Кто такой Ибрагим Раиси и чего от него ожидать

Под чёрным тюрбаном: консервативная революция продолжается!
Ибрагим Раиси
Обработка от Александра Воронина | Fitzroy Magazine

В минувшую субботу ответственное за волеизъявление министерство внутренних дел Ирана объявило имя нового Президента. Отныне во главе исполнительной власти Ирана встал проводник жёсткой воли исламской республики Ибрагим Раиси. Политическое устройство государства победившей “консервативной революции” основывается на сплаве народовластия и верности шиитским идеалам, благодаря чему выборы проводятся под мудрым присмотром наставников.

Так, в ходе выборной кампании был осуществлён уже ставший привычный персам режим “прореживания”, когда часть кандидатов убрали с забега. Совет Стражей конституции, которых не стоит путать с одноименным Корпусом, следит за исправной работой шестерёнок народовластия, отправляя на доработку или “в корзину” уже принятые Меджлисом законы, а также отказывая неблагонадёжным претендентам в праве избираться.

Главное разочарование любителей интриг связано со снятием с гонки бывшего спикера Меджлиса Али Лариджани, который мог составить значимую конкуренцию победителю и считался “реформатором”, сиречь продолжателем курса уходящего Хасана Роухани. В ираноязычном твиттере даже разлетелся хэштег “Лариджани — это Роухани”, а ярые свободолюбцы призывали к бойкоту. Действительно, низкая явка могла стать единственным способом помешать нынешнему главе судебной власти Ибрагиму Раиси убедительно победить. Тем не менее, в условиях пандемии, жары и прогнозируемости результатов в голосовании приняло участие около половины всех избирателей, что снимает вопросы о правомочности выборов.

Да, таковы правила игры, но схожая участь коснулась другого любимца ультраконсерваторов, в который раз пытающегося на манер Владимира Путина стать президентом после перерыва. Один из ярчайших сынов персидского народа, с трибуны ООН обвинивший США в “самоподрыве” 11 сентября и клеймящий “сионистских варваров” Махмуд Ахмадинежад уже не впервые натыкается на заслон Совета стражей.

Как считается, причина удаления Ахмадинежада с иранского политического Олимпа кроется в его конфликте с Рахбаром (верховным лидером) в 2011 году, когда тогдашний президент вспыльчиво отреагировал на аннулирование Али Хаменеи его решения уволить неугодного министра информации. По мнению наблюдателей, в тот момент аппаратная борьба Рахбара и президента перевалила точку невозврата, после чего Ахмадинежад принялся критиковать всевластие старых богословов. С тех пор ревностный и аскетичный экс-президент снискал славу неуправляемого в иерархии шиитского режима, и его принялись держать подальше от первого плана.

Что же касается новоизбранного президента, то его уже окрестили “палачом” в Израиле, памятуя его участие в “комиссиях смерти” в 1988-м на излёте ирано-иракской войны, которые по разным оценкам обрекли на казнь несколько тысяч человек из числа “народных моджахедов”. Ещё раньше девятнадцатилетний Ибрагим Раиси горячо поддержал исламскую революцию в Тегеране и, по некоторым сведениям, мог участвовать в захвате посольства США. Последние годы глава судебной власти возглавлял одну из лакомых сокровищниц шиитского духовенства фонд “Астан Кудс Разави”, хранящий средства от святилища имама Резы.

Ибрагим Раиси происходит из сеидов, имеющих родственную связь с пророком, что особенно ценно для шиитов, почитающих бывшего двоюродным братом и зятем Мухаммеда праведного имама Али. В суннитских странах сеиды отмечены правом ношения чалмы зелёного цвета, в шиитских — чёрного. Без сомнения, этот цвет в предстоящие годы ознаменует многие свершения во внутренней и внешней политике Ирана.

Могли ли быть другими результаты выборов? Безусловно, в обществе накопилось раздражение тяжёлыми экономическими проблемами и эпидемией коронавируса, но персы хорошо понимают, что причина не внутри страны.

Одной из достопримечательностей нынешней выборной кампании стал плакат с изображением руки национального героя Касема Сулеймани, вероломно и без объявления войны убитого американцами в январе 2020-го года. Мёртвая рука с красным перстнем, по которому тело было опознано после взрыва, была запечатлена опускающей бюллетень в избирательную урну.

Рука Сулеймани

Рука Сулеймани

После выхода США в одностороннем порядке из соглашения о Совместном всеобъемлющем плане действий по иранской ядерной программе, возобновления санкций, организованных Израилем взрывов на АЭС и убийства физика-ядерщика Фахризаде, все иранцы отчётливо осознают, что путь уступок, под знаменем которых на место Ахмадинежада пришёл Роухани, себя не оправдал. Выборы в Меджлис в январе прошлого года ознаменовались внушительной поддержкой консервативных сил.

Сегодня внутри Ирана ни для кого не секрет, что попытки идти навстречу давлению извне обречены на провал и — в конечном счёте — ведут к предательству национальных интересов. Иран возвышается над миром, храня верность устоям седьмого века, переосмысленным и одетым в современные одежды. Государство основано на балансе народовластия и верности шиитским идеалам, охраняемым исполненными религиозной ревности стражами.

Официальным главой по конституции 1979 года является местоблюститель сокрытого имама Махди Аятолла, или Рахбар, который назначает руководителей силовых структур и в силах отменить любое решение властных органов, руководствуясь принципом “опеки законоведа” (Велаят-е Факих). Он избирается специально составляемым из числа боголюбцев Советом экспертов.

Все отчетливо понимают, что нынешний 82-летний Рахбар Али Хаменеи может отправиться в райские сады в годы правления избранного президента, что делает особенно важным благоприятные политические условия для передачи власти преемнику. Некоторые даже допускают версию, что сам Ибрагим Раиси может стать новым Махди Аятоллой, ведь в своё время нынешний Рахбар был президентом в тяжелейшие для страны годы 1981–1989, на которые пришёлся переломный момент ирано-иракской войны.

Так это или нет — вопрос веры слухам, а проникнуть за своды тонкой тегеранской внутриполитической дипломатии чрезвычайно непросто. Тем не менее, примечательно, что после смерти первого Рахбара аятоллы Хомейни в 1989 году Совет экспертов избрал нового лидера — Али Хаменеи — на следующий же день, исключая излишние колебания (хотя обсуждение его кандидатуры и затянулось почти на сутки).

Прекрасно известно, что демократия — это кукла, надетая на невидимую руку рынка, где игру пальцами ведут влиятельные олигархические группы. В Иране запястье этой невидимой руки железной хваткой держит шиитское духовенство, опирающееся на военных.

Али Хаменеи

Али Хаменеи

Помимо Советов стражей и экспертов, одним из фундаментов иранского режима является Корпус стражей исламской революции, сформированный в первые годы ирано-иракской войны. Основу которого составили отчаянные фанатики шиитского вероучения из народа. Большинство военных “старого режима” как привилегированная группа в годы правления Шаха не вызывали доверия, и новая гвардия формировалась наобум из готовых встать под ружьё бойцов революции с горящими глазами.

В той войне, ставшей одной из кровопролитнейших в мировой истории после 1945 года, Иран воевал со всем арабским миром, поддерживающим притязания Саддама Хусейна. Больше того — поддержку Хусейну оказывали одновременно СССР и США. Исход этой войны показал небывалую крепость идеократического режима аятолл, завершившего эпическое побоище вничью. Со временем идущие на смерть подростки стали респектабельными военными, и на манер бонз коммунистической партии Китая вошли в руководство крупных местных корпораций.

Древнейший народ мира, чьи предки соединили под своей властью три части света и топили корабли афинян, сдерживает осаду апокалиптического зверя, именуемого свободным рынком и надевающим шкуру демократии. Издревле оплот ближневосточных ариев не покорялся надолго навязыванию политической воле извне. Персам повезло не стать ничьей колонией из-за схватки Российской Империи и Британии, избавиться от контроля англичан над собственной нефтью, скинуть одновременно заигрывающего с американцами и русскими шаха и продемонстрировать миру силу самобытных идеалов.

И сегодня дело государства, спаянного главенствующей идеологией, будучи лишённым сомнений в избранном курсе, способно противостоять прессингу “международного сообщества”. Отныне правитель в чёрном тюрбане знаменует консолидацию верхушки персидских элит и “метку” ближневосточной и мировой дипломатии.

Владимир Блинов

Понравилась статья?
Поделитесь с друзьями.

Share on facebook
Share on twitter
Share on vk
Share on odnoklassniki
Share on telegram
Share on whatsapp
Share on skype

При копировании или перепечатке материалов активная индексируемая ссылка на сайт fitzroymag.com обязательна.

Вам также может понравиться

5 1 голос
Оцените статью
Подписаться
Уведомить о
0 Комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии