Общество 10.08.2021

Южная Осетия: тринадцать лет спустя

Часть 1 | Часть 2

В воскресенье 8 августа 2021 года исполнилось тринадцать лет событию, ставшему поворотным в истории России новейшего времени и вошедшем в коллективную память как “Война трёх восьмерок, 08.08.08”.

Я отлично помню общие настроения ночи с 7 на 8 августа 2008 года — тогда самым популярным интернет-ресурсом для общения был LJ, Живой журнал, и говоря откровенно, в первые часы после того, как далеко на юге “началось”, российская блогосфера в основном гадала “сольют или не сольют?” и “утрутся как всегда или нет?”. Что, в целом, совершенно неудивительно — у всех на памяти были “святые девяностые”, когда государство Российское сливало и утиралось с удручающей регулярностью, приучив граждан, что надеяться на означенное государство бесполезно и бессмысленно.

Настроения же с противоположной стороны, наоборот, царили самые победоносные, если не сказать — бонапартистские. Сохранился удивительный документ эпохи, сборник цитат грузинского блогера с ником Ra2005, транслировавшего тогда в интернет-эфир наблюдения о происходящем, и, разумеется, собственные хотелки, горячо поддерживаемые в комментариях соотечественниками. Давайте приведём несколько самых показательных цитат для того, чтобы понимать, с кем мы имели дело и как “прогрессивная грузинская общественность” оценивала “наведение конституционного порядка в Южной Осетии”:

— РФ в очередной раз кинула тех кому так пламенно клялась “костьми лечь” и т.д. “Добровольцев” и прочих “доблестных защитников Цхинвали” завезли туда и бросили Кокойты и его русские министры (ни одного из них в Цхинвали нет), российская армия (отказываются комментировать до утра), “миротворцы” (отсиживаются в бункерах).


— …инициатива у Тбилиси и условия диктует законный хозяин. Я бы всё же рекомендовал продолжать обстрел Цхинвали до полной капитуляции сидящих в нём бандюганов. Надо всем раз и навсегда хорошенько показать, что сепаратизм и наёмничество это плохо, + что РФ умеет только гневно критиковать, много обещать и горько оплакивать. А вот выполнять обещания …

— Надо использовать время до утра пока мировая общественность не проснулась, не созвали совбез ООН и т.д., до тех пор заготовить как можно больше туш безрогого скота.

Правда, два-три дня спустя тон резко изменился, и “мировая общественность” начала упоминаться совершенно в противоположном ключе — сгинули упоминания о “заготовке туш безрогого скота”, зато появились “Как же так?”, “Почему молчит ООН?!” и непременное “РФ дорого заплатит!”. Кстати, и демократическая пресса России того времени не отставала — для начала у “Эха Москвы” и прочих “Новых газет” случился когнитивный кризис — не может быть, армия Грузии, “подготовленная по стандартам НАТО”, сиречь по умолчанию непобедимая, современнейшая и мотивированная, вдруг устроила образцово-показательный драп с фронта?! Затем от демократов Бульварного кольца начали разноситься по окрестностям горестные стоны в стиле “Россия навсегда потеряла Грузию” или “Великая грузинская культура нам никогда не простит…”

Тут стоило бы заметить на полях: спустя почти полтора десятилетия после цхинвальской авантюры М. Саакашвили “потерянная для России” независимая Грузия заняла положенное ей от природы место — недорогое, пускай далеко не самое комфортное и безопасное, место отдыха российских туристов и отстойник для “политэмигрантов” из структур наподобие ФБК. Уровень ресторанного “Чего изволите‑с?”, без всяких помышлений о “геополитической значимости”. Великая же грузинская культура, избыточно переоценённая при СССР, с “Сулико” и “Чито-грито” вернулась туда, где ей самое место — в шашлычную. Словом, ход времени всё расставил по своим местам.

Результаты 08.08.08 общеизвестны — благодаря Михаилу Николозовичу (пребывавшему в ту эпоху в святой уверенности, что Россия “сольёт” и “утрётся”) Грузия мгновенно потеряла Абхазию с Южной Осетией и оказалась отодвинута на дальние задворки мировой политики, интересуя досточтимых западных партнёров только в качестве раздражающего фактора для России, и то во вторую очередь после Украины. Да и “раздражать”‑то особо не получается — в предыдущей статье, посвящённой Южной Осетии, я упоминал о военном присутствии РФ в республике, причем присутствии демонстративном: пограничные объекты под флагами России и Южной Осетии расположены прямиком на грузинских рубежах, так, чтобы их было отлично видно с той стороны. Обидно? Разумеется. Но извините, тут претензии не к России и не к Осетии, вы, генацвале и батоно, всё сделали сами, своими руками. Обижаться следует только на себя.

Во время июльского визита в Цхинвал совместно с Общественной палатой ДНР и её председателем А. Кофманом у нас было достаточно возможностей пообщаться с жителями Южной Осетии для того, чтобы твёрдо уяснить — конфликт с Грузией фактически непримирим на глубинном, “народном” уровне. Никто не забыл ни событий 08.08.08, ни, тем более, Южноосетинской войны 1991–1992 годов, с сотней тысяч беженцев-осетин, вынужденных уехать из внутренних районов Грузии, энергетической и продовольственной блокадой Цхинвала — до сих пор, спустя тридцать лет, в ЮО видны следы той войны. Общие умонастроения однозначно свидетельствуют: возвращение республики в состав Грузии невозможно принципиально — наследие З. Гамсахурдия, Э. Шеварднадзе и уж тем более М. Саакашвили оставило скверную память на многие поколения вперёд.

