Полонез Качиньского

Национальные и социалистические особенности нового польского авторитаризма
Ян Авриль

Несмотря на рождественско-новогодний период, Польшу продолжает лихорадить в политическом плане. Страна входит в четвёртую за последние два года избирательную кампанию: после местных выборов осенью 2018, выборов депутатов Европарламента в мае и парламента Польши в октябре 2019, в начале лета 2020 поляки будут выбирать президента страны. До того времени правящая партия “Право и Справедливость” (ПиС) намерена окончательно поставить всех судей страны под тотальный контроль исполнительной власти, что вызывает протесты либеральной оппозиции на улицах польских городов. Последняя такая манифестация прошла 18 декабря — правда, особой массовостью похвастаться она не могла.

Известный польский публицист Витольд Юраш отреагировал на это так: “В самом начале правления ПиС — вероятно, в 2016 году — я писал, что до тех пор, пока без стояния в огромной очереди после Марша Независимости невозможно съесть кебаб, а после демонстраций оппозиции — найти свободное место в суши-баре, ПиС может быть спокойна за сохранение власти. Выборы выигрывают в кебабных, а не в суши-барах”. Кроме этого, акции противников власти с каждым годом становятся всё малочисленнее, а упомянутый “Марш Независимости” стабильно собирает более 100 тысяч участников, даже если власть от него дистанцируется.

11 ноября 2019 года по улицам и площадям Варшавы прошёл юбилейный, десятый такой марш, организованный патриотами (по их собственной версии) — или же фашистами, по версии оппонентов. Однако в этом году, в отличие от минувшего, среди участников марша не было лидера партии “Право и Справедливость” Ярослава Качиньского. Примеру Качиньского последовали президент Польши Анджей Дуда, премьер Матеуш Моравецкий, прочие министры и политики из ПиС, которые год назад шли в первых рядах марширующих. Более того, Дуда 11 ноября 2018 лично дал старт шествию, обратившись к собравшимся: “Большое спасибо, что пришли сюда, на это великое собрание ради Независимой!”

Уже за несколько недель до юбилейного мероприятия стало понятно, что власти его проигнорируют. В конце октября в комментарии радио RMF заместитель министра культуры Польши Ярослав Селлин заявил, что участие членов правительства и президента в прошлогоднем марше было исключительным событием — в связи с сотой годовщиной восстановления Польшей независимости. Селлин высказался довольно жёстко: “Эту акцию много лет подряд организовывает конкретная политическая среда, которая не является моей политической средой”.

Вряд ли этот словесный полонез является свидетельством того, что до польских властей наконец-то дошло значение лозунгов типа “Белая Европа братских народов”, прославивших “Марш Независимости” 2017 года на весь мир. Скорее всего, причиной отсутствия политиков ПиС на марше стала не реакция Запада, и, тем более, не запоздалое “прозрение”, а проблемы внутренней политики Польши.

Ключевую роль в организации марша играют радикальные националисты, близкие к “Конфедерации “Свобода и Независимость”, которая на недавних выборах провела в Сейм (нижнюю палату парламента) Польши 11 депутатов. Националисты резко критикуют ПиС, называя её “проиммигрантской” и поддерживающей “идеологию ЛГБТ” партией. Между тем сама ПиС позиционирует себя как партию консервативную и приверженную традиционным ценностям. “Конфедерация” является единственным конкурентом “Права и Справедливости” на правом фланге польской политики, и Ярослав Качиньский решил не идти с её сторонниками в одном строю даже “ради Независимой”.

Ультраправые на Марше Независимости 2017 года

Хотя, казалось бы, бояться ему нечего: на парламентских выборах 13 октября 2019 “Право и Справедливость” установила сразу несколько рекордов.

Партия “Право и Справедливость” — выбор Польши

Мало того, что партия Качиньского “Право и Справедливость” стала второй в истории современной Польши политической силой, которая осталась у власти на второй срок подряд. Формально она повторила достижение своих главных конкурентов из “Гражданской платформы”, однако ПиС, в отличие от либералов, за четыре года свой результат улучшила, и нынешние 43,76% являются самым высоким показателем польских партий на выборах с 1989 года — собственно, это второй рекорд.

Кроме этого, “Право и Справедливость” получила большинство голосов во всех возрастных группах избирателей, но главное — практически ликвидировала “электоральный раскол” Польши на северо-запад и юго-восток. Она победила в 15 из 16 воеводств (регионов) страны, при этом в пяти воеводствах получила более половины голосов избирателей.

В чём же феномен партии “Право и Справедливость” и её многолетнего лидера Ярослава Качиньского? Может, ему просто везёт, как повезло в декабре 1981 года, когда власти Польской Народной Республики во главе с генералом Ярузельским ввели в стране военное положение, среди лидеров “Солидарности” начались аресты, но в тюрьму попал только брат-близнец Ярослава Лех Качиньский? Сам Ярослав объясняет этот факт случайностью: мол, он тоже был в списках на задержание, но милиционеры, увидев одинаковые фамилии и фотографии, решили, что речь идёт об одном человеке, и вычеркнули его.

А может быть, ему до сих пор незримо помогает покойный брат? Ведь Ярослав Качиньский стал широко известен за пределами Польши после того, как возглавил правительство этой страны в 2006, когда Лех Качиньский уже год был президентом Польши. Братья-близнецы на высших постах в далеко не последнем государстве Европы — это привлекало внимание мировой прессы. А после гибели в авиакатастрофе под Смоленском в апреле 2010 Лех стал для Ярослава знаменем в борьбе за власть: лидер “Права и Справедливости” заложил традицию ежемесячных акций памяти жертв катастрофы, которые носили ярко выраженный политический характер (оппоненты называли их “мессами ненависти”). Качиньский лично водил процессии к президентскому дворцу, когда его занимал представитель “Гражданской платформы” Бронислав Коморовский, но даже после победы ПиС сначала на президентских, а потом и на парламентских выборах в 2015 году “мессы ненависти” не прекратились. Ныне они проходят попеременно то в Кракове (у могилы Леха и Марии Качиньских), то в Варшаве (где рядом с монументом Юзефу Пилсудскому установлен памятник погибшему президенту Польши).

Достижения ПиС

Истовые сторонники ПиС, её руководители и сам “презес” (председатель) партии на вопрос о феномене “Права и Справедливости” могли бы ответить весьма пафосно: потому что партия твёрдо стоит на защите польских национальных ценностей, успешно проводит политику “вставания с колен”, и поэтому нам помогает сам пан Бог! Однако на поверку в достижениях ПиС оказывается немало вполне материального.

Действительно, публичная идеология “Права и Справедливости” соединяет в себе как общественный и национальный консерватизм, так и классические постулаты христианской демократии. Парадокс, но последний термин в самой партии, несмотря на её тесное сотрудничество с костёлом и поддержку со стороны чрезвычайно популярного в Польше католического “Радио Мария”, используется для критики оппонентов из либеральной “Гражданской платформы” (последняя входит в состав “Европейской народной партии”, как и ХДС Ангелы Меркель).

А вот европарламентарии от ПиС являются основой фракции “Европейские консерваторы и реформаторы”. При этом попытки Маттео Сальвини переманить их в ряды ещё более консервативной “Европы наций и свобод” оказались безуспешными, хотя итальянский политик делал это, ещё находясь на посту вице-премьера и главы МВД, — именно в таком статусе он проводил переговоры с Ярославом Качиньским в январе 2019.

Однако лидер ПиС решил лишний раз не ссориться с Брюсселем, который и так дал старт процессу введения санкций против Польши, грозящих Варшаве лишением части дотаций из бюджета ЕС. Конечно, для большинства избирателей ПиС возрождение национальной гордости (а под этим, в том числе, понимается отстаивание польских национальных интересов перед евробюрократами) было одним из главных поводов снова поддержать партию Качиньского на выборах, — но лишь вторым по значимости.

На первое же место сторонники ПиС поставили увеличение уровня заработной платы и социальных трансфертов. И дело не только в уже легендарной программе “500+” (выделение в месяц на каждого ребёнка 500 злотых, то есть более 100 евро, независимо от дохода семьи), но и в разовых выплатах, освобождении молодёжи до 26 лет от подоходного налога и, конечно же, — снижение пенсионного возраста (с установленных либералами 67 лет для всех — до 65 лет для мужчин и 60 лет для женщин). То есть речь идёт о вполне социалистических, с точки зрения экономики, мерах.

Даже оппоненты ПиС из вернувшихся в парламент левых партий вынуждены признать: благодаря этим решениям в Польше удалось снизить уровень нищеты, а миллионам людей вернуть личное достоинство. Конечно, это можно интерпретировать и как попытку подкупить избирателей, обменять их лояльность или по крайней мере пассивность на относительное благополучие — однако большинство поляков действительно благодарны правящей партии за выполнение её предвыборных обещаний образца 2015 года.

Кстати, тогда проигравшие выборы либералы пророчили Польше экономический крах вследствие, как они заявляли, “популистских шагов”. Однако с момента прихода ПиС к власти экономический рост Польши постоянно ускоряется, и с 2017 года показатель прироста ВВП не опускается ниже 4%, а в 2018 он составил рекордные для ЕС 5,1%. Уровень государственного долга Польши составляет меньше половины ВВП страны, а безработица удерживается на рекордно низком уровне (чуть больше 5%). Кроме этого, благодаря активной социальной политике в Польше улучшились демографические показатели: согласно прогнозам, в 2018/2019 годах ожидалось 340–345 тысяч новорождённых, тогда как реальный показатель может достигнуть 390 тысяч.

Подобные достижения приводят даже к своеобразному “головокружению от успехов” у властей — к примеру, накануне парламентских выборов премьер-министр Польши Матеуш Моравецкий заявил, что “наша экономическая политика — это коперниковская революция, которая будет замечена экономистами через 10–20 лет”. Но польский избиратель вряд ли рассуждает в таких категориях, скорее обращая внимание на обещания ПиС за четыре года довести уровень минимальной зарплаты в Польше до 4 000 злотых (более тысячи долларов) в месяц.

И это далеко не единственными шаги ПиС, которые наводят на мысль о “социализме”. С 2015 года были отменены решения о приватизации ряда государственных компаний, в том числе таких известных, как национальный авиаперевозчик LOT, а также создана комиссия по расследованию нарушений в процессе приватизации жилых домов и квартир. Именно увеличение доли государственного сектора экономики является стержнем политики правительства Польши в последние годы — и полностью соответствует представлениям Ярослава Качиньского о необходимости усиления роли государства во всех сферах жизни.

Поэтому неудивительно, что придя к власти на волне популистских лозунгов о необходимости борьбы с истеблишментом, став одной из первых ласточек прокатившейся по всему Западу волны общественного недоверия к либеральным элитам, партия “Право и Справедливость” сразу же начала действовать в стиле “закон что дышло”. В первую очередь “переформатировалось” само польское общество, поскольку были приняты жёсткие законы о люстрации чиновников и военнослужащих времён Польской Народной Республики и о “декоммунизации” (именно в рамках последнего в стране были уничтожены практически все памятники советским воинам).

Кроме этого, в Польше началась массированная кампания героизации местных националистов, боровшихся против коммунизма, даже если они были запятнаны убийствами мирных жителей или сотрудничеством с гитлеровцами — так что соответствующие претензии Качиньского в адрес киевских властей по поводу их заигрывания с бандеровцами выглядят лицемерно. К тому же, как и на Украине, в Польше начался рост антисемитских настроений — что, с одной стороны, привело к конфликтам Варшавы с Вашингтоном и Тель-Авивом, а с другой — укрепило имидж ПиС как “защитницы польских интересов перед лицом мирового сионизма”.

Правда, на все вышеперечисленные действия Европейский Союз практически не реагировал, обращая внимание разве что на риторику Качиньского и других лидеров ПиС, направленную против иммигрантов и представителей ЛГБТ. И лишь когда путём принятия обычных законов фактически была переписана Конституция Польши, а Качиньский взял под контроль Конституционный и Верховный Суды, а также Высший Совет Правосудия и всю судебную систему страны в целом — Брюссель обвинил Варшаву в нарушении принципов верховенства права и обратился в Суд ЕС.

Ярослав Качиньский — “рядовой депутат Сейма” с безраздельной властью

Однако Ярослава Качиньского, который в июне 2019 отметил 70-летний юбилей, претензии европейских структур традиционно не волнуют — ведь все его шаги по построению авторитарного государства поддерживает избиратель. Кроме того, “польский слон стал лучшим другом американского слона”, подтверждением чего является объявление безвизового режима с США для граждан Польши накануне недавних выборов. А ещё в июле 2017 во время визита в Польшу Дональд Трамп поддержал главную внешнеполитическую инициативу Качиньского, приняв участие в саммите лидеров стран “Триморья” (находящихся между Балтийским, Чёрным и Адриатическим морями). Это своеобразная реинкарнация идеи “Междуморья”, выдвинутой в 1930-е “начальником Польского государства” маршалом Юзефом Пилсудским, аналогии с которым Качиньскому очень льстят.

Однако куда более метким является сравнение председателя ПиС с… первыми секретарями правящих партий в странах социалистического содружества — которые, как правило, не занимали никаких постов в системе государственных органов, но обладали безраздельной властью. “Рядовой депутат Сейма”, как называет себя сам Ярослав Качиньский, назначает и смещает премьеров, выдвигает кандидатов в президенты и министры и т. д. При этом “презес” правит практически открыто, опираясь на поддержку народа и костёла.

Поэтому никто особо не удивится, если к концу второго срока пребывания “Права и Справедливости” у власти кто-то из польских политических аналитиков призовёт исследовать “качинизм” как “действующую идеологию повседневности”, “хорошо работающий метод властвования” и даже “глобальный политический лайфхак”…

Олег Хавич

При копировании или перепечатке материалов активная индексируемая ссылка на сайт fitzroymag.com обязательна.

0 0 оценка
Оцените статью
Подписаться
Уведомление о
0 Комментариев
Inline Feedbacks
View all comments

Вам также может понравиться