Адмиральская дуэль: Сюффрен против Хьюза

Американская революция. Часть XXVI
Сражение у Нагапатнама
Сражение у Нагапатнама

17 февраля  1782 года у Садраса французская эскадра Сюффрена обнаружила английский отряд адмирала Хьюза — 9 линкоров (74-пушечные “Сюперб”, “Хироу”, 64-пушечные “Игл”, “Монмут”, “Вустер”, “Бурфорд”, “Экзетер”, 50-пушечный “Айсис” и 68-пушечный “Монарка”), 4 фрегата и 2 шлюпа. Адмирал Сюффрен подозревал, что замеченные английские корабли перевозят войска к Мадрасу, а значит их палубы забиты людьми, лошадьми и припасами, так что с пушками людям Хьюза будет не развернуться. Упускать удачу было бы глупо, и Сюффрен начал погоню. 

Приказ? Да наплевать на него!..

В 15.30 французы нагнали эскадру Хьюза. Тут же выяснилось, что никакие войска та не перевозила, так что канониры английских кораблей могли действовать совершенно свободно. Сюффрена такая “мелочь” не остановила — он приказал поднять сигнал “Атаковать с ближней дистанции!” Увы, только 7 из 11 французских кораблей последовали этому распоряжению. Остальные же 4 предпочли вести огонь с дальней дистанции — надо полагать, для очистки совести.

Флагманский “Эро” дал по “Экзетер” несколько бортовых залпов, которые нанесли английскому линейному кораблю такие повреждения, что к концу боя он едва держался на воде. 74-пушечному “Сюпербу” французские ядра разворотили корму и снесли фок-мачту. Если бы приказ Сюффрена об атаке с ближней дистанции выполнили бы все его корабли, то оба “англичанина” были бы обречены. А так получилось, что французскому адмиралу не хватило огневой мощи, чтобы добить “подранков”. Это было очень обидно, так как совокупные силы британцев в регионе превышали французские и составляли 18 линейных кораблей против 12 у Сюффрена. Последнего выручало только то, что часть английских линкоров находилась в разных портах Индии — Нагапатнаме, Тринкомали, Куддалуре и в бухте Провиденс.

К ночи Хьюзу удалось выйти из боя, и он отправился для ремонта в Тринкомали. Французская же эскадра для пополнения припасов и исправления повреждений прибыла в Порто-Ново, который правитель Майсура Хайдар Али захватил на исходе декабря 1781-го.

Именно в Порто-Ново произошла первая встреча Сюффрена и Хайдара. Правитель Майсура был рад видеть долгожданного союзника. Он просил три вещи — денег, оружия и французских военных советников. Сюффрен согласился помочь, и Хайдару был оставлен отряд в 2 000 французских солдат под командованием графа дю Шемена. Сделать чего-то ещё адмирал не успел. Пришло известие об объявлении Англией войны Голландии, заставившее Сюффрена быстро поднять якоря и выйти в море. Неугомонный адмирал умчался к голландскому Цейлону.

У не так давно захваченного англичанами Тринкомали — британцы везли туда десант, чтобы захватить голландские владения на Цейлоне — Сюффрен опять увидел корабли Хьюза и вновь ринулся за ними в погоню. Меж тем эскадра англичан успела чуть увеличиться — к ней присоединился 74-пушечный “Султан”, к Сюффрену же подошёл 64-пушечный “Аякс”.

Около полудня 12 апреля 1782 года французам удалось выстроить линию, и они пошли в атаку. Капитаны двух концевых французских кораблей уже традиционно решили в ближний бой не лезть. В результате Сюффрен оказался с 10 кораблями против 11 английских. Под удар попали концевые вымпелы англичан — “Монмут” и уже сильно пострадавший при Садрасе “Сюперб”. Через два часа боя “Монмут” потерял две мачты, “Сюперб” лишился 28 сбитых с лафетов орудий и обзавёлся пробоинами ниже ватерлинии. Чтобы помочь своему арьергарду, Хьюз приказал сменить галс. Теоретически это должно было позволить английскому адмиралу ввести в дело его авангард. Практически же в 18.00 неожиданно разыгралась буря, прервавшая сражение. 

Порт и крепость Тринкомали
Порт и крепость Тринкомали

Когда погода улучшилась, Хьюз вошёл на рейд Тринкомали, а Сюффрен отправился в голландскую колонию Баттикалоа, расположенную чуть южнее. Там французская эскадра провела 6 недель, ремонтируя корабли и дав отдых их экипажам. Здесь же Сюффрен получил приказ — вернуться на Иль-де-Франс. Выполнив его, Сюффрен предал бы Хайдара и сделал хозяином индийских вод Хьюза. Вдобавок к этому часть капитанов французской эскадры, не одобрявших манеры Сюффрена сходиться с противником на расстояние пистолетного выстрела, неминуемо побежала бы жаловаться на своего адмирала губернатору Иль-де-Франса. Кляуз Суффрен не боялся, но тратить время на их расследование? — увольте!

Обмозговав ситуацию, Сюффрен принял решение на полученный приказ банально наплевать и остаться в индийских водах.

По соглашению с Хайдаром французы обязались добыть для правителя Майсура какой-нибудь порт с тем условием, что в нём мог бы базироваться французский флот. 6 мая майсурцы и дю Шемен внезапно атаковали и захватили Куддалур, а 60 тысяч индийцев осадили британский гарнизон в Вандваше.

Чуть ранее, 18 февраля 1782 года, Типу Султан поймал у Танджура в ловушку отряд британского полковника Брэйтуэйта. После недолгих переговоров англичане сдались — отряд их состоял из 100 европейцев, 300 кавалеристов, 1 400 сипаев и 10 орудий. В декабре 1781-го Хайдар захватил Читтур. В мае 1782-го правителю Майсура покорился замок Пермакоил неподалеку от Куддалура. Кут, двигавшийся с подкреплением к Вандвашу, не рискнул атаковать войска Хайдара и французов, посему всё ограничилось вялой перестрелкой на дальней дистанции.

Приведя свои корабли в порядок и благополучно забыв о приказе возвращаться на Иль-де-Франс, Сюффрен в который раз погнался за Хьюзом. Эскадра последнего следовала к Нагапатнаму. Французский адмирал решил попробовать не только оттеснить английские корабли от бывшей голландской колонии, но и, если представится удобный случай, Нагапатнам захватить. 

5 июля Сюффрен нагнал Хьюза, но тут налетел шторм. Французский “Аякс” потерял мачты, новые временные смог поставить лишь к утру следующего дня, так что к началу нового “раунда” Сюффрен vs Хьюз 64-пушечник оказался лишь относительно боеспособным.

Утром 6 июля шторм прекратился. Ветер задул со стороны берега, что было на руку английскому адмиралу. Тот имел 11 кораблей (74-пушечные “Сюперб”, “Хироу”, “Султан”, 64-пушечные “Игл”, “Монмут”, “Вустер”, “Бурфорд”, “Экзетер”, “Маньяэм”, 50-пушечный “Айсис” и 68-пушечный “Монарка”) против такого же количества линкоров у своего противника. Но, как мы помним, “Аякс” превратился в “хромую утку”, так что Хьюз имел преимущество.

В 9.30 утра две эскадры сошлись на дистанции в 2 кабельтова (360 метров). “Фламман” бился сразу с двумя противниками — “Хироу” и “Экзетером”, “Аннибал” атаковал “Айсис”, “Севэ” “дуэлировал” с “Бурфордом”, “Брайан” обстреливал “Султан”, “Эро” накинулся на “Сюперб”. “Сфинкс” и “Монарка” вели бой на дистанции в 4 кабельтова (740 метров), и это, скорее всего, была стрельба “в направлении”.

“Фламман” сильно пострадал от огня англичан, но смог нанести обоим своим противникам сильные повреждения. “Брайан”, имевший 64 орудия против 74-х у “Султана”, за час потерял мачту, 7 пушек было сбито с лафетов, погибло до 30 матросов. На помощь избиваемому более сильным противником “Брайну” подошёл флагманский “Эро”, и “Султан”, не выдержав огня французских пушек, выкатился из линии. 

Адмирал Сюффрен

Адмирал Сюффрен - французский адмирал, признаваемый соотечественниками одним из величайших адмиралов в истории французского флота. Отличился рядом побед над британским флотом в Ост-Индии в период войны за независимость США.

В 13.00 Хьюз потерял управление эскадрой, но Сюффрену опять не удалось “дожать” врага. Частично — из-за полученных французскими кораблями повреждений, частично — из-за вновь продемонстрированной некоторыми французскими капитанами боязни сходиться с британцами борт к борту.

Продолжение адмиральской дуэли

Терпение Сюффрена лопнуло — после закончившегося вничью сражения адмирал решил учинить суд над капитанами, не поддержавшими атаку. Капитаны “Аякса”, “Бизарра” и “Севэ” были обвинены в трусости и небрежении своими обязанностями. Во время следствия выяснилось, что капитан “Севэ” во время минувшего боя вообще чуть не спустил флаг, и лишь офицеры корабля воспрепятствовали этому! Как писал Гуэ де Фробервилль, армейский офицер, находившийся при эскадре:

С некоторого времени в исполнении долга появилась чрезвычайная расхлябанность. Действия главнокомандующего раздражали многих членов офицерского корпуса, совершенно не приученных подчиняться. Они не находят в своём командире отвратительного кастового духа, столь вредного общественным интересам, кастового духа, на котором вскормлены кадеты. Их привилегии, почести и возраст лишь укрепляют этот дух в тех, кто состарился на службе. Мы видим доказательство этого в заговоре, который привёл к отставке 30 или 40 этих офицеров.

В результате слушаний два из трёх капитанов лишились своих постов. Как писал в своей статье Филипп Мэзон:

Сюффрен всюду действовал оригинально. Он сочетал агрессивный темперамент со способностью уловить критический момент боя и отрицанием принятых правил. Хотя Сюффрен не имел численного превосходства над противником, он постоянно пытался охватить его линию, в то время как Биго де Морог рекомендовал этот манёвр только для флота, имеющего численное преимущество.

В целом Сюффрен вёл кампанию в стиле корсара или командира лёгкой эскадры. Его наступательный дух давал ему преимущество над Хьюзом. Человек, которого англичане стали называть “Адмирал Сатана”, почти всегда захватывал инициативу, атакуя врага. Он неоднократно повторял нападения, несмотря на тяжёлые потери в людях и повреждения своих кораблей.

Потерпев неудачу у Нагапатнама, Сюффрен развернулся на юг и решил захватить Тринкомали. Ещё в Куддалуре он узнал, что к Баттикалоа прибыли 2 французских линейных корабля, 3 фрегата и транспорты с двумя полками французских солдат. 21 августа эскадра адмирала соединилась с этими силами и 25-го произвела высадку к востоку от города. Три дня французы рыли редуты и ставили пушки. С 28-го началась бомбардировка Тринкомали одновременно с моря и суши. Английский гарнизон в 500 человек под командованием капитана Макдауэлла не выдержал и 30 августа согласился на почётную сдачу. К 1 сентября французы вошли в город, после чего у Тринкомали показались… паруса эскадры Хьюза.

Хьюз имел 10 кораблей, Сюффрен вместе с подкреплениями — 16. Французский адмирал традиционно высказался за энергичную атаку противника, однако — как всегда! — часть его капитанов выступила категорически против такой агрессивной тактики. Сюффрен настоял на своём. 3 сентября он приказал выходить в море и сформировать линию.

Изначально французы следовали на противника строем фронта. В 3 кабельтовых от английских кораблей они сделали поворот на 8 румбов на север, после чего линия была сформирована. Из-за такого маневра часть кораблей арьергарда Сюффрена оказалась чуть в стороне от боя, а центр французской эскадры — на расстоянии 1.5–2 кабельтовых от противника. Именно в центре и завязалась самая ожесточённая схватка.

74-пушечники “Эро”, “Иллюстр” и 64-пушечный “Аякс” оказались против 74-пушечных “Сюперб”, “Хироу”, “Султан”, а также 64-пушечных “Монарки” и “Бурфорда”. Яростная перестрелка продолжалась час, при этом на флагмане Сюффрена постоянно висел сигнал, обращенный к 60-пушечному “Сен-Мишелю” и 50-пушечному “Аннибалу” — вступить в ближний бой. Однако приказы адмирала были проигнорированы. На исходе часа, словно устыдившись, в бой вступил “Брайан”, а получившего сильные повреждения “Аякса” сменил “Артизан”.

Когда на “Эро” английские ядра “сбрили” грот-матчу и та рухнула за борт, ситуация стала критической, однако, вопреки советам офицеров, Сюффрен отказался выходить из боя. Его корабль продолжал с завидным упорством гвоздить по флагману Хьюза, пока не иссяк запас ядер и картечи. Но и после этого пушки “Эро” не умолкли — французский адмирал приказал залпировать холостыми, чтобы отпугнуть англичан от своего флагмана.

Тем временем жёстким огнем французов были повреждены “Айсис”, “Вустер” и “Монмут”. “Экзетер”, получивший несколько ядер под ватерлинию и потерявший капитана, вывалился из линии. Арьергард французов, проходя вдоль английской линии, постепенно сближался с центром Хьюза, уже довольно потрёпанным в бою. Понимая, что его положение ухудшается с каждой минутой, командующий английской эскадрой отвернул под ветер и в 17.30 вышел из боя. 

Сражение у Куддалура
Сражение у Куддалура

“Эро” потерял грот- и бизань-мачты, “Вустер” лишился фок-мачты, “Экзетер”, сильно осевший в воду, медленно уходил, кренясь на левый борт. “Сюперб” и “Монмут” маневрировали через пень-колоду, так как оба во время сражения лишились рулей.

Первым рефлекторным желанием Сюффрена было догнать отползающих англичан, но его корабли тоже оказались покалечены, так что французская эскадра вернулась на ремонт в Тринкомали. Хьюз через неделю еле-еле дошёл до Мадраса. Осмотр английских линкоров показал, что раньше чем через три месяца вернуть кораблям боеспособность не представляется возможным. Имея на руках “нокаутированную” Сюффреном эскадру Хьюза, британцы стали опасаться нападения майсурцев и французов на Мадрас. Местный губернатор срочно запросил переброску войск из Бомбея и Бенгалии. Хьюз, видя, что в Мадрасе нормально корабли отремонтировать не удастся, взял курс на Бомбей, по пути попал в сезон муссонов и добирался до порта назначения два месяца, де-факто выйдя из игры до конца года. Примерно в это же время расхворавшийся Кут оказался вынужден уйти с поста командующего. Казалось, время британской ОИК на юге Индии подходит к концу. Спасла англичан внезапная смерть 7 декабря 1782 года Хайдара Али.

Правитель Майсура погиб не от рук врагов, а умер от раковой опухоли. Британский историк Бауринг написал о покойном так:

Он был смелым, оригинальным и предприимчивым полководцем, искусным в тактике, умело распоряжавшимся ресурсами, полным энергии и никогда не унывающим даже во времена поражений. Он был всегда верен своим обязательствам и прямолинеен в своей политике по отношению к англичанам… Его имя всегда упоминается в Майсуре с уважением, если не с восхищением.

Кровь, пот и удар по кошельку

К моменту ухода со сцены Хайдара на ней появилось новое действующее лицо — возглавивший все французские силы за мысом Доброй Надежды Шарль Жозеф Патиссье, маркиз де Бюсси-Кастельно. Когда-то Бюсси прославился покорением большей части индийского Декана. Изрядно постаревший со времён этих подвигов, маркиз возвращался в Индию с намерением сделать основную ставку в борьбе с англичанами не на майсурцев, а на маратхов. Соединившись с Сюффреном у Малабарского побережья, Бюсси решил высадиться у Куддалура. От адмирала маркиз узнал неприятную весть о смерти Хайдара. Некоторое время французы считали, что теперь Майсуру пришёл конец. Однако принявший бразды правления княжеством Типу Султан сумел доказать, что списывать майсурцев со счетов рано, да и вообще они для Франции являются куда более ценными союзниками, чем какие-то там маратхи.

Англичане бросили против войск Бюсси и воинов Майсура всю свою мадрасскую армию. Она двигалась к Куддалуру, где по-прежнему находилась ставка Бюсси. Французский командующий занял со своими солдатами позицию на правой стороне реки Поннияр, которая почти на три четверти года, исключая сезон дождей, пересыхала и представляла собой просто ручей, окаймленный с обеих сторон широкими полосами вязкого песка.

Положение французов осложнялось нехваткой продовольствия. Не было быков и лошадей, и орудия приходилось перетаскивать людям. По приказу Бюсси по всем районам, где находились французские войска, реквизировали скот, что вызывало возмущение местного населения. Типу Султан прислал вспомогательные войска, но их командир Сайд Сахиб держался довольно осторожно, и французы на майсурцев особенно не рассчитывали. Бюсси посылал Сюффрену письмо за письмом, прося находящегося на Цейлоне адмирала как можно скорее прибыть к Куддалуру.

Мадрасской армией англичан командовал бригадир Джеймс Стюарт, и она имела пятикратное преимущество в численности над теми формированиями, что имел в своём распоряжении Бюсси. Накануне сражения бригадир получил подкрепление — 700 отборных солдат. Затем англичане пересекли Поннияр. Под угрозой окружения превосходящими силами неприятеля Бюсси начал отход на новую позицию. Далеко уйти от Поннияра ему не удалось — англичане буквально висли на плечах — так что французам пришлось развернуться и приготовиться к бою. Догнавший, наконец, супостата Стюарт решил особо не мудрствовать, навалиться на правый фланг французов, “продавить” его, а затем ударить в тыл основным силам Бюсси. Атака англичан началась 13 июня 1783 года в 4 часа утра.

Французские сипаи, недавно набранные и плохо обученные, сопротивлялись вяло. Оборона Бюсси на правом фланге была бы сметена молодцами в “красных сюртуках” менее чем за 30 минут, если бы не заранее расставленные позади сипаев французские пушки. Они подпустили атакующих поближе, а затем ударили картечью, учинив в английских рядах “смятение и опустошение”. “Красные сюртуки” откатились назад, перегруппировались и вновь устремились на французский правый фланг. Определив главное направление вражеского наступления, Бюсси стал постепенно снимать войска со своего левого фланга и отправлять их направо. Туда же с упрямством дятла, долбящего клювом в одну и ту же точку на стволе дерева, гнал свои резервы и Стюарт.

Стояла дикая даже для этих мест жара. Обливаясь потом, англичане раз за разом бросались в штыковые атаки. Французы встречали англичан мушкетными залпами и пятились назад. Французские пушки осыпали наступающих картечью. Теперь пятились уже “красные сюртуки”. Пользуясь удобным моментом, французская пехота занимала ранее оставленный рубеж. Пока английские солдаты приходили в себя, в дело вступали английские пушки. Проявлявший чудеса храбрости под вражеским обстрелом ирландец Бент — офицер, командовавший французским правым флангом, приводил в порядок ряды сипаев и солдат. Потом начиналась следующая английская атака, и всё повторялось заново. Затем Бента сразила пуля, но алгоритм происходящего от этого мало изменился.

Организованная общими усилиями Бюсси и Стюарта “мясорубка” на правом фланге позиции, занятой французской армией, успешно функционировала примерно до полудня. После этого английское превосходство в силах наконец-то сказалось — пройдя по многочисленным телам убитых и раненых, солдаты Стюарта захватили французские пушки, на чём наступательный порыв “красных сюртуков” окончательно выдохся. К англичанам в любой момент могли подойти новые подкрепления, поэтому вечером Бюсси приказал отступать в Куддалур. Согласно французским данным, соотношение потерь сторон для Стюарта получилось просто обескураживающим: у англичан во время сражения выбыло из строя 2 тыс. человек, а у французов якобы — всего две сотни. 

Осада Куддалура
Осада Куддалура

Как бы то ни было, мадрасская армия оказалась обескровлена. Теперь Стюарт вряд ли был способен осуществить решительный штурм Куддалура, скорее речь могла идти о длительной осаде города. Бюсси находился в уверенности, что такую осаду он выдержит. Если, конечно, вовремя подойдёт на помощь эскадра Суффрена и деблокирует Куддалур со стороны моря.

Сюффрен не подвёл — он снялся с якоря 11 июня и уже 15-го был у Куддалура. Французская эскадра состоял из 15 кораблей. Поддерживавший действия Стюарта Хьюз собрал все свои наличные силы и привёл к осаждённому городу 18 линкоров.

Когда 20 июня ветер переменился на благоприятный, Сюффрен приказал атаковать. Пятый по счёту “раунд” в затянувшемся поединке французского и английского адмиралов начался в 16.00. Хьюз по своему прошлому опыту не хотел сближаться вплотную с кораблями Сюффрена, в результате чего три часа сражения вылились в перестрелку на дистанциях 400–600 метров. С наступлением темноты английские корабли начали отходить.

Встав на якоря в 25 милях к югу от Куддалура, Хьюз собрал военный совет. Заслушав неутешительные отчеты кэптенов о повреждениях, о нехватке провизии и о начинающейся цинге, английский адмирал принял решение идти в Мадрас, на чём морское сражение за Куддалур и прекратилось.

Свою задачу Сюффрен не только выполнил (деблокировал Куддалур), но и перевыполнил — отогнавшая англичан эскадра сгрузила в помощь Бюсси ещё 1 200 штыков.

Последней французской операцией в этой войне на индийском театре военных действий стала вылазка из Куддалура 29 июня 1783 года. Она оказалась довольно неудачной — несколько офицеров попали в засаду к англичанам. Некоторым утешением служило то, что во время инцидента французам удалось похитить два английских знамени. Однако решающего значения для общего хода военных действий это событие не имело. Не получив поддержки от своего флота, англичане так и не рискнули пойти на штурм Куддалура. 

Типу Султан
Типу Султан

Вскоре до Индии из Европы добралась информация о желании Англии и Франции заключить мир и сесть за стол переговоров. Подтверждение этих сведений привело 2 июля к прекращению боевых действий. По результатам достигнутых сторонами договорённостей, в Индии было восстановлено положение status quo ante bellum (такое же, как до войны). Правда, эти договорённости не касались Майсура, так что Типу Султан продолжал свою войну с англичанами и отобрал у тех Мангалор. В нём новый правитель Майсура издевательски и предложил англичанам провести предварительное обсуждение условий заключения будущего мирного договора.

Это было неслыханным унижением Ост-Индской Компании, но выбирать не приходилось — британцы в Индии оказались настолько ослаблены, что не имели сил даже на оборону Мадраса. 11 марта 1784 года англичане подписали мир с Майсуром. В договоре стороны обязывались не помогать прямо или косвенно врагам друг друга, вернуть друг другу все завоёванные крепости и города, произвести обмен военнопленными. Также британцы обещали Типу Султану режим наибольшего благоприятствования в торговле, свободную передачу требуемых технологий, отсутствие запретов на поставку и продажу оружия.

В Англии Мангалорский договор расценили как позор. После обнародования его условий цены на акции британской ОИК упали в два раза, так что напоследок Типу наподдал дельцам из Сити по их самому больному месту — по карману.

Продолжение следует.

Сергей Махов

При копировании или перепечатке материалов активная индексируемая ссылка на сайт fitzroymag.com обязательна.

5 10 голоса
Оцените статью
Подписаться
Уведомить о
0 Комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии

Вам также может понравиться