Интервью Стаса Литвинова с Сергеем Довгалем о выборах

Как проходила избирательная кампания: беседа Стаса Литвинова и Сергея Довгаля
Shutterstock

От редакции:

С момента своего основания Fitzroy Magazine позиционировался редакцией как “политически нейтральный” — дискуссий о политике более чем достаточно во множестве прочих изданий, от условно “провластных” до “оппозиционных”. Мы же даём читателю возможность отдохнуть от внутриполитических склок и сосредотачиваемся на вполне позитивной тематике — от путешествий и добротного алкоголя, до литературы и новостей кинематографа. Единственное, мы сразу задекларировали свою общую позицию: здоровый и умный консерватизм, без впадения в ненужные крайности. Крайностей и без Fitzroy в информационном поле предостаточно, мы же хотим оставаться в этом “море бушующем” островком спокойствия и трезвого взгляда на вещи.

Тем не менее, наш крайне сдержанный интерес к предстоящим выборам в России не означает, что редакция журнала не интересуется будущим нашей страны. Совсем наоборот, дела грядущие будут отражаться на жизни и благополучии каждого из нас, каждого гражданина. Об ожиданиях от пока неопределённого будущего, о внутриполитических перспективах и прогнозируемых событиях последней недели перед выборами беседуют Стас Литвинов и муниципальный депутат, член партии ОКП, администратор группы Facebook “Выборы в Госдуму 2021” Сергей Довгаль.

Стас Литвинов: Сергей, добрый день! Чем важны именно эти выборы? Помимо того, что именно при новой Думе пройдёт — или не пройдёт? — транзит власти 2024 года?

Сергей Довгаль: Ситуация следующая. Российская экономическая элита не молода. Если посмотреть на наших олигархов, то увидишь людей далеко за шестьдесят лет. Политическая элита также очень возрастная. Если сейчас речь идёт о 2024 годе, то ожидается замена политической и экономической элиты. Правда, не ясно, в какой форме это будет проходить — в форме борьбы, конкуренции, формы передачи по наследству. 
Это всё будет от многого зависеть, в том числе от результатов выборов в Госдуму. И от того, кого выберут, и от того, как сами выборы пройдут. Важен не только состав парламента, расклад сил, но и общественные впечатления от Госдумы, ощущения населения. Помимо “проблемы 2024 года”, не секрет, что российские Минфин и Центробанк предупреждают о предстоящем экономическом кризисе. Называют и 2022 и 2023 года, а западные аналитики предсказывают начало кризиса на конец 2021 года. Как страна будет переживать этот экономический шторм — тоже зависит от новой Думы.

С.Л.: Кто основные игроки на выборах, кроме, разумеется, партии власти? Какие были позиции на начало выборов?

С.Д.: На начало выборной кампании Единая Россия лидировала с большим отрывом. За ней примерно с одинаковым процентом шли КПРФ и ЛДПР, дальше — с большим отставанием — Справедливая Россия. Сейчас мы видим, что процент ЕР сильно упал, а КПРФ, наоборот, укрепляет позиции. По опросам, в Госдуму по результатам этих выборов могут пройти до пяти партий.

С.Л.: И какие это партии? 

С.Д.: Кроме озвученных выше, неожиданно называют Яблоко. Партия сильна во многих крупных городах и реально претендует на ряд одномандатных округов.

С.Л.: Тот самый протестный электорат?

С.Д.: Это не совсем протест. Протест — это когда разрываются между несколькими силами. А здесь, например в Санкт-Петербурге, у избирателей может быть позиция: “или Яблоко, или никто”. Хорошие позиции у партии Новые Люди, они могут перешагнуть барьер в 3%. Это не дает власти, не дает представительства в Парламенте, но дает финансирование и определенные возможности на региональных выборах.

С.Л.: Как проходила кампания? Подбор кандидатов в Санкт-Петербурге даже Элла Памфилова прокомментировала

С.Д.: Реальных игроков на этих выборах было несколько, и практически борьба была в основном кулуарной. Когда с одной стороны принимается решение о снятии кандидата, потом решение об оставлении в кандидатах, потом снова о снятии. Шла борьба и внутри властной вертикали относительно разных подходов к выборам.
Что касается оппозиции, на этих выборах у многих кандидатов практически не было финансирования. Средний счёт кандидата от Единой России мог быть и 40 млн рублей, а у оппозиции порой не было и 1 млн. На такие деньги невозможно охватить агитацией весь свой район, поэтому многие кандидаты шли на дворовые встречи, на общение с населением.

Сергей Довгаль

С.Л.: Так называемая “полевая работа”?

С.Д.: Да, от двери к двери. Эффективность такого подхода крайне низкая, в силу того что кандидат физически за краткий срок не может обойти весь избирательный округ, все дома и дворы.
Следующее, что нужно отметить, кроме катастрофической для оппозиции нехватки или даже полного отсутствия денег — это отсутствие людских ресурсов. Как ни странно, но очень хорошо видна слабость многих команд и многих кандидатов, претендующих на победу, по людям, по волонтёрам и активистам.
Ещё один нюанс — “умное голосование”. Кандидаты, боясь потерять уровень голосов перешли на так называемую муниципальную повестку, вместо того чтобы расставлять основные проблемы развития страны в целом, на федеральном уровне. То, чем должна заниматься Государственная Дума. Они вели фактически кампанию по дворам, поднимая сугубо местечковые вопросы — бордюры, установка лавочек, охрана каких-нибудь бобров и прочая чепуха. 

С.Л.: То есть, занимались обычным популизмом?

С.Д.: Популизм — это если бы они обещали, к примеру, поднять зарплату до миллиона рублей каждому гражданину. А там они просто уходили от федеральных вопросов. Они боятся глобальных вопросов развития страны, будущего страны. Работа шла на муниципальной, на улично-дворовой, на районной повестке. Это очень плохой сигнал по выборам.
Следующая проблема выборов, которая всплывёт на самом голосовании — это провал по наблюдателям. КПРФ заявляет, что готово предоставить 300 000 наблюдателей, но это в пределах тысяч избирательных участков по России. Самая важная проблема, которая сейчас может вызвать серьёзные сложности и разногласия, это ситуация с электронным голосованием. 

С.Л.: Которое не вызывает доверия?

С.Д.: Да, во-первых, электронное голосование не вызывает доверия. А в случае, если результаты будут значительно отличаться от результатов на участках — это вызовет серьёзный подрыв как легитимности выборов, так и дальнейшей оценки гражданами самой Госдумы на протяжении всего срока работы.

С.Л.: То есть полностью дискредитирует любые выборы?

С.Д.: Конечно, не полностью, но значительно подорвёт авторитет.

С.Л.: Скажи, какие регионы России, на твой взгляд, наиболее “опасны” для партии власти? 

С.Д.: В первую очередь крупные города. Москва и область, Санкт-Петербург, Челябинск, Екатеринбург, Саратов, Самара и Казань. Но есть регионы, в которых результат “Единой России” будет очень высоким.

С.Л.: Например, Чечня?

С.Д.: Грозный даст 100% за “Единую Россию”, ну в крайнем случае 99%. Сложными регионами будут Хабаровский край, Кемерово. Очень интересно голосование пройдет на севере. Мы помним ситуацию с поправками по конституции, по которому голосовали в июле 2020 года, где Ямало-Ненецкий округ выступил против. Это единственный регион России, который выступил против поправок.

С.Л.: Какие ожидания по последней выборной неделе?

С.Д.: Определённые предпосылки для результатов в каждом округе уже заложены, но последняя неделя всегда важна. Кандидатам предстоят финальные усилия по “дворовым встречам”, работе в интернете, по раздаче агитационной продукции. Но самое важное: на российских выборах это неделя чернухи, грязи, нарушения законов и компроматов. Мы увидим много скандалов, связанных с выборами.

С.Л.: Сергей, спасибо! А достойным кандидатам пожелаем честной борьбы, и, конечно, победы.

беседовал Стас Литвинов

Понравилась статья?
Поделитесь с друзьями.

Share on facebook
Share on twitter
Share on vk
Share on odnoklassniki
Share on telegram
Share on whatsapp
Share on skype

При копировании или перепечатке материалов активная индексируемая ссылка на сайт fitzroymag.com обязательна.

Вам также может понравиться

5 2 голосов
Оцените статью
Подписаться
Уведомить о
0 Комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии