Общество
2 мин
05.04.2022

Человек в открытом космосе

Как примеряют скафандры

Примерка сканфандра

В марте месяце на МКС прилетел новый экипаж, впервые состоящий полностью из российских профессиональных космонавтов. Старт состоялся 18 марта. Чем знаменит этот день?

«Внимание! Человек вышел в космическое пространство!» — именно эти слова командира корабля «Восход‑2» Павла Беляева 18 марта 1965 года возвестили всему миру о том, что советский гражданин Алексей Леонов стал первым землянином, совершившим выход в открытый космос. Тогда Леонов провёл за бортом станции всего 12 минут.

Сегодня, спустя 57 лет, время среднестатистического выхода в открытый космос варьируется от шести до восьми часов. И эта работа за бортом станции по праву считается одной из самых сложных и тяжёлых во всём космическом полёте.

Согласно статистике, не каждому космонавту во время полёта удается поработать в открытом космосе. А вот Олег Артемьев, командир недавно прилетевшего экипажа, имеет все шансы повторить результаты наших легендарных космонавтов Сергея Крикалёва и Анатолия Соловьёва по количеству выходов в открытый космос за один полёт. На его экспедицию их запланировано целых семь, как было в четвёртом полёте у Анатолия Яковлевича и Сергея Константиновича во втором. Два выхода запланированы уже на апрель месяц.

Раз уж заговорила на эту тему… Вот несколько «выходных» рекордов, установленных после Алексея Леонова. Первой среди женщин шагнула в «безвоздушное пространство» наша Светлана Савицкая. Причём это был не просто выход в открытый космос, чтобы зафиксировать сам факт пребывания там женщины, а сложная и очень нужная работа. Светлана вместе с Владимиром Джанибековым испытывала универсальный ручной инструмент (разработка Киевского института им. Патона), проводила сварочные работы в открытом космосе.

Светлана Савицкая выполняет сварочные работы
Светлана Савицкая выполняет сварочные работы

Рекордсменом по количеству выходов (шестнадцать) и по общей продолжительности пребывания за бортом станции 78 часов 48 минут является российский космонавт Анатолий Соловьёв. Представляете?! За пять полётов — шестнадцать выходов в открытый космос!

А вот рекорд самого длительного выхода в открытый космос принадлежит американским астронавтам Сьюзан Хелмс и Джеймс Восс. 11 марта 2001 года они проработали за бортом станции 8 часов 56 минут. Российские же космонавты дольше всего работали на внешней поверхности станции в отечественных скафандрах 2 февраля 2018 года. Тогда Антон Шкаплеров, который буквально на днях вернулся из своего четвёртого полёта, и Александр Мисуркин провели в открытом космосе 8 часов 12 минут.

Сегодня российские космонавты работают в открытом космосе в отечественных скафандрах «Орлан-МКС». Данная модификация используется не так давно — примерно лет пять, если не ошибаюсь. От предыдущей версии «Орлан-МК» он отличается новой системой отображения информации, внутренней герметичной оболочкой, которая изготовлена из высокотехнологичной ткани, и новой автоматизированной системой водяного охлаждения. Первый скафандр этой модификации должен был прилететь на Международную космическую станцию ещё в декабре 2016 года, на том самом грузовике, который не долетел до МКС.

Скафандр «Орлан-МКС»
Скафандр «Орлан-МКС»

Наш российский «Орлан» устроен таким образом, что космонавт может облачиться в него самостоятельно. Вот про американские скафандры такого не скажешь — с ними астронавт без посторонней помощи ни за что не справится.

Вся система жизнеобеспечения находится внутри скафандра, в ранце. Всё очень плотно, компактно — основной и резервный кислородные баллоны, запас воды для сублимации, литиевый поглотитель СО2, теплообменник, электрические системы телеметрической информации по медицинским параметрам космонавта и техническим параметрам скафандра…

Кстати, для него была разработана система — автоматическое терморегулирование, не имеющая аналогов в мире: «она работает по принципу „включил и забыл“». Космонавты, не отвлекаясь от выполнения задач ВКД (внекорабельной деятельности), пребывают в комфортном состоянии: не перегреваются и не переохлаждаются.

Любая женщина любит примерять выходные, в смысле нарядные, платья. А мне в прошлом году довелось примерить выходной скафандр — точную копию того, в котором наши космонавты работают в открытом космосе. Хотя у меня самостоятельно сделать это, естественно, не получилось.

Итак, сначала нужно надеть КВО — костюм водяного охлаждения, без него никак. Это голубой сетчатый комбинезон, в ячейки которого вплетены 65 метров тоненьких эластичных трубопроводов системы охлаждения. При этом его вес всего три килограмма. Согласитесь, совсем не много, особенно если сравнивать со ста четырнадцатью килограммами выходного скафандра. Без костюма водяного охлаждения «входить» в скафандр категорически нельзя. Принцип его работы очень прост: «комбинезон плотно облегает тело, прижимая трубки системы охлаждения к его поверхности. Сетчатая структура полотна облегчает доступ вентилирующего воздуха к поверхности тела космонавта».

Затем на очереди шлем с подшлемником и… мне уже помогают войти в скафандр. Затем подключили связь, вентиляцию, закрыли скафандр, немного наддули его… Что я могу сказать? И заходить в него, и пытаться что-то делать руками в перчатках, даже просто перестегивать карабины, и выходить из скафандра — для меня всё это было очень трудно. Мне доводилось раньше видеть фотографии рук космонавтов и астронавтов после ВКД — все в мозолях, даже кровавых. Космонавты, кстати, во время тренировок на Земле иногда заклеивают пальцы пластырем — чтобы не натирать. Так что я ещё раз, можно сказать, на своей шкуре, утвердилась во мнении, что космонавт — необычайно сложная и тяжёлая работа.

Мой супруг выходил в открытый космос трижды в своём третьем полёте (в первых двух, несмотря на то, что был полностью подготовлен к этой работе, соответствующих задач перед его экипажем не ставилось).
После своего первого выхода он вечером позвонил мне. Конечно, муж был очень уставший, но счастливый — это по его голосу я поняла с первых же фраз. От того, что наконец-то осуществилась ещё одна его мечта, от того, что они с Петром Дубровым выполнили все поставленные перед ними задачи. На мой вопрос: «Ну как впечатления?» он ответил, что пока до конца не осознал, поскольку очень устал и ещё не отошел от работы. Когда же я поинтересовалась деталями, то услышала, что рук от локтя он практически не чувствует, и пальцы почти не слушаются — даже пакеты с едой тяжело было открывать (но уже на следующий день утром всё было нормально). Для сравнения — мне на «Звезде» хватило нескольких минут, чтобы руки устали. Правда, на мой вопрос: «А ещё хочешь выйти?» Олег не раздумывая ответил: «Конечно! Это сложная, но невероятно интересная работа! Настоящая!»

Комментарии

1 Комментарий
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии