Контуры постглобальной Америки. Часть II

Американская внешняя политика при Трампе: национальный эгоизм
Lucy Nicholson | Reuters

Главное американское искушение — считать внешнюю политику подразделом психиатрии
Генри Киссинджер

Эгоист — это человек, который любит себя больше, чем других эгоистов
Геннадий Малкин

Либеральные западные СМИ, а за ними и многие отечественные медиа часто повторяют один тезис — при Дональде Трампе американская внешняя политика стала хаотичной, ещё более имперской, наглой и абсолютно монополярной.

Отчасти это верно. Трамп покончил с политесом и с “жизнью по правилам”, что бы под ними ни подразумевали эксперты-международники. США и ранее выходили из международных соглашений. Они и прежде применяли своё национальное законодательство в отношении других государств и их граждан, не признавали юрисдикцию международных судов над своими госслужащими и вводили вторичные санкции против стран, не исполнявших решения американских властей. Однако раньше санкциями не пугали союзников Соединённых Штатов. Что важнее, их не заставляли учитывать национальные интересы США. На первом месте всегда была всемирная либеральная демократия.

В прошедшие десятилетия много было сказано о том, что Америка по всему миру преследует собственные корыстные интересы. Но американскими они лишь назывались. К государству США и его гражданам они имели весьма опосредованное отношение. Это были интересы глобального Запада, империи, которая называлась Pax Americana. Именно их защищали американские вооружённые силы и вашингтонская дипломатия. И, само собой, долларовая долговая экономика, о которой мы говорили в первой части повествования о постглобальной Америке.

На наших глазах вся эта мощь переходит из рук империи в руки метрополии. Эта мощь глобальна по масштабам и последствиям её применения. И ещё долго будет оставаться таковой. Но она всё чаще используется исключительно в суверенных целях. “Америка прежде всего” — антиимперский лозунг. Но он не изоляционистский. Это лозунг национального эгоизма.

Все звонят президенту США

В январе 2020 года в СМИ активно обсуждалась запись, якобы сделанная одним из друзей президентского адвоката Руди Джулиани, Игорем Фруманом, на частном обеде в трамповской гостинице в Вашингтоне в 2018 году. Особый интерес вызвал фрагмент записи, где хозяин Белого Дома расспрашивает другого приятеля Джулиани, Льва Парнаса1, о ситуации на Украине.

На вопрос Трампа о Петре Порошенко Парнас ответил, что у лидера “незалежной” всё получится, если Вашингтон ему поможет. Президент отреагировал мгновенно: “Почему опять мы всем должны помогать?” Его собеседник пустился в рассуждения о коррупции на Украине и о планах по борьбе с ней, но Трамп уже сел на своего конька. Перебив Парнаса, он задал ему вопрос: “Почему Германия не помогает им?” Не получив удовлетворительного ответа, он практически потерял интерес к разговору2. Да и к Украине тоже. Согласно показаниям, данным американскими дипломатами на слушаниях в Конгрессе, потребовались месяцы, чтобы убедить президента в том, что Киеву необходимо дать шанс (особенно после избрания Зеленского). Как известно, это закончилось отправкой на Украину команды Джулиани, которая занялась поиском компромата на Джо Байдена и других сотрудников бывшей администрации Обамы.

Ещё один разговор, который характеризует отношение Трампа к международным делам, стал известен прессе благодаря утечкам из аппарата Белого Дома. Речь идёт о телефонных переговорах с турецким президентом Реджепом Тайипом Эрдоганом в октябре 2019 года. Эрдоган готовился провести в северной Сирии военную операцию против курдских сепаратистов. Поняв, что его собеседник не изменит своего решения, Трамп, якобы, раздражённо произнес: “Делайте, что хотите. Это теперь ваши проблемы”. И бросил трубку. Позже в своём твиттере он написал, что курды — так себе союзники, поэтому защищать их ценой ссоры с Анкарой он не собирается. Через два дня на митинге своих сторонников президент заявил, что пришло время России, Турции и другим странам заботиться о курдах и обстановке в Сирии, а американским парням пора домой. Военнослужащие США полностью территорию САР не покинули, но сменили дислокацию, открыв таким образом дорогу турецкой армии — что в известной степени послужило прологом к обострению ситуации вокруг Идлиба в конце февраля.

Chris Keane | Reuters

Подобное поведение было немыслимо при предшественниках Трампа. И хотя постепенное сокращение американского присутствия в различных регионах мира началось ещё при Обаме, 44-й президент США по-прежнему верил в то, что призванием и долгом Америки является управление практически всеми процессами на планете. Лично Барак Обама не был агрессивным человеком. Возможно, даже пацифистом в душе. Но на первом же своём сроке он развязал очередную войну на Ближнем Востоке. Для этого госсекретарю Хилари Клинтон, лоббировавшей устранение Каддафи, было достаточно “правильно” преподнести президенту ситуацию в Ливии. Мол, люди страдают, без вмешательства Америки будет хаос.

О том, как лично Обама и весь политический истеблишмент Вашингтона, ополчившийся сегодня на Трампа, понимал роль Америки в мире, хорошо видно из интервью, данного 44-м президентом телеканалу CBS в 2014 году. Расшифровка беседы, опубликованная на сайте канала, была озаглавлена весьма претенциозно: “Что делает нас Америкой”. Этот заголовок довольно точно отражает суть сказанного предшественником Трампа.

Когда разговор зашёл об операциях США и их союзников в Ираке, интервьюер, Стив Крофт, посетовал, что Соединённые Штаты снова задают тон боевым действиям на Ближнем Востоке. На что Обама ответил: “Так всегда бывает. Америка — лидер. Мы — незаменимая нация. У нас есть потенциал, которого нет ни у кого другого. Наши военные — лучшие в мировой истории. И когда где-нибудь в мире возникают проблемы, никто не звонит в Пекин. Не звонит в Москву. Они звонят нам. Вот в чём дело”. 
Корреспондент попытался возразить: “Но мы снова делаем 90% дела”. Барак Обама оборвал его: “Стив, вопрос так не стоит! Когда на Филиппинах тайфун, посмотрите, кто помогает Филиппинам справиться с этой ситуацией! Когда на Гаити происходит землетрясение, посмотрите, кто берёт на себя ответственность за восстановление Гаити! Таков наш образ действий. Это то, что делает эту страну Америкой”.

Интервью вышло в эфир 28 сентября 2014 года. Спустя месяц с небольшим Демпартия США потерпела одно из самых сокрушительных своих поражений на промежуточных выборах в Конгресс. А ещё спустя два года президентом США был избран Дональд Трамп. В своей инаугурационной речи он сказал: “Эксплуатация и обворовывание этой страны прекращается прямо сейчас!”

В Вашингтон по-прежнему звонят. Но в Белом Доме снимает трубку не мировой жандарм и не “лидер свободного мира”, а президент Соединённых Штатов, который на просьбу помочь или призыв вмешаться в какой-либо конфликт вполне может ответить: “Это ваши проблемы”. Или: “Почему это не делает кто-то другой?” Звонящему сильно повезёт, если он услышит: “А вы нам что за это?” — и если ему будет, что предложить в ответ.

Нефть, авианосцы, дроны-убийцы и рок-н-ролл для избранных

Итак, Соединённые Штаты отказываются от большинства своих глобальных обязательств. И это не просто слова Дональда Трампа и его ближайших подчинённых. Американский воинский контингент в Афганистане сокращался как минимум трижды — об этом сообщали СМИ обеих политических партий, а также Al Zahira и наблюдатели на местах. Я говорю “как минимум”, потому что “на карандаш” медиа почти наверняка попали не все передислокации войск.

Подразделения армии США покинули некоторые свои базы в Сирии. Часть этих баз досталась сирийским военным и российским спецподразделениям. О том, что русские появились на бывших американских объектах, сообщали не только отечественные СМИ, но и заокеанские телеканалы. Значительная часть военнослужащих покинули также Ирак. Далеко не все они отправились домой. Многих перебросили на “домашнюю” базу в Кувейте. Более того, кувейтская группировка недавно была усилена морпехами. Войска остаются наготове, но выведены из районов ведения боевых действий.

Сокращение американского военного присутствия в Африке было спланировано ещё в 2018 году. В 2020-м эти планы обрели плоть и кровь. Многие главы африканских государств, европейские союзники и вашингтонские ястребы забили тревогу. Мол, континент отдаётся в руки Пекина и Москвы. Тем не менее, министр обороны Марк Эспер подтвердил скорый вывод части контингента из Африки3. Он объяснил этот шаг необходимостью… противостоять Пекину и Москве. Так или иначе, Пентагон получил распоряжение из Белого Дома осуществить передислокацию сил и средств в пользу точечного присутствия, обеспечения экономических интересов США и проведения спецопераций в наиболее важных для Соединённых Штатах регионах планеты. Одним из примеров таких спецопераций является устранение с помощью боевого дрона иранского генерала Сулеймани. Она была осуществлена высокотехнологично, нагло и безнаказанно. При этом новой большой войны на Ближнем Востоке не случилось. Ни миротворческие или оккупационные миссии, ни широкомасштабные войны со сменой неугодных режимов более не являются задачами американских вооружённых сил.

Им не ставится также задача контролировать потоки нефти, экспортируемой из Южной Америки и с Ближнего Востока. С той лишь разницей, что Латинская Америка снова объявлена “задним двором” Соединённых Штатов, а Ближний Восток — “неинтересным” регионом.

Jonathan Ernst | Reuters

Трампу удалось выполнить одно из главных своих предвыборных обещаний — обеспечить энергетическую безопасность США. Чтобы полностью перейти на использование собственных углеводородов, американским компаниям предстоит проделать немалую техническую работу (потребуется время на перестройку логистики), но баланс экспорта и импорта как нефти, так и газа стал положительным. Именно это позволило Соединённым Штатам спокойно наблюдать за кризисом в Ормузском проливе в 2019 году. От него в большей степени пострадал Пекин, а не Вашингтон.

Тем не менее, президентство Трампа ознаменовалось рекордными военными бюджетами. Часть выделенных средств пошла на модернизацию вооружений, часть — на увеличение денежного довольствия военнослужащих. Кроме того, Соединённым Штатам сегодня приходится догонять Россию в части новейших стратегических вооружений. Американские НИОКР стоят дорого. Но при этом значительная доля расходов приходится на передислокацию и перенацеливание зарубежных контингентов, переобучение персонала и организационную реформу, которая будет соответствовать новой роли вооружённых сил США.

Провозглашённый Трампом отказ от роли глобального полицейского вовсе не означает, что Америка перестанет вести активную внешнюю политику, избавится от своих авианосных ударных групп, оккупировавших, без преувеличения, весь Мировой океан, и распустит по домам личный состав спецназа и морской пехоты. Меняются цели. Вместо “распространения демократии” и “защиты свободы” американская дипломатия, а, при необходимости, и военная сила будут применяться для обеспечения внутреннего экономического развития и успеха США в международной конкуренции держав, борющихся за лидерство в XXI веке.

Защищать чужие границы и обеспечивать чужую безопасность Соединённые Штаты будут всё меньше, и только в обмен на ответные услуги. Вашингтон всё меньше будет оберегать интересы транснациональных корпораций, но при этом охотно продолжит предоставлять силовой зонтик тем компаниям, которые, работая за рубежом, платят налоги в юрисдикции США, способствуют созданию рабочих мест на родине и снабжают американские индустрии сырьём, не добываемым на территории Соединённых Штатов. Как уже говорилось выше, речь идёт не о нефти, а о совсем других полезных ископаемых (в частности, о редких металлах, используемых для производства солнечных панелей, аккумуляторных батарей и элементной базы). Поэтому и “защита свободы мореходства” будет осуществляться совсем в других акваториях.

Полноценно взаимодействовать с национально эгоистичной Америкой (а не подчиняться её приказам) смогут только те государства, которые в состоянии обеспечить себе полный суверенитет — военный, сырьевой, технологический и экономический. Будущее остальных весьма незавидно.

Tim Shaffer | Reuters

Само собой, у США останутся “выделенные” союзники из числа стран второго дивизиона. Например, Израиль. Особым партнёром может стать и Великобритания, вышедшая из ЕС. Ещё два года назад то же самое можно было сказать и о Польше, но сегодня перспективы Варшавы туманны. Важно вот что. Раньше множество государств обеспечивали себе режим наибольшего благоприятствования Вашингтона в рамках режима Pax Americana. Теперь статус подзащитного Америки стал стоить куда дороже.

Оно и понятно. Такой статус даст малым державам надежду на сохранение в новом мире жёсткой международной конкуренции. Раньше для его получения было достаточно присягнуть глобальному начальству, мировой либеральной демократии и наднациональным экономическим структурам вроде МВФ и ВБРР. Лоббисты самых разных стран действовали в Вашингтоне в основном по этому принципу. Сегодня же иностранный лоббизм уподобился футболу на минном поле. И чем дальше, тем сложнее иностранным интересантам будет находить понимание в США. Слишком сильно изменилась внутренняя политика Соединённых Штатов. Пример Украины наглядно показал, как, подружившись с одними политиками, можно стать врагом других.

Что совершенно неудивительно в условиях холодной гражданской войны. О том, к чему она может привести, мы поговорим в следующий раз.

Дмитрий Дробницкий

Лев Парнас и Игорь Фруман — уроженцы СССР, живущие и работающие в США. Сложно достоверно оценить их компетенции в области политических процессов на постсоветском пространстве, но Джулиани на протяжении нескольких лет считал их экспертами по Украине. В настоящий момент Фруман и Парнас находятся под следствием по делу о нарушении правил финансирования политических кампаний. Фруман отказался сотрудничать с демократами из Комитета по разведке Палаты Представителей, проводившего слушания по делу об импичменте. Парнас пошёл на сотрудничество. Запись была обнародована его адвокатом.

Именно тогда Лев Парнас и “зашёл с козырей” — выдал компромат на посла США в Киеве Мари Йованович. Якобы, та многим своим украинским собеседникам говорила, что на поведение Трампа надо реагировать спокойнее, ведь не сегодня-завтра его подвергнут импичменту, так что нужно лишь подождать, когда его выдворят из Белого Дома. Если верить записи, президент тут же потребовал уволить Йованович.

3 Прежде всего речь идёт о так называемом регионе Сахель (или поясе Сахель). По определению ООН, это “тысячи километров саванн и полузасушливых полей, протянувшихся от Атлантического океана до Красного моря” и разделяющих Сахару и плодородные земли к северу от экватора. Всего в Африке на настоящий момент дислоцировано около 6 тысяч американских военнослужащих. Стоит заметить, что свой контингент в данном регионе недавно усилила Франция. Теперь она располагает здесь воинской группировкой в 4 700 штыков. Численность сил НОАК и российских спецподразделений на континенте не разглашается.

При копировании или перепечатке материалов активная индексируемая ссылка на сайт fitzroymag.com обязательна.

4 1 оценка
Оцените статью
Подписаться
Уведомление о
0 Комментариев
Inline Feedbacks
View all comments