Как обычно в августе, — это уже стало традицией, — поступило ритуальное заявление из “демократического лагеря”:

— Албания, Ирландия, Норвегия, Эстония, Франция, Великобритания и США распространили в Совете Безопасности ООН заявление с призывом к России отозвать признание независимости Цхинвала и Сухума. “Российское присутствие в республиках незаконно. Москве следует без промедления вывести войска с грузинских территорий”, — говорится в документе.

Повторюсь: это всего лишь ритуал — всем ясно, что выводить русские войска из важнейшего Закавказского региона никто не станет, равно как и отзывать дипломатическое признание, хотя бы потому, что рано или поздно это приведёт к повторной попытке грузинского реванша и новому вооружённому конфликту. Не удивляет присутствие в приведённом списке Албании — галантерейщик и кардинал это сила! — поскольку перед ней до сих пор остро стоит вопрос Косово, отторгнутого у Сербии без всяких там глупых референдумов и соблюдения минимальных приличий. Даже в условиях совершенно размытого в настоящий момент международного права легитимность “независимого Косово” не нулевая, а отрицательная, тогда как референдум о независимости Южной Осетии был проведён ещё 19 января 1992 года с предсказуемыми 99 процентами “за”. А уж насколько законно присутствие ВС России в республике — показали события 8–11 августа 2008 года. Этот исторический факт не переписать и не умолчать, это просто факт, который, как известно, самая упрямая вещь в мире.

Независимость, дипломатическое признание и русское военное присутствие в Южной Осетии, это, конечно, прекрасно, но у республики имеется существенная проблема — в отличие от Абхазии ЮО не имеет выхода к морю и с трёх сторон окружена враждебной Грузией, то есть является замкнутым анклавом, владеющим единственным транспортным коридором, связывающим его с Россией — участком Транскавказской автомагистрали от Цхинвала до Рокского тоннеля. За Цхинвалом ТрансКАМ упирается в грузинскую границу и по прямому назначению не используется. В 2016 году Армения призвала власти России и Грузии к открытию автомобильного сообщения через Южную Осетию, поскольку единственная сухопутная дорога, связывающая Армению и РФ (Военно-Грузинская), часто оказывается перекрытой из-за погодных условий, однако никаких подвижек в этом направлении до сих пор не наблюдается — грузинский закон “Об оккупированных территориях” допускает транзит исключительно при форс-мажорных обстоятельствах и “Грузия должна остаться приверженной своей принципиальной позиции — отказаться от открытия дорог через оккупированные регионы до полномасштабного урегулирования”. “Полномасштабное урегулирование” в грузинском понимании заключается только и исключительно в возвращении Южной Осетии под контроль Тбилиси, что, как и было сказано выше, проходит по ведомству несбыточной фантастики.

Впрочем, стрельба себе в ногу для Грузии (имеющей все возможности неплохо зарабатывать на транзитных пошлинах!) явление вполне привычное, я бы даже сказал, естественное — ТрансКАМ может связать с РФ не только Армению, но и Турцию, а это совершенно иные объёмы перевозок и товарных потоков. Гонор перевешивает экономические соображения? Ну что ж, это трудности исключительно грузинские. Осетия же в настоящий момент целиком устремлена на север — в сторону России и не только. Среди целей нашего посещения Цхинвала было не только общее знакомство с республикой, но и подписание соглашения между Общественными палатами Южной Осетии и Донецкой Народной республики о сотрудничестве и взаимодействии в самых разных областях — оно было подписано соответственно главами Общественных палат А. Кофманом и С. Кудзиевым. Это своего рода прецедент — ранее Южная Осетия взаимодействовала в основном с областями Российской Федерации.

В условиях географической и транзитной изоляции, на мой взгляд, перед Южной Осетией сейчас открываются уникальные перспективы в области развития туризма и культурных связей — окончание пандемии Covid-19 весьма гипотетично, границы с Европой (да чего скрывать, не только с Европой, а практически со всем миром!) будут закрыты ещё очень долго, тогда как республика обладает массой исторических памятников и сказочной природой, не испорченной промышленной цивилизацией. Грех не воспользоваться открывшимся окном возможностей для стремительного развития туризма в этот регион — внутренний туризм сейчас взрывообразно растет по всей России, на пространствах от Карелии до Забайкалья и от Кольского полуострова до Алтая. И уж поверьте, нас встретят в Южной Осетии куда более радушно и гостеприимно, чем в Грузии, где гражданин России в любом случае останется “клятым оккупантом”, как бы ни улыбались туристу официанты тбилисских ресторанов…

Мне же остаётся ещё раз поблагодарить правительство, Общественную палату и президента Южной Осетии Анатолия Бибилова за приём, а так же представляющего ДНР Александра Кофмана за организацию этой поездки. Югоосетинская земля перестала быть для нас загадкой, наоборот, мы чувствовали в республике себя как дома.

Андрей Мартьянов

Комментарии