещают такие места, конечно, люди небогатые. Поэтому проповеди Циеци Макити, подкреплённые несколькими бочонками пива промышленного производства, воспринимаются в шебинах на ура.

Впрочем, одними разговорами о Боге дело не ограничивается. Среди прихожан создаются спортивные секции, а также кружки рисования и сценарного мастерства.

У Циеци Макити всё схвачено

Несмотря на официальный политеизм, врагов у молодой Церкви оказалось предостаточно. Многим последователям ортодоксальных направлений христианства “крещение” в пиве или проповедь с бутылкой “RedLabel” или бочонками “Castle Lager” кажется кощунственной сама по себе. В этом традиционалистов поддерживает Совет церквей Южной Африки, который обозвал действия Циеци Макити “богохульством, культизмом, а также позором для всего христианства и настоящим концом света”. Священнослужители даже делали несколько обращений по поводу “неподобающего” поведения так называемого “епископа Церкви Габола”, но… Но результат этого прессинга оказался противоположным задуманному. Паства Макити стояла за своего епископа горой!

Не найдя к чему придраться, чиновники оставили Циеци в покое. Совет церквей, правда, пытался ещё подать заявление в полицию о нарушении закона о распитии алкоголя в церквях. Но тут у сообразительного экс-полевого медика оказалось все схвачено. Бары, а уж тем более шебины, в официальных документах церквями не значились. Стало быть, и упомянутый в “ябеде” Совета церквей закон оказался к ним неприменим.

“Баталии” вокруг Церкви Габола, а также череда репортажей и интервью, сделали из Макити в Эватон Норт звезду первой величины, попутно пополнив его паству приличным количеством новых последователей.

Siphiwe Sibeko | Reuters

Сами “новообращенные” объясняют свои симпатии к детищу Макити несколькими основными причинами.

Во-первых, здесь можно расслабиться во время службы, не боясь быть непонятыми другими прихожанами.

Во-вторых, для некоторых местных посещение Церкви Габола, это единственная возможность выпить нормального алкоголя, а не только кукурузной браги.

Ну и, в-третьих, здесь всегда поддержат, поймут, а если ты “несколько перебрал”, то не дадут совершить глупостей и дотащат домой. Заметим, что со временем сами прихожане Церкви Габола перестают напиваться в лоскуты. Как-то, понимаете ли, не очень культурно получается превышать норму в присутствии священника. Пусть даже и такого… своего в доску.

Год назад Церковь Габола насчитывала в своих рядах не менее 15 000 постоянных членов. Правда, с тех пор официальные данные получить оказалось невозможным, в связи с отсутствием какого-либо нормального учёта количества прихожан. Впрочем, это не мешает Циеци Макити сотоварищи раз за разом спасать человеческие души по воскресеньям, принимать участие в различных мероприятиях и продолжать свою борьбу за право исповедовать христианскую религию так, как они считают нужным.

Наша редакция не смогла прийти к единому мнению насчёт такого отношения к вере в Бога. Так что остаётся только процитировать Евангелие от Матфея: “Не судите, да не судимы будете” и ждать, когда история расставит всё на свои места.

…Главное, чтобы людям было хорошо, не правда ли?

Александр Потемкин 

При копировании или перепечатке материалов активная индексируемая ссылка на сайт fitzroymag.com обязательна.

5 3 оценок
Оцените статью
Подписаться
Уведомление о
1 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments
invite_059
invite_059
3 месяцев назад

“Циеци Макити идёт на принцип”, “Циеци Макити покоряет шебины”, “У Циеци Макити всё схвачено” – ребята, с таким даром к сочинению заголовков, вам надо писать боевики. 🙂
 

Вам также может понравиться