19695216223.1677ed0.5e7ee8b24e274332bc9d1fc593dd00ec

Великое Замещение

Согласно последним французским новостям, Великого Замещения не существует

Согласно последним новостям (официальным), Великого Замещения не существует. Достаточно посмотреть в Википедию и заглянуть в медиа — в них объясняется, что это конспирологическая теория, основанная на расовом представлении о Европе и, следовательно, представляющая большую опасность для демократии.

Но официальная версия о Великом Замещении кардинально расходится с тем, что видят и констатируют французы в своей повседневной жизни. Не так давно Эрик Земмур, главный идеолог правой мысли во Франции (регулярно подвергаемый травле), сказал, что молодым французам, не желающим оказаться в меньшинстве на земле своих предков, придётся вступить в борьбу за своё освобождение. Политики, известные лица, официальная пресса, радио и телеканалы — все выступили единым фронтом против Земмура и обвинили его в “нагнетании ненависти к мусульманам” и “призывах к гражданской войне”. Земмура объявили “рецидивистом”, “преступником мысли” и даже “нацистом”. Таким образом, демонизируя своих политических оппонентов, официальный дискурс яростно сопротивляется признать реальность исламизации Франции.

Кроме того, понятие Великого Замещения захотели окончательно дискредитировать и придать ему “фашистский” оттенок, воспользовавшись тем, что исполнитель теракта в новозеландском Крайстчерче Брент Таррант упоминает его в своём послании. Le Monde и Libération, а за ними и все остальные, обвинили автора понятия Grand Remplacement, писателя Рено Камю, в том, что он напрямую явился вдохновителем анти-мусульманского теракта. Надо ли говорить, что с тех пор, как Рено Камю впервые заговорил о Великом Замещении, он был обвинён в расизме, правом экстремизме и даже симпатиях к нацизму?

Левые медиа регулярно организуют так называемые fact-checking — “проверку фактов”, то есть дают “правильное объяснение” тем или иным отрицательным явлениям в обществе, той или иной нежелательной для них информации, всякого рода слухам и “конспирологическим тезисам”. Проводится настоящая “воспитательная работа”, целью которой является доказать, что никакого миграционного замещения европейских народов не существует.

Однако эта пропаганда действует всё меньше и меньше, тем более, что происходящие события каждый день подтверждают обратное.

Рено Камю: отрицать Великое Замещение — это негационизм XXI века

Когда Рено Камю в своём “Abécédaire de l’in-nocence”, книге 2010 года, заявил, что на глазах у всех происходит замещение коренных народов Европы совершенно чуждыми ей народами, и что это фактически следует назвать нашествием, колонизацией, вытеснением, он почувствовал на себе все последствия своего акта — акта называния вещей своими именами (по-французски “назвать кота котом”). На него подали в суд (“за призыв к ненависти” — так называется эта статья, по которой привлекаются интеллектуалы, осмеливающиеся выйти за рамки разрешённого), ему стало невозможно печататься, невозможно продолжать сотрудничество с издательствами. Сказанное им назвали конспирологией, глупостью, проявлением расизма и ненависти, к нему прочно пристал ярлык крайне правого мыслителя. Великое Замещение? “Этого не может быть, потому что этого не может быть никогда”, — так примерно можно было резюмировать реакцию официального дискурса.

Девять лет спустя большинство французов признают, что Великое Замещение — это почти свершившийся факт. Попытка обвинить Рено Камю в том, что это именно он “вдохновил” убийство пятидесяти мусульман в Новой Зеландии, не увенчалась успехом. Рено Камю заявил, что никогда не призывал к насилию (и это действительно так), что он всего лишь констатировал факт. Что он всегда сопротивлялся Великому Замещению потому, что мультикультурное общество — это мультиконфликтное общество, это война и кровь.

Вот избранные отрывки из последней книги Рено Камю.

Рено Камю: прямая речь

  • “Великое Замещение — это не теория, это всего лишь синтагма, это простое обозначение, как Столетняя война, как Французская революция, это обозначение современного исторического периода и самого значительного его феномена. Можно назвать этот феномен другими словами, можно подобрать массу синонимов: массовая иммиграция, миграционный потоп, смена народа и цивилизации, исламизация, африканизация… Менее сдержанно можно это назвать — я заимствовал этот термин у Эме Сезера (Aimé Césaire), который упоминал его в другом контексте — геноцидом посредством замены”.
  • “Да, это просто: был народ и вдруг, почти одним махом, за одно поколение, на его месте возник другой…”
  • “Великое Замещение — это смена народа, которая стала возможной благодаря Великой Декультурации — это самый значительный феномен французской истории за последние века, а может быть, и за всю историю Франции”.
  • “Что такое Великое Замещение? Простой факт, что на определённой территории жил народ, обыкновенный народ, хорошо утрясённый веками, объединённый чувством принадлежности к этой земле, к своей культуре, своей манере жить и долгой совместно прожитой истории… И вдруг, почти за одно поколение, на той же территории оказываются два народа, а может, и больше, и они делят между собой эту территорию, более или менее мирно, точнее, совсем уже не мирно”.
  • “Можно сказать, что в современной политической ситуации Франции — скорее, исторической ситуации — существует четыре протагониста:

    1. “Заменённые”, которые сопротивляются этому (remplacés récalcitrants) — как вы, как я, как все эти люди, которых можно назвать “автохтонами”, которые не хотят быть колонизованными.
    2. “Заменённые”, примирившиеся с этим, или махнувшие рукой, или не видящие в этом проблемы (remplacés consentants).
    3. “Заменисты”, если можно так сказать (“remplacistes”) — это те, кто организует замещение коренного народа, то есть власти предержащие — и левые, и правые политики.
    4. И, наконец, “Заменяющие” (remplaçants) — новые или будущие хозяева, которых у нас называют “шансом для Франции”, а также словом sensible (“чувствительный”) — всё потому, что они населяют quartiers sensibles (арабские кварталы, эвфемистически названные “чувствительными”).

    На самом деле вторую и третью группу нужно рассматривать вместе, они идут в одном направлении и кончат тем, что будут проглочены четвёртой. Таким образом, фактически есть только две группы: те, кто хочет нас завоевать, и те, кто этому сопротивляется”.
  • “Европа сегодня в сто раз сильнее колонизована Африкой, гораздо серьёзнее, гораздо глубже (ибо демографически), чем она сама когда-то колонизовала Африку. То, что происходит на наших глазах — колонизация Севера Югом — не идёт ни в какое сравнение с той колонизацией Юга Севером. Это демографическая колонизация, она неминуемо приведёт к концу нашей цивилизации”.

Все цитаты — из программного текста Рено Камю “Великое Замещение”, опубликованного в 2011 году в Nouvel Observateur.

Вклад ООН

Недавно мы узнали, что в одном из документов ООН двадцатилетней давности прямо говорилось о необходимости “миграции замещения”. В этом документе[i] предлагается, в целях восполнения количественно убывающей и стареющей европейской популяции, организовать “замещающую миграцию” из экстра-европейских стран. Во Францию, например, чтобы сохранить прежний уровень населения, предлагается ввезти (между 2010 и 2050 годами) пять с половиной миллионов мигрантов — в основном из Африки.

В документе ООН упоминается и так называемый “крайний сценарий”: чтобы сохранить необходимое соотношение количества работающих и пенсионеров (четыре к одному), между 2000 и 2025 годами необходимо ввезти 32 миллиона мигрантов, а потом, между 2025 и 2050, еще 61 миллион мигрантов. Что привело бы к тому, что население Франции достигло бы в 2050 году невероятной цифры 187 миллионов (в настоящее время во Франции 67 миллионов жителей)!

Совершенно сюрреалистическая картина — ООН и Европейская комиссия сознательно организовывают миграционный потоп Европы! Который, как все в этом убедились, с 2015 года перешёл на новый уровень. Меркель, в соответствии с планом Сороса, приняла полтора миллиона мигрантов, Макрон с момента своего прихода к власти в 2017 году принял миллион. В таких маленьких странах, как Швеция, Бельгия и Нидерланды, количество мигрантов перевалило через критический уровень.

Как говорит Рено Камю, “Культурное “сожительство” разных народов всегда заканчивалось плохо — либо войной, либо подчинением одного народа другому”. Всё это видно сегодня невооружённым глазом: исламизация целых кварталов и районов Франции, живущих по шариату (см. книгу коллектива авторов “Потерянные территории Республики”, опубликованную еще в 2002 году)[ii], организованные банды, зашкаливающая преступность, политическая организация и электоральные притязания ислама в Европе.

Следует обратить внимание на важнейший момент: ООН, констатируя факт естественной убыли европейского населения, никоим образом не задаётся вопросом о том, как поднять рождаемость в Европе. Напротив, политика банализации абортов (особая роль в этом принадлежит организации Planned Parenthood), насаждение идеологии свободы нравов и гедонизма, когда секс становится одним из видов потребления, идущим вразрез с тысячелетней традицией семьи и ответственности за близких, лобби ЛГБТ, диктующее обществу новые “нормы” — иными словами, сознательная политика разрушения семьи — всё это дало свои результаты.

Любить Другого

Во Франции увеличение миграционного потока вызвано следующими законами: закон о воссоединении семей 1976 года (благодаря Шираку и Жискару), отмена национальных границ (при Миттеране, 1985 год), “позитивная дискриминация” при приёме на работу, многочисленные социальные пособия для иммигрантов, бесплатное жильё, отсутствие налогов, бесплатное медобслуживание, а также тирания политкорректности, запрещающая элементарный здравый смысл.

Помимо огромного количества левых ассоциаций, помогающих иммигрантам и мигрантам, самым главным пособником иммиграционизма явилось распространение целой философии, повелевающей Любить Другого и ненавидеть собственную цивилизацию — значительный вклад в это внесли Сартр, Ролан Барт и все “деконструкторы” — Фуко, Деррида, Делёз. Уже с пятидесятых годов среди культурной элиты стало модным ненавидеть собственную цивилизацию — за её “смертные грехи”, а именно за рабовладение, колониализм, нацизм, Холокост и так далее (в список добавляются всё новые и новые пункты). Левая интеллигенция, разочарованная в Советском Союзе с его сталинизмом, обращает таким образом свою любовь на страны третьего мира — на эти “жертвы колонизации” ненавидимого ею Запада.

Сорос и Пакт о миграциях

На теоретическом уровне Великое Замещение — под названием “открытого общества” — продумано и обосновано идеологией Джорджа Сороса, мечтающего привести человечество в состояние однородного микса цвета “кофе с молоком” (об этом книга Пьера-Антуана Плакевана “Сорос и открытое общество. Метаполитика глобализма” 2019)[iii]. Сорос, открыто признававшийся в своих мессианистских устремлениях, заимствовал понятие “открытого” общества у Карла Поппера, из его книги “Открытое общество и его враги”. Пьер-Антуан Плакеван пишет, что Сорос, как и Ленин, преследует цель унификации человечества и его объединения под единым глобальным правительством (gouvernance mondiale). Только Сорос — это Ленин, который может сам себя финансировать. И добивается он своей цели не с помощью физического насилия, как это делали большевики, а постепенно, поэтапно, используя в том числе новые технологии, такие, как например социальная инженерия (social engineering). Именно Сорос вдохновляет и финансирует политику оголтелого иммиграционизма последних лет с помощью своего фонда Open Society, мощного лоббинга в ООН и многочисленных про-мигрантских неправительственных организаций, как например No Borders.

О том, что иммиграционизм перешёл на новый качественный уровень, свидетельствует и недавно подписанный 164 государствами Пакт о миграциях, который, попирая принцип суверенитета государств, делает миграцию универсальным “правом человека”. Это значит, что несоблюдение этого права будет караться законом, а не желающих его принимать ждёт социальный остракизм. Хотя и без Пакта о миграциях Великое Замещение уже неумолимо свершается на наших глазах. Во Франции, например, примерно 40% новорожденных сегодня — из семей арабо-мусульманского происхождения (поскольку этническая статистика во Франции запрещена, этот подсчёт сделан на основе статистики по выявлению у новорожденных дрепаноцитоза — генетической болезни, которая поражает почти исключительно людей неевропейского происхождения).

Эрик Земмур, выступая на Конвенции правых, сказал, что главная ответственность за замещение французов чужеродным населением ложится на плечи французского государства: “Французское государство, на протяжении веков защищавшее своё население от всевластия феодалов и от иностранных захватчиков, и которое сделало из народов, живущих между Средиземным морем и Атлантикой, великую нацию, которую уважали и боялись в Европе и в мире, превратилось — в результате невероятного эффекта перевёртыша! — в оружие уничтожения собственной нации и порабощения собственного народа, в оружие замещения французского народа другим народом, другой цивилизацией”.

Несмотря на яростную реакцию власти, прислуживающих ей медиа и левых элит, с констатацией Земмура согласно большинство французов.

Согласно Шопенгауэру, истина проходит через три стадии: сначала её высмеивают, потом ей яростно сопротивляются, потом делают вид, что в ней никогда и не сомневались. Франция находится пока лишь между вторым и третьим этапом. А о том, чтобы от констатации истины перейти к делу, пока нет и речи. И это внушает огромную тревогу.

Эльвира Дюбуа


[i] Этого документа ООН нет в свободном доступе, что не удивительно. Но про него знают все — о нем говорил Филипп де Вилье, Марин ле Пен, и совсем недавно Гийом Ларриве из партии “Республиканцы”. Даже Libération была вынуждена признать его существование, настаивая при этом, что предложения ООН “носили чисто теоретический характер”.

[ii] “Потерянные территории Республики — антисемитизм, расизм и сексизм в школьной среде”. Под руководством Жоржа Бенсуссана. 2002.
Les Territoires perdus de la République — antisémitisme, racisme et sexisme en milieu scolaire. Sous la direction de George Bensoussan. Editions Mille et une nuit. 2002.

[iii] Pierre-Antoine Plaquevent . Soros et la société ouverte. Métapolitique du globalisme. 2019.

Добавить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Вход

Вступить в клуб