Общество 20.10.2021

Остановить психопата: как опыт других стран поможет предотвратить новые “Колумбайны”

Часть 1 | Часть 2

Часть 2. Как остановить?

В этих условиях необходимо подумать о второй составляющей школьной безопасности. Превентивными мерами предотвратить нападение на школы не удастся. Предотвращение — это всегда лишь часть необходимых действий.

Без продуманных и эффективных мер физической защиты любой план по обеспечению безопасности превращается в фикцию, и разваливается, как только преступник приступает к решительным действиям.

Позвольте задать вам один вопрос, уважаемый читатель. Когда безумный ребёнок приходит в школу и стреляет в своих одноклассников, какова обычно реакция общества?

Учителя должны были догадаться. Школьный психолог должен был его вычислить. Наверное, его обижали одноклассники. Родители виноваты… Надо у всех отобрать оружие…

А теперь замените этого ребёнка с ружьём на террориста, пришедшего в школу с тем же намерением. Может он член крупной террористической организации, а может у него личный политический мотив, неважно. Представьте, какая будет реакция?

Никто не будет обвинять учителей, психологов, родителей террориста. Вопросы будут только к тем, кто отвечает за безопасность в обществе в целом и в школе в частности.

Тем не менее, с точки зрения обеспечения мер физической безопасности обе ситуации совершенно идентичны. Когда на пороге школы появляется потенциальный убийца, слишком поздно думать о том, как его воспитали, что у него в голове и как к нему в детстве относились другие ребята в песочнице.

Нападающего надо нейтрализовать — максимально быстро и эффективно. И это может сделать только человек с оружием. Кем будет этот человек?

Начнём с израильского подхода, который любят приводить в пример. В Израиле любая школа, в которой учатся более 100 детей, должна иметь одного вооружённого охранника. Охранник этот — гражданский человек, работающий на частную компанию. Полиция лишь осуществляет контроль и координацию действий, но не предоставляет своих сотрудников для охраны.

Естественно, такие охранники получают небольшую зарплату, в массе своей не отличаются выдающимися навыками и иногда совершают глупости — например, один особенно выдающийся “профессионал” застрелил электрика, который лез через школьный забор.

Однако в целом такой подход можно назвать эффективным. Нападений на школы в Израиле не случалось с 2002 года, и в этом нет ничего удивительного. Задача охраны в этом случае — сделать школу более трудной целью, чтобы террорист при выборе жертвы пошёл туда, где охраны нет вообще, и нет риска нарваться на вооружённое сопротивление.

Это жестокий принцип, но он неизменно работает в сфере безопасности — нельзя защититься от всего, но можно стать более сложной целью, чтобы выбор террориста пал на кого-то другого.

Альтернативный подход в частном порядке применяется в США. Уже упомянутый Джек Вилсон, который в 71 год смог одним точным выстрелом из своего пистолета остановить трагедию в Техасе, был обычным прихожанином церкви, которой сформировал группу добровольцев-охранников. Такой подход позволяет решить проблему на местном уровне, без привлечения госфинансирования и бюрократии.


Джек Вилсон (посередине) с губернатором Техаса во время вручения медали. Source: guns.com

Джек Вилсон (посередине) с губернатором Техаса во время вручения медали. Source: guns.com

Ещё одной мерой, которая неизменно вызывает ожесточённые общественные дискуссии в США, является оружие у учителей. Любой человек, имевший отношения к обучению стрельбе, с отвращением отнесётся к идее тотального вооружения учителей. Автор статьи не исключение – четыре года работы инструктором по стрельбе оставили немало тяжёлых воспоминаний.

Нет ничего ужаснее, чем обучать и принимать зачёты у тех, кому оружие выдали «для галочки», людей, которые вооружены не по своему выбору, а по должностной инструкции. Даже спустя десять лет, я содрогаюсь, вспоминая пожилую тётеньку-инкассатора, которую заставили прийти на занятие перед зачётом, и, конечно же, среднестатистическая «марьванна» с пистолетом не может вызвать ничего, кроме смеха.

Но есть у данного вопроса и другая сторона. Учителя тоже люди, у них бывает разное прошлое, дающее разнообразные навыки. Как раз десять лет назад, я совмещал педагогическую практику в школе, где преподавал историю, с преподаванием практической стрельбы из пистолета. Но и это далеко не самый яркий пример.

Бывший коллега автора, человек широкий души и небывалой скромности, работал в элитном лицее физруком и пользовался у детей огромным уважением и авторитетом. При этом, дети не знали, что их физрук – капитан запаса ФСБ, проходивший службу в управлении «А» Центра Специального назначения.

Такие случаи, правда, редки, но не уникальны. И если один из преподавателей способен и хочет взять на себя обязанности по защите детей, логично было бы ввести в школе дополнительную ставку специалиста по безопасности, который может быть вооружён.

К сожалению, в России оба подхода малоприменимы. Право на оружие предельно ограничено, а деятельность частной вооружённой охраны настолько зарегулирована, что заниматься ей просто невыгодно.

С учётом ситуации, на роль школьной охраны остаётся два кандидата — МВД и Росгвардия. Героические действия младшего лейтенанта Константина Калинина, который в одиночку нейтрализовал убийцу в Перми, в очередной раз доказывают — чтобы остановить подобные нападения на школы, не нужен спецназ в каждом школьном дворе, запреты на оружие и тотальная слежка за детьми — нужен один решительный вооружённый человек, находящийся в нужное время и в нужном месте.

Владимир Онокой

Комментарии

1 Комментарий
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии