“Циркон” и доброе слово

Важнее чем мир — только готовность его защищать

Время на чтение: 5 минут

Каков итог инициированных Россией переговоров с США и НАТО по гарантиям безопасности? Судя по официальным декларациям, примерно нулевой. НАТО будет продолжать расширение на Восток, а разговоры о разоружении будут неспешно продолжаться. Генсек Столтенберг готов вернуть российскую миссию при НАТО в Брюссель, а миссию НАТО — в Москву. Рассчитывал ли кто-то на другой результат? Вряд ли. Убудет ли от кого-то? Тоже нет. Тогда в чём смысл этого процесса? Во-первых, смысл процесса надёжно упрятан под коврами, как и неофициальные каналы связи: дипломатические манипуляции на публику — игра в напёрстки для лохов. Вопрос только в том, кто лох. Украинские патриоты уже давно сетуют, что их кинули.

Для ядерной державы главной гарантией безопасности является её оружие. Но происходящее в соседних странах — всегда головная боль. Представьте, например, что Россия решила организовать майданы в Мексике и Канаде. Или в Шотландии и Северной Ирландии. Кстати, проект договора о гарантиях безопасности между Россией и США и предлагает исходить из “неукоснительного соблюдения принципа невмешательства во внутренние дела, включая отказ от поддержки организаций, групп и отдельных лиц, выступающих за неконституционную смену власти, а также любых действий, имеющих целью изменение политического или социального строя одной из договаривающихся Сторон” и не использовать “территорию других государств в целях подготовки или осуществления вооружённого нападения против другой Стороны, или иных действий, затрагивающих коренные интересы безопасности другой Стороны”.

Да, если угодно, это переговоры о разделе зон влияния. Любые переговоры являются следствием изменений конъюнктуры. Был СССР сверхдержавой, его уважали и боялись. Ослаб — начали прогибать. Это вполне логично. Претензий предъявлять не приходится. Посмотрите, к примеру, сериал “Нарко: Мексика”. Особенно второй сезон. Там всё, что нужно знать о современном мире и демократии — и в метафорическом, и в самом прямом смысле. Проблемы начинаются, когда контрагенты начинают проявлять ничем не спровоцированную порядочность. Как в известном анекдоте: “А он мне: “Мы, джентльмены, верим друг другу на слово”. Вот тут мне карта и попёрла!..” Когда Горбачёв плюнул на письменную фиксацию обещаний не расширять НАТО на Восток, он посеял всё то, что мы пожинаем сегодня.

© РИА Новости / Алексей Витвицкий
© РИА Новости / Алексей Витвицкий

Сегодняшний Запад не в ответе за слова Бейкера, как и Путин за Горбачёва. Тогда хотели как лучше, но получилось как всегда, и внезапно выяснилось, что односторонние уступки — дорога не к миру, а к войне. Первой об этом узнала Югославия. Все изменилось не с приходом Путина, а с разворотом самолёта Примакова: Россия поняла, что “уважаемые партнёры” развели её на доверие и кинули. Есть такая сентенция: нужно считать любого человека хорошим, пока он не докажет обратное. По странному совпадению, на моей памяти её чаще всего употребляли кидалы. Зато в церкви я однажды увидел вывешенной над скамейкой у стены более разумную максиму: “Не оставляйте сумочки, не вводите людей в искушение”.

Что ж, это — Realpolitik. В кругу “друзей” потенциалами не щёлкают, а торгуют. Этим и занимаются дипломаты. В дипломатии слова и есть поступки. Слова создают реальность. В Мюнхене Путина не услышали и решили следовать своей “повесточке”. Получили 08.08.08 и Крым. “Арабской весной” удобрили почву для выращивания *ИГИЛ — получили Сирию. Разумеется, такого не бывает, чтобы в переговоры вступали на ровном месте, когда всё, казалось бы, идёт по накатанной. Но даже из-под накатанного асфальта пробиваются всходы, посеянные прежней самонадеянностью. Хороший мировой (да и локальный) порядок — тот, в котором так или иначе учитываются все интересы. Притом что всех, разумеется, не удовлетворить.

Понятное дело, что при таком порядке история бы не двигалась, но речь не о смысле и назначении истории, а о дипломатии, задача которой — сглаживать противоречия. Опирается дипломатия на потенциалы переговаривающихся сторон. Послевоенный “золотой век” держался на ядерном паритете: хочешь мира — готовься к войне. Правда, век этот был золотым только для “золотого миллиарда”: Третьему миру биполярная дипломатия отрыгивалась бесконечными прокси-войнами в ассортименте. В этом смысле ничего не изменилось и сегодня, разве что революции теперь устраивают США, а с их “коминтерном” борется Россия. Поэтому не надо удивляться и превращению отечественных “либералов” в “революционеров”.

Можно ли сгладить существующие между Западом и Россией противоречия? Советскому Союзу это удалось. Возможно, именно поэтому западная пропаганда взяла на вооружение бредовую риторику “воскрешения СССР”. С силой приходится считаться, но силу необходимо доказывать. Поэтому в преддверии переговоров о гарантиях безопасности все так напряжённо следили за событиями в Казахстане. Но там, как и в Белоруссии, майдан не прошёл. Токаев и Путин грамотно разыграли свои карты — независимо от того, кто их сдавал. Действительно ли нам нужны гарантии, которые будут стоить не больше бумаги, на которой они написаны? Свет на них клином не сошёлся, но это — мирная инициатива по выбору между международным хаосом и возможностью порядка. Этому и посвящены танцы в Женеве, Брюсселе и Вене.

Хотя партнёры обречены наступать друг другу на ноги, музыку поставила Россия. Пока оппозиционеры заводят привычную тоскливую песню “да кому мы на хрен нужны”, американцы и европейцы двигаются по паркету большой шахматной доски — деваться некуда. Подобными бумерангу бессмысленными санкциями они уже наповышали ставки до угрозы полного разрыва отношений — а дальше что? Джек-пот уходит Китаю? Геополитика требует жертв: Украина и Грузия, кажется, уже осознали, что оказались разменными пешками. У буферных государств выбор невелик — или идти путём реальной независимости с игрой на противоречиях больших держав, или становиться территориями прокси-войн. Если в здравом уме второе никто не выберет, можно попробовать организовать майдан. Результатом всё равно станут переговоры в европейских столицах, а судьбы кастрюлеголовых никого не волнуют.

Сейчас главное — процесс, а в нём одним добрым словом никогда не добиться того, чего можно добиться добрым словом, ОДКБ и “Цирконом”. Когда госсекретарь Хейг сказал: “Есть вещи поважнее, чем мир”, свободолюбцы, на которых не падали бомбы, восхищались его принципиальностью. Но важнее, чем мир, только готовность его защищать. Какой из этого всего вывод? Исключительно банальный: нужно следовать собственным интересам. И это не апология эгоизма, а констатация простого исторического факта: игнорирование собственных интересов, даже из самых идеалистических побуждений, оборачивается куда большими бедами, чем боязнь показаться недостаточно романтичными в конфетно-букетный период.

*Движение «Исламское государство» (ИГИЛ) решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

Алексей Алешковский

Понравилась статья?
Поделитесь с друзьями.

Share on facebook
Share on twitter
Share on vk
Share on odnoklassniki
Share on telegram
Share on whatsapp
Share on skype

При копировании или перепечатке материалов активная индексируемая ссылка на сайт fitzroymag.com обязательна.

5 8 голосов
Оцените статью
Подписаться
Уведомить о
0 Комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии

Вам также может понравиться