1565-й бомбический год

Ирландские войны. Часть V
Ирландская церковь в окружении золотого пшеничного поля
iStock

Мы с вами оставили Шейна О’Нилла в 1562-м, когда энергичный правитель Тирона добрался до Лондона и получил прощение от Елизаветы I. Впрочем, по возвращении в Ирландию Шейн быстро заскучал. Вскоре он вновь пустился во все тяжкие, вознамерившись стать обладателем всего Ольстера.

На пути Шейна к этой “благородной” цели имелись как минимум три серьёзных препятствия: уже успевший побывать в плену у О’Ниллов владетель Тирконнелла Кальваг О’Доннел, клан МакДоннелов в Антриме и шотландские колонисты. С последними Шейн и решил разобраться в первую очередь. Заметим, что сидевший в Дублине лорд-заместитель Томас Рэдклиф, граф Сассекс, а также англо-ирландские вельможи были уверены, что после свидания с Елизаветой граф О’Нилл присмиреет. Это было на руку Шейну.

Блицкриг в Антриме

В 1564 году Шейн, уже успевший за свои криминальные таланты заработать на Острове прозвище Гордый, выступил против шотландцев. Когда из Дублина закономерно поинтересовались “какого чёрта?”, Гордый гордо ответил Сассексу, что исполняет волю королевы. Пока удивлённый лорд-заместитель сносился с Елизаветой I и прояснял ситуацию, Шейн успел пощипать шотландцев и при Колрейне хорошенько вломить Сорли Бою МакДоннелу, удачно подвернувшемуся под горячую руку О’Нилла.

Впрочем, всё это была лишь разведка боем. По-настоящему Шейн развернулся в 1565-м. Для начала О’Нилл дождался, когда отозванного в Англию Сассекса сменил на посту лорда-заместителя “сварливый, деспотичный и доверчивый” сэр Николас Арнольд. Тот, в отличие от Сассекса, слабо себе представлял, кто такой О’Нилл, и отнёсся к правителю Тирона достаточно благодушно. По прибытии в Дублин Арнольд для острастки рыкнул на О’Нилла. Тот тут же пообещал “больше так не делать”, чем и удовлетворил сэра Николаса по самые гланды. Усыпив внимание лорда-заместителя и МакДоннелов, правитель Тирона скрытно провёл мобилизацию под прикрытием приглашения гостей на празднование Пасхи, после чего ринулся в Антрим.

Шейн О’Нилл
Шейн О’Нилл

Интересен состав армии Шейна (более 2 000 человек). Это 200 конных дворян, 200 их оруженосцев, 300 аркебузиров (Culvers), 250 галлогласов, 550 вооружённых дротиками и короткими мечами человек лёгкой пехоты (Kernagh), 290 вооружённых пиками человек тяжёлой пехоты, 200 кавалеристов. Плюс к этому Шейн располагал ещё и шотландским контингентом в составе 120 лучников и 40 мечников. Этим отрядом командовал Брайан Каррак МакДоннел — младший брат Джеймса и Сорли Боя МакДоннелов, решивший попробовать с помощью О’Ниллов стать главой своего клана.

МакДоннелы прикинули время, которое понадобится Шейну, чтобы добраться до них по торным дорогам, и без особой торопливости вызвали подкрепление из Шотландии. Однако Гордый двигался не по дорогам, а по кратчайшей прямой. Воспользовавшись заранее разведанным тропами, он за неделю буквально промчался через “Койл-Ултаг — великий лес Ольстера”, после чего у Нокбоя налетел на Сорли Боя МакДоннела.

Шейн имел подавляющий перевес в силах, но его оппонент горел жаждой мщения за Колрейн, а посему бросился в атаку. Она оказалась самоубийственной — две тысячи бойцов О’Нилла прошлись по маленькому отряду МакДоннела, как каток. Чудом уцелевший Сорли Бой бежал к старшему брату Джеймсу. Шейн двигался следом за дважды разгромленным им МакДоннелом со всей возможной скоростью. Это не позволило Сорли Бою и Джеймсу собрать сравнимую по численности с войском противника армию. Когда О’Нилл отрезал МакДоннелов от воды и загнал их на холм близ Глентази, под знамёнами братьев имелось всего 500 человек.

Какое-то время МакДоннелы успокаивали себя тем, что Шейн не решится их атаковать снизу вверх по склону холма, а там и подмога из Шотландии подоспеет, но правитель Тирона опять их переиграл. Гордый взял под контроль все окрестные пляжи, не позволив шотландским подкреплениям высадиться на ирландский берег. Затем, точно рассчитав момент, когда находившиеся на холме люди и лошади осатанели без воды, с первыми лучами солнца 2 мая Гордый атаковал МакДоннелов. Боевые порядки воинов Антрима оказались сметены. Когда побоище закончилось, на холме остались лежать мёртвыми несколько сот его защитников, включая шотландских вождей Джона Роу и Дункана МакЛауда. Джеймс и Сорли Бой МакДоннелы угодили в плен (первый через 2 месяца скончался от ран, второй выжил).

В качестве coup de grâce Шейн захватил резиденцию МакДоннелов в замке Данлюс. Образцово-показательный блицкриг завершился триумфальным возвращением Шейна в Тирон.

Гордому надо было как-то закрепить свои завоевания, и он отправил послания с просьбой о помощи недоброжелателям Елизаветы I — французскому королю Карлу IX и шотландской королеве Марии Стюарт. Информация об этом вместе с известием о разгроме клана МакДоннелов переполнили чашу терпения английской королевы. “Доверчивого” Арнольда (который к тому же не уследил ещё и за распрей Десмонда с Ормондом, о чём будет рассказано ниже) Елизавета из Ирландии турнула. Вместо него на остров был направлен жёсткий и неумолимый, как кувалда, новый лорд-заместитель сэр Генри Сидней. Вдогонку ему полетел категоричный приказ приструнить Гордого.

Отрезанная голова

Сделать это было непросто — сейчас Шейн имел земель, денег и воинов куда больше, чем в 1561 году. Пока Сидней собирал силы для похода на Тирон, О’Нилл нанёс удар в южном направлении — разорил графство Фермана (Fermanagh), ну и, “чтобы два раза не вставать”, устроил набег на Пэйл. У Дандолка армия лорда-заместителя преградила путь Гордому. Тот уклонился от лобового столкновения и попытался переманеврировать неприятеля. Однако в этот момент к англичанам присоединились воины из Тирконнелла. Соотношение сил для О’Нилла стало катастрофическим. Он отступил и укрылся в лесах.

Сидней вернулся в Дублин, в сердцах написав королеве, что Шейн ускользнул, но “мы продали ему верёвку, на которой его и повесят”. Сэр Генри хорошо разбирался в ирландских делах и понимал, что возвышение О’Нилла рано или поздно соберёт против него коалицию других ирландских лордов, смыслом существования которых было не дать усилиться своему соседу.

Место благополучно скончавшегося Кальвага О’Доннела — правителя Тирконнела в 1567 году занял его сводный брат Хью. Ранее он был вынужден бежать от Кальвага в Англию. Став графом Тирконнелла, Хью выступил против Гордого на стороне англичан. “Что ж, парень, ты сам напросился!”, — должно быть, решил Шейн и в первых числах мая 1567-го вторгся в Тирконнелл. У правителя Тирона войск было больше, чем у Хью, так что О’Доннелу пришлось отступать до тех пор, пока он не соединился с четырьмя сотнями галлогласов. Хотя сил у Хью все ещё было меньше, чем у О’Нилла, но по тяжёлой пехоте уже получился паритет. Этим правитель Тирконнелла и решил воспользоваться, сделав ставку на внезапную атаку галлоглассов.

