Авантюристки

Женщины и парусный флот. Часть 1
Ян Авриль | Fitzroy Magazine

Часть 1 Часть 2 

Обсуждая в кабаке, таверне или пабе за бутылкой горячительного спектр самых актуальных проблем, любой моряк рано или поздно добирался до темы женщин.

Прав, ой прав был Леонид Филатов, прозорливо написавший в своём “Федоте-стрельце”:

Где бы что ни говорили —

Всё одно сведёт на баб!

“The prohibition of woman on ships”

Всем известно, что “женщина на корабле — это к несчастью”.

Поверье сие существовало с давних времён, подпитываемое множеством суеверий и домыслов. Например, древние греки считали, что Нептун (он же Посейдон) хочет овладеть каждой дамой в море или у моря, и поэтому насылает ураганы, дабы избавиться от конкурентов-мужчин на корабле. А финикийцы, приходили в ужас от мысли, что “нечистая” в определённое время женщина может ступить на палубу…

Впрочем, закапываться в Античность и Средневековье не станем. Сразу перейдём к Новому Времени.

Так, в 1562 году датский король Фредерик II издал указ следующего содержания:

“Для женщин и свиней доступ на корабли Его Величества запрещён; если же они будут обнаружены на корабле, незамедлительно следует выбросить оных за борт”.

Объяснялось такое отношение двояко.

Во-первых — приземлённо-практическими резонами. Мол, мужчины из-за женщины на корабле просто передерутся.

Во-вторых – возвышенно-куртуазными воззрениями. Англичане, например, красиво объясняли, что слово “корабль” (ship) — в английском языке женского рода. Стало быть, ship, при наличии на ЕЁ борту женщин, станет ревновать к ним моряков и устраивать несчастья.

Вообще же, правило the prohibition of woman on ships” действовало аж до второй половины XIX века. Тем не менее, женщины всегда присутствовали как на самих кораблях, так и около них. Вот об этих женщинах (а иногда и подобиях женщин — пусть читатель не удивляется, поясним позже) мы и поговорим.

Первыми, кого мы рассмотрим, будут авантюристки.

Мысль переодеться мужчиной…

Многих дам не устраивала та женская доля, которая диктовалась им обществом и религией. В поисках чего-то большего, они переодевались в мужское платье, а затем всеми правдами и неправдами попадали на корабли.

К примеру, Ханна Снелл. Девушка не умела ни читать, ни писать. Однако идея провести всю жизнь у плиты или на сельхозработах её не прельщала. Поэтому она переоделась мужчиной и под именем Джеймса Грея записалась в 1745 году в армию. Спустя два года Ханна/Джеймс нанялась добровольцем на военный корабль Его Величества. Сначала — в качестве помощника кока. Позже, дослужившись до ordinary seamen (регулярного матроса), Снелл под мужской личиной сражалась при Финистерре, в Вест-Индии и у берегов Англии!

В 1750 году наша фигурантка раскрыла свою личность. Естественно, с флота Ханну сразу же попросили, да и общество отвернулось — в работе Снелл отказывали, другие женщины избегали с ней общаться. Единственным, наверное, кто в английском истеблишменте повёл себя благородно по отношению к экс-Джеймсу Грею, оказался… король Англии Георг II. За воинские заслуги монарх своей властью выписал Ханне пенсию от Адмиралтейства, а когда Снелл скончалась — распорядился авантюристку похоронить с почестями в пансионате Челси.

Одиссея Ханны Снелл была далеко не единичным случаем попадания женщины инкогнито на палубу военного корабля.

Ханна Снелл

В 1759 году некая Мэри Лейси написала в своём дневнике: “Мне пришла в голову мысль переодеться мужчиной и отправиться путешествовать”. Лейси назвалась Уильямом Чендлером и поступила как помощник плотника на 98-пушечный корабль Его Величества “Сэндвич”. К 1763 году Мэри стала помощником корабельного мастера на Портсмутской верфи. Там её чуть не раскрыла другая дама, однако Лейси пригласила двух своих сослуживцев и те под присягой засвидетельствовали, что Уильям Чендлер — мужчина, каких ещё поискать!

В то время джентльменам верили на слово и медицинских осмотров не проводили. Поэтому судебное разбирательство закончилось просто: суд признал, что Уильям Чендлер — муж достойнейший, к тому же проявивший смелость в боях.

Каково же было удивление суда, когда в 1772 году Лейси раскрыла свою тайну, и подала заявление на военную пенсию. Георг III, несмотря на скандал, пенсию утвердил, после чего Мэри до своей смерти получала из казны 20 фунтов в год.

Похождения Мэри Энн Тэлбот

Мэри Энн Тэлбот — любовница армейского капитана Эссекса Боуэна, использовала свою связь, дабы не расставаться с любимым, который зачислил её в свой полк под именем Джона Тейлора. В 1793 году под Валансьеном Боуэн был убит. Опечаленная Мэри Энн пораскинула мозгами и решила утешиться, завербовавшись в матросы. Естественно — как мужчина. Что было не совсем естественно, так это факт вербовки не к англичанам, а к французам!

В общем, Мэри Энн дезертировала, пробравшись через Люксембург в Булонь, где превратилась в “ship’s boy” (мальчика на побегушках) на французском судне. Однако в 1794-м эту посудину захватили англичане, после чего “Джона Тейлора” в добровольно-принудительном порядке заставили служить на корабле Его Величества “Брансуик”, где Мэри Энн стала юнгой, “пороховой обезьяной”. В том же году “Брансуик” участвовал в сражении при Уэссане. Для “Джона Тейлора” эта баталия кончилась плохо — Мэри Энн получила серьёзное ранение, ей ампутировали ногу, и авантюристка выбыла из состава флота. Если кто-то думает, что навсегда, то нет — всего на полгода.

Деятельной Мэри Энн прозябать на берегу не захотелось, и она вернулась на флот в 1795-м. Тут авантюристке вновь не повезло — её шлюп был захвачен французами, которые сумели опознать в пленном одноногом моряке бывшего “ship’s boy” с французского судна. Мэри Энн признали дезертиром и посадили в тюрьму в Дюнкерке.

Мэри Энн Тэлбот | National Portrait Gallery

Всё? Как бы не так!

Тэлбот не отчаялась. В 1798 году она бежала из тюрьмы (на одной-то ноге!), вернулась в Лондон, и там нанялась на американский корабль, возвращавшийся в Новый Свет. В Атлантике “американца” остановил английский военный корабль, который решил пополнить команду за счёт янки. Мэри Энн это показалось уж слишком. Решив, что с “неё хватит”, дама раскрыла своё инкогнито и принуждена была на “англичанине” вернуться в Альбион.

Естественно, с флота Мэри Энн выгнали. Несколько лет авантюристка обивала пороги, требуя заслуженной пенсии, а также пыталась реализовать себя как актриса на сцене в Друри-Лейн. Это не помогло. Мэри Энн “покатилась по наклонной”, попав в Ньюгейтскую тюрьму за бродяжничество и долги.

В конце концов одноногую заключённую взял к себе в качестве домашней прислуги Роберт Кирби, настоятель церкви Святого Павла в Лондоне. У Кирби Тэлбот и прожила остаток своей жизни, скончавшись в 1808 году в возрасте 34 лет.

Из публичного дома в морпехи

Но что это мы всё про Англию? Есть же прекрасный пример похождений авантюристки и на американском флоте!

Некая Луиза Бейкер в Нью-Йорке влюбилась в молодого повесу. Однажды Луиза сбежала из дома к своему возлюбленному, но тот просто посмеялся над пылкими чувствами девушки и выставил её за дверь.

После такого афронта девица Бейкер устроилась в публичный дом, чтобы не столько отомстить выгнавшему её негодяю, сколько из желания заработать хоть какие-то деньги. Ну, а потом Луиза переоделась мужчиной и завербовалась в… морскую пехоту США!

В рядах морпехов Бейкер отвоевала всю англо-американскую войну 1812-1815 годов. Когда, наконец, наступил мир, Луиза огорошила окружающих признанием, что, вообще-то, она женщина. Далее наша фигурантка уволилась и выпустила мемуары, на которых неплохо разбогатела. В своей книге она писала: “Пусть мой пример покажет молодым девушкам, до какой бездны отчаяния вы можете докатиться, если не будете опасаться мужчин и верить со всей чистотой помыслов в их намерения”.

Луиза Бейкер

Бейкер оказалась настолько хрестоматийным примером авантюристки, что на данный момент среди исследователей биографии морпех-девицы не смолкают споры — а была ли вообще Луиза Бейкер, или её выдумали издатель Натаниэль Коверли на пару с писателем Натаном Хиллом Райтом?

Поскольку однозначного ответа на этот вопрос пока нет, вернёмся к дальнейшей истории правила “the prohibition of woman on ships”. Первые его послабления начались в 1830 году, когда английский Тринити-Хаус разрешил женщинам становиться смотрителями маяков. В 1862 году одновременно в США и в Англии дамам было разрешено работать сестрами милосердия на госпитальных судах.

Наконец, в 1890 году на корабле официально появилась первая женщина-штурман. Им оказалась Филомэн Дэниэлз, официально сдавшая соответствующий экзамен и получившая право вместе со своим мужем управлять пароходом на озере Шамплейн.

Возможно, кто-то удивится, не обнаружив среди перечисленных автором авантюристок с “военно-морским уклоном” таких известных персон, как Мэри Рид, Энн Бонни и иже с ними, промышлявших пиратством. Объясняется сей нюанс предельно просто — автор недолюбливает пиратов.

Пират должен висеть на рее — точка!

Продолжение следует.

Сергей Махов

При копировании или перепечатке материалов активная индексируемая ссылка на сайт fitzroymag.com обязательна.

4.9 16 оценок
Оцените статью
Подписаться
Уведомление о
2 Комментариев
Inline Feedbacks
View all comments
Олег Беспал
Олег Беспал
1 месяц назад

Ну в пираты тоже не от хорошей жизни, наверное шли. Да и мораль в те времена допускала). Интересно спасибо.

Андрей Союстов
Editor
Андрей Союстов
1 месяц назад
Ответил(а)  Олег Беспал

Тут автор в своем праве. Не любо значит не любо. 🙂

Вам также может понравиться