Общество 18.04.2022

Мы окружены идиотами

Политики и знаменитости предали свой народ потому, что деградировали, говорят американские и британские идеологи

Меритократия

Одна и та же тема звучит как у европейцев и американцев, так и у нас: вот этих людей вы называете элитой? Нет уж, несите новую.

Национальные особенности тут есть. В России бомбардировке подвергаются те, кого называют «звездами» и «знаменитостями», причем речь по большей части о не столь и многочисленных «селебритис», уехавших за рубеж в неудачный момент — после 24 февраля. Если оказывается, что какой-то персонаж не уезжал, или был где-то недолго и по делам, а потом вернулся, то критики мрачно пережевывают этот факт, но все-таки подтверждают свою прежнюю оценку: вся наша литература (музыка, телевидение и дальше по списку) — дрянь, а не элита, ее надо создавать с нуля.

А у европейцев и американцев все хуже, там речь идет в целом о деградации образованного класса — и диагнозы предлагаются самые разнообразные. Давайте посмотрим на эти бриллиантовые россыпи — просто бросим на них взгляд, вдруг какая-то мелочь окажется полезной как для понимания того, что творится «у них», так и для выводов о том, что происходит «у нас». Когда-нибудь на эти темы, анализируя нынешнюю смену эпох, напишут нечто размером с «Капитал», по пока такой момент не пришел, и нам важнее мелочи.

Например, такая: кто придумал слово… нет, не «элита», а «меритократия», то есть «правление людей с заслугами», «правление лучших»? Оказывается, был такой человек. Более того, это изобретенное им слово он сделал частью названия романа, очень похожего на работы Оруэлла или Хаксли, да и изданного в близкую им эпоху — в 1958 году.

Но автор — не писатель, а британский социолог Майкл Янг. И то, что он называл романом, оказалось вообще-то социологическим прогнозом развала британского образованного класса и элит.

Этот как бы роман не особо заметили на родине, хотя читали в США. А вот сейчас его выкопал из прошлого американский публицист Сохраб Амари, ставящий вопрос: как получилось, что меритократические элиты всего Запада, с их научно-техническими знаниями, предали свои народы, загнали общества в яму взаимного недоверия и раскола? Что заставило меритократию так перестараться со всеми этими локдаунами, масками, социальным дистанцированием и вакцинными паспортами — и вызвать социальную катастрофу?

А ведь Янг нас предупреждал, говорит Амари. Роман про меритократию вообще-то футуристический — он описывает социальную катастрофу Великобритании вот сейчас, в первые декады XXI столетия. Бунты, погромы, прочие протесты… почему? Потому что до того правящие классы страны решили, что власть должна быть у людей с более высоким IQ. И замеры такового стали постоянными, они могли оборвать какую угодно карьеру. То есть социальное расслоение стало вопросом генетическим, а о демократии в такой ситуации можно было забыть.

Результат: получилось более резкое расслоение, чем при феодализме. Представители меритократии настолько уверились в собственном биологическом превосходстве, что утратили всякую осторожность и какой-либо интерес к тем, кем они управляли.

Они решили, что могут сделать с населением все, что угодно — и ошиблись. То есть излишняя уверенность в своем превосходстве ведет к катастрофе.

Еще один американский автор, Стив Маккан, вообще готов признать, что элита его страны была испорчена сначала советскими, а потом китайскими агентами влияния. И получилось вот что:

«Никогда в истории страны не было более необразованного, нарциссического, доверчивого и жадного правящего класса». Типичный член такового, либерал — это «испорченный ребенок: несчастный, неудовлетворенный, требовательный, недисциплинированный, деспотический и бесполезный».

Ключевое слово, заметим, опять же «необразованный». А ведь и правда, если посмотреть на выпускника университета 1970‑х годов — и тут я не делаю различия между Россией и Западом, к сожалению — и на среднего выпускника сегодняшнего, то второй должен смотреть на первого, задрав голову.

И мы это видим каждый день в текущей политике и у американцев, и у европейцев. Где великие государственные деятели типа де Голля или Помпиду, яркие личности типа Рейгана или Тэтчер? Сплошная серая мелкота, что отражается на качестве принимаемых ими решений. Понятно, что эти безликие управленцы вредят в первую очередь нам… но ведь и себе тоже!

В 70‑е годы, когда я был студентом, у нас в институте был гордый владелец малиновой майки с надписью «Я окружен идиотами». Так вот, тогда и идиоты были умнее…

И приходится признавать, что предсказавший закат меритократии Майкл Янг был прав. Давайте еще раз проговорим, в чем суть его идеи. Ведь то, что управлять (государствами, компаниями и прочим) должны люди, лучше всего к этому пригодные — и доказавшие свою пригодность своими заслугами (merit) — это же очевидно? И так же очевидно, что этот принцип резко противоречит феодальной системе, при которой (якобы) привилегии на власть имеют люди, которым повезло родиться в правильной семье.

Но Янг-то говорит, по сути, что его меритократия забыла главный принцип этой системы — конкурентность. И расслабилась, считая, что сам по себе высокий IQ — достаточное основание, чтобы править. Расслабилась до того, что уронила уровень того самого образования, которое, собственно, и помогает превратить IQ во что-то действенное, а заодно служит беспощадному отбору лучших на ранней стадии. А зачем, если у низших классов это самое образование еще хуже? И в итоге создана система формирования элит, при которой конкурентность оказалась меньше, чем при феодализме с его наследственными правами. Вот такой диагноз.

Который только подтверждается новшествами в британском или американском образовании — когда, например, выпускникам школы больше не нужно сдавать экзамены по математике, чтению и письму. Предлог — принцип отбора лучших обижает худших.

А теперь кое-что в порядке утешения тем, кто считает, что российские звезды культуры — это позор нации. Американцы тоже так думают. Правда, про звезд своих. Кто-то помнит международный скандал по поводу того, что на церемонии вручения «Оскаров» один негр съездил по лицу другого (за дело — ведущий обидел его жену)? Вот что пишет на эту тему коренной американец с хорошим именем Александр Зубатов: голливудские знаменитости начали жить в соответствии со своим экранным образом, их и раньше склоняло туда телевидение, но социальные сети подняли эту ситуацию на невиданную высоту. И — «знаменитости позволили вниманию публики броситься им в голову». Они решили: сам факт, что они дошли до вершин своей профессии, означал, что не только их капризы, склоки и оголенные участки тела имеют значение. Но также и их наивные, плохо основанные на фактах и очевидно стадные политические убеждения «представляют интенсивный интерес для масс, чего никогда не было бы, если бы речь шла о лидерах других профессий — например, бухгалтерии или инженерного дела». Все как у нас.

Итак, в новом идеальном мире всем будут нужны новые элиты и новые знаменитости? Конечно, будут нужны — как живые символы стиля жизни, который нам всем хотелось бы сделать своим. Потому что уж слишком страшен контраст между свободными, веселыми и умными персонажами Алена Делона и Жан-Поля Бельмондо — и следующим поколением звезд, хотя бы Анжелины Джоли и Брэда Питта, которые без психиатра даже из дома не выходят.

10
1
10
1

Комментарии