Ирландский галлоглас
Ирландский галлоглас

8 мая неподалёку от Леттеркенни Хью занял со своими воинами позицию на холме близ реки Суилли. Шейну это живо напомнило майскую диспозицию 1565 года близ Глентази. Не ожидая никакого подвоха, да и просто, видимо, расслабившись, Гордый начал переправу своих войск через Суилли, выдвигая их к подножию холма, на котором находился О’Доннел. Хью же дождался, когда внизу накопится побольше воинов Тирона (при том, что часть их всё ещё перебиралась через реку), и обрушил на Шейна свою тяжёлую пехоту. Сеча получилась жаркой, но эффект неожиданности сделал своё дело — Гордый потерял управление войсками. Вскоре воины Тирона начали разбегаться. Часть их оказалась опрокинута в Суилли, где и утонула, будучи застигнутой приливом. Шейн спасся, однако потерпел сокрушительное поражение.

В отчаянии О’Нилл бросился искать союза у своих бывших врагов — МакДоннелов. Для того чтобы “зарыть топор войны”, он предложил освободить из плена Сорли Боя. 2 июня 1567 года Шейн О’Нилл прибыл в Антрим на встречу с МакДоннелами, не подозревая, что те уже связались с сенешалем Каррикфергуса Уильямом Пирсом и получили соответствующий совет. Дальнейшее прошло как по нотам — Сорли Бой обрёл свободу, а Гордогошотландцы зарезали. Обезглавленное тело правителя Тирона похоронили в церкви Кросскерн в Баллитерриме над Кушенданом.

Узнав о случившемся, англичане в своём бюллетене отметили, что “известный разбойник Шейн О’Нилл был убит и обезглавлен в результате пьяной драки (drunken brawl), переросшей в бойню”. Уильям Пирс забрал голову Шейна и отправил её в замок Дублина. Для коллекции.

Совершенно непонятно, почему часть ирландских историков считает Шейна О’Нилла борцом за независимость Ирландии. Гордый был ярко выраженным честолюбцем, талантливым командиром, агрессивным правителем, но уж никак не освободителем. Сгубили Шейна его собственные амбиции, перевесившие его же возможности. Да, достижения Шейна были внушительны, но… “конец немного предсказуем”.

“Где теперь лорд Десмонд?..”

Теперь перенесёмся на юг и посмотрим на вечно враждующие Десмонд и Ормонд. Как мы с вами помним, после восстания Шёлкового Томаса , а также войн “Джеральдинской лиги” Килдэр и Десмонд оказались ослаблены. Ормонд же, напротив, изрядно возвысился. Не в последнюю очередь это произошло за счет покровительства, которое оказывалось правителям Ормонда Батлерам со стороны английской короны.

В описываемое время Ормондом “рулил” протестант Томас Батлер по прозвищу Чёрный — друг детства и даже родственник Хитрой Лизы. Та благоволила 10-му графу Ормонда.

В Десмонде же всем заправлял Джеральд Фитцджеральд, который, наоборот, был католиком и считался “паршивой овцой” в не очень дружной семье англо-ирландских вельмож. Кроме того, 15-й граф Десмонд являлся главным конкурентом Батлеров.

Вялотекущая грызня между Фитцджеральдами и Батлерами, стартовавшая ещё в веке XV, успешно продолжалась и после восшествия на английский престол Елизаветы I. Томас и Джеральд сосуществовали как кошка с собакой — пограничным стычкам не было конца.

В попытке всё-таки прекратить затяжную межклановую войну, в 1550-м Елизавета лично выдала замуж мать Томаса Батлера Джоан (та очень вовремя во второй раз овдовела) за Джеральда Фитцджеральда. Более чем на десять лет это притушило конфликт. Когда наступил 1564 год, стало понятно, что перемирию приходит конец.

Во-первых, на севере Острова состоялся бенефис Шейна О’Нилла, немедленно приковавший к себе внимание лорда-заместителя — контроль из Дублина за поведением Джеральда ослаб.

Во-вторых, пользуясь моментом, Джеральд потребовал от слишком заигравшегося в независимость своего родственника и вассала сэра Морица Фитцджеральда подтверждения ленной присяги на верность. Мориц же, владевший Уотерфордом, не будь дурак, объявил о том, что переходит под руку графа Ормонда. Джеральд такой поступок оставить безнаказанным не мог — он обратился за справедливостью к короне. В свою очередь Мориц и Томас совместными усилиями состряпали декларацию, в которой действия владетеля Уотерфорда оправдывались согласно английским законам.

2 января 1565 года леди Джоана Фитцджеральд скончалась. Теперь уже никто не мог удержать 15-го графа Десмонда от активных действий. 10-й граф Ормонд ответил “адекватно”. В результате граница между двумя графствами немедленно заполыхала.

Затем Джеральд собрал армию, включая союзников из кланов МакКартни, О’Брайанов, О’Салливанов (и даже родственника Томаса — претендента на графский титул Ормонда Пирса Батлера), и с примерно 2 000 воинов двинулся в Уотерфорд. Ормонд в долгу не остался и со своей армией, включавшей вассалов из кланов О’Кеннеди и Бурков, поспешил на помощь Морицу Фицтджеральду.

Томас Батлер, 10-й граф Ормонд
Томас Батлер, 10-й граф Ормонд

Противники встретились в феврале у деревушки Аффейне (Affane) близ реки Блэкуотер. Фитцджеральд решился на атаку, форсировал реку, и поначалу события для него развивались успешно. Всё изменила случайность — пуля из аркебузы угодила Джеральду в ногу, и он рухнул с лошади. Увидев падение своего предводителя, воины графа Десмонда растерялись. Пока те не опомнились, Чёрный бросился в контратаку, принёсшую графу Ормонду полную победу. Потери Джеральдинов составили только убитыми примерно 300 человек.

Раненый Джеральд попал в плен. В знак одержанной виктории граф Ормонд приказал носилки с графом Десмонда поднять повыше и показать их всему войску. Попутно Томас Батлер решил немного поиздеваться над поверженным врагом и ехидно спросил:

Ну и где теперь великий лорд Десмонд?

На что Фитцджеральд, недолго думая, ответил:

Там, где ему и положено быть — на шеях дворецких*!

Томас вполне мог бы в этот момент прикончить своего оппонента, но благоразумие — “А что на это скажет королева?” — взяло верх. Высокопоставленного пленника доставили в Уотерфорд, а потом сдали на поруки лорду-заместителю. Сэр Николас Арнольд начал думать, как бы ему половчее разгрести свару Джеральда и “чёрного мужа” Елизаветы, но так ничего придумать и не успел. Почему? Потому что на севере Острова Шейн О’Нилл устроил свой блицкриг против МакДоннелов, и лорду-заместителю сразу стало не до Десмонда с Ормондом. Елизавета же уяснила, что Арнольд со своими обязанностями не справляется, и мигом его выгнала, заменив в Дублине на сэра Генри Сиднея…

Поскольку Сиднею пришлось целиком сконцентрироваться на нейтрализации Гордого, постольку проблему Десмонда и Ормонда “Королева-девственница” взялась решать сама. Опять же, надо было продемонстрировать поданным, что Хитрая Лиза держит руку на пульсе и никому в своих владениях не позволит собачиться без разрешения Её Величества.

Графов Десмонда и Ормонда вызвали ко двору на королевский суд. Итог последующих разбирательств специально созданной королевской комиссии оказался абсолютно ожидаемым. Томас Батлер для Елизаветы был абсолютно “своим в доску”, чего нельзя было сказать о Джеральде Фитджеральде, который, помимо прочих провинностей, был ещё и католиком. Поэтому действия графа Ормонда были признаны правильными, а вот граф Десмонд и его младший брат Джон лишились своих владений, конфискованных в пользу королевы, и загремели в Тауэр.

Решение королевской комиссии сильно подорвало лояльность Елизавете среди родни Джеральда и Джона — Десмонд “негодующе загудел”. Плюс к этому английская корона умудрилась в очередной раз наступить на старые грабли — ведь новое возвышение Ормонда неизбежно содействовало объединению его врагов. К чему это всё приведёт, мы расскажем в следующей части. Пока же можем отметить, что 1565 год в Ирландии по своим последствиям получился просто бомбическим!..

*Butler по-английски — “дворецкий”.

Сергей Махов

При копировании или перепечатке материалов активная индексируемая ссылка на сайт fitzroymag.com обязательна.

5 13 голосов
Оцените статью
Подписаться
Уведомить о
0 Комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии