Общество
5 мин
16.03.2022

Бизнес и экология: как современные корпорации заботятся о будущем планеты

Что такое ESG и как оно поможет человечеству

EGS
@99recycle

Медленно, но верно вопрос экологии начинает занимать умы всё большего количества людей. О защите окружающей среды говорят политики, деятели культуры, блогеры. Кто-то показывает на личном примере, кто-то просто агитирует. Масштабы разные, и вполне понятно, что может сделать для этого обычный человек: например, неплохо начать с того, чтобы не мусорить на улицах. Или перейти на раздельный сбор мусора. Но что насчёт больших компаний, корпораций-гигантов? Насколько сильно они стараются передать нашу планету детям и внукам хотя бы в том виде, в котором приняли? Относительно недавно в бизнесе появился термин ESG (Environment Social Governance) — через него и попытаемся понять, что делает бизнес для экологии. Для этого мы побеседовали с представителями Portobello, компании по производству сувенирной продукции — Анастасией Ермоловой, специалистом по устойчивому развитию и Марией Жданкиной, руководителем направления обучения и развития.

Анастасия Ермолова:
Чтобы понимать, что такое ESG, нужно разобраться с термином «устойчивое развитие». Эта концепция связана с благополучными 70-ми годами прошлого века: во времена экономического подъёма и относительной стабильности стали возникать такие экологические проблемы, как ограниченность природных ресурсов и загрязнение окружающей среды. Люди задумались о том, что к природе нужно относиться бережнее. Обсуждения начались на мировом уровне, именно тогда Международной комиссией по окружающей среде и развитию был введён термин «устойчивое развитие» — то есть развитие, отвечающее потребностям настоящего времени, но без ущерба для будущих поколений.

В 2015 году было заключено Парижское климатическое соглашение, которое определило приоритеты в борьбе с климатической угрозой: 196 стран договорились сокращать выбросы углекислого газа в атмосферу.

Однако это соглашение не предусматривало никаких санкций за невыполнение обязательств и не давало понимания, что именно нужно делать, какие действия предпринимать, чтобы не допустить изменений климата.

Поэтому чуть позже была принята «Повестка дня в области устойчивого развития на период до 2030 года», которая включала в себя 17 глобальных целей по решению экологических, социальных и экономических проблем. Появились конкретные задачи!

Сейчас к этой практике подключается бизнес — в каждом отчёте об устойчивом развитии можно видеть, какой вклад компания вносит в достижение этих глобальных целей. Таким образом, корпорации тоже стали участниками регулирования выбросов углекислого газа.

Возвращаясь к термину ESG: он вошёл в обиход в 2006 году. Именно тогда социальные и экологические настроения начали распространяться на бизнес, а инвесторы стали избавляться от акций компаний, не удовлетворяющих стандартам новой этики. Расширить определение ESG можно так — устойчивое развитие, которое строится на принципах ответственного отношения к окружающей среде, социальной ответственности и качестве корпоративного управления.

EGS

Мария Жданкина:
Многие компании в мире, в том числе и Portobello, начали приходить к тому, что за бизнесом должно стоять нечто большее. Но, честно признаться, до недавнего времени для многих, включая меня, это было неким элементом патетики и популизма, какой-нибудь громкий лозунг, в духе «мы за всё хорошее, против всего плохого». Сейчас же компании действительно стали подтверждать слова действиями: к примеру, некоторые корпорации компенсируют углеродный след от своей деятельности высадкой деревьев, другие производят или закупают продукцию из переработанных материалов, кто-то сотрудничает с благотворительными фондами. Наша компания, например, делает всё вышеперечисленное. Тут важно понимать, что ESG — это именно комплекс мер, здесь каждому пункту нужно уделить внимание — нельзя быть экологичным, но коррупционным. Тогда это уже нельзя будет назвать «устойчивым развитием».

Анастасия:
Первые отчёты о мерах по охране окружающей среды были опубликованы в конце 1980‑х годов компаниями химической промышленности, у которых были серьёзные проблемы с «экологическим» имиджем. Следующими за добровольную нефинансовую отчётность взялись представители малого и среднего бизнеса, которые активно внедряли передовые системы экологического менеджмента: им было важно закрепить себя в качестве ответственных компаний, имеющих современные технологии и ценности.

Первые отчёты именно по ESG именно в том формате, в котором они существуют сейчас, представила табачная промышленность в попытке привлечь новых инвесторов — как раз в те времена, когда их продукция попала в общественную немилость и курение стало считаться не модной, а вредной привычкой.

Мария:
В России этим вопросом тоже сначала стали интересоваться производственные и добывающие компании, затем уже и остальные подтянулись. Кстати, в европейских рейтингах присутствует много российских компаний, таких как «Роснефть», «Газпром», «Уралкалий», «Вымпелком», МТС, РЖД и другие. Интересно, что к закупкам сувенирной продукции, производителем которой мы являемся, многие стали тоже подходить ответственно: стали важны сертификаты качества, экологичности, условий работы сотрудников на предприятиях. На данный момент мы ввели много экоколлекций в ассортимент, появился знак CO2 neutral на упаковке, продукция из переработанных материалов тоже обозначена сертификатом Global Recycled Standard. Большое внимание уделяем разумному потреблению.

Portobello ежедневники
@portobello

Раньше многие компании относились к продукции для мероприятий просто как к «сувенирам для галочки». К примеру, подарочная футболка могла быть из настолько некачественной ткани, что подошла бы разве что для дачного прикида или в качестве половой тряпки. Сейчас всё изменилось. «Мерч» — подарочная продукция — стал символом, памятью. Например, на концерте какой-нибудь музыкальной группы фанаты покупают майки или худи с символикой, чтобы обозначить свою принадлежность к фандому, оставить приятные воспоминания о событии. В бизнесе точно так же. Люди хотят получить в подарок качественную вещь с лого компании, чтобы ассоциировать себя с ней, чувствовать принадлежность. Это хороший инструмент коммуникации и формирования лояльности к бренду.

Анастасия:
Вы когда-нибудь задумывались, насколько существенно сократятся объёмы производства пластика конкретной компанией, если пластиковая упаковка её продукта станет тоньше или будет поставляться без дополнительной крышки?

В компании PepsiCo об этом задумались. Результатом стали довольно простые решения: убрать пластиковую крышку из упаковки продуктов бренда «Имунеле» и увеличить объём продукта в маленьких и средних пачках Lay‘s на 10 г. То есть чипсов в пачке стало больше, стоимость выросла, но сама пачка не увеличилась, таким образом пластик не множим.

Инициативы вроде простые, но позволяют ежегодно сокращать объём пластика на 150 тонн, расход фольги для производства пачек Lay‘s тоже сократился.

Есть ещё одна интересная идея PepsiCo, позволившая перерабатывать пластиковые бутылки Mountain Dew: компания изменила внешний вид бутылок, сделав их менее зелёными. Казалось бы, просто уменьшили содержание краски в пластике, что тут особенного? Но результат — тонны бутылок, пригодных для переработки.

EGS

Ещё один интересный кейс, с которым я недавно столкнулась: производители пива испытывают серьёзные трудности с оптимизацией упаковки, ведь большая часть продукции разливается в стеклянные бутылки.

Проблема в том, что в России запрещена оборотная тара — вы не можете сдать стеклотару для повторного использования. Поэтому такие компании, как AB InBev Efes, начали сотрудничать со стеклобойными фабриками, что позволяет им включать в свои бутылки до 40% вторично используемого стекла. Вот и решение! Кстати, утончение стенок бутылки также помогает снизить количество ресурсов, затрачиваемых на производство.

В общем, количество экологических инициатив на производстве стремительно растёт, сейчас компании уже сталкиваются уже не с проблемой «как получить вторичные материалы», а с проблемой «где найти достаточно сырья и мощностей, чтобы эти вторичные материалы произвести».

Эта тема на данный момент очень актуальна и важна, потому что требует не только создания пунктов приёма тары, но и высокого уровня осознанности у потребителей.

Мария:
Мы сейчас запустили программу переработки нашей продукции: ежедневников, ручек и зарядных устройств. И как-то на встрече меня спросили: «Вот раньше, когда мы сдавали бутылки, нам за это давали какую-то копеечку. А что нам будет с того, что мы будем сдавать вам продукцию на переработку?» Это очень интересный вопрос. Важно понимать, что ответственное отношение к планете — это в том числе вопрос личного вклада каждого из потребителей, а не только корпораций. Для этих целей бизнес и предлагает такую услугу, как переработка своей же продукции, снимая эту головную боль с потребителя. Желаемый итог — меньше мусора на улицах городов.

Анастасия:
Общество действительно не справляется с теми объёмами мусора, которое производит. Вспомните только мусорный коллапс в Питере этой зимой!

Но это уже немного другой вопрос, и он, наверное, должен быть адресован городским администрациям и коммунальным службам.

Если же мы говорим про бизнес, который заинтересован в вопросе раздельного сбора, то тут ситуация более оптимистичная. Сейчас немало предприятий, которые организовали у себя раздельный сбор вторсырья и передают собранные отходы ответственным агрегаторам.

Так, например, появилась некоммерческая организация «Собиратор», которая помогает компаниям организовать раздельный сбор мусора, отсортировать его при необходимости и передать ответственным подрядчикам по переработке и утилизации.

В целом, сейчас появляется всё больше крутых экологичных проектов, которые создают стильные вещи из переработанного пластика или помогают брендам вторично использовать их отходы (рекламные баннеры, например).

Это я пою оды ребятам из 99recycle — они просто невероятные штуки делают из пластиковых крышек и обрезков ПВХ. Их студия EBURET даже дизайнерскую мебель из переработанного пластика предлагает.

99 recycle
@99recycle

Мария:
Переработка одежды — это вообще один из самых острых вопросов и претензий к модной индустрии. Но, действительно, есть очень много отличных примеров того, как эта проблема решается — к примеру, бренд российской одежды Monochrome отлично вписывается в концепцию ESG. Ребята предлагают единоразовые скидки, если им принести бывшие в употреблении вещи бренда. Ещё они поддерживают Благотворительный фонд Хабенского — прибыль от одежды красного цвета направляется туда. У нас, кстати, тоже есть партнёрская программа совместно с фондом.

Monochrome You
@monochrome_you

Анастасия:
Устойчивость производителя и экологичность его продукта для простого потребителя в краткосрочной перспективе означают повышение качества продукта, т. к. ESG-трансформация несёт за собой более высокие требования к продукту и условиям его производства.

Раз уж мы заговорили об ответственности производителя, приведу наш личный пример: мы в Portobello поняли, что одной из главных головных болей для наших потребителей являются портативные аккумуляторы, которые, несмотря на длительный срок службы, со временем теряют свой внешний вид или выходят из строя. А ведь их нельзя просто выкинуть в мусорку или сдать вместе с батарейками! Поэтому мы и решили запустить программу утилизации, в том числе и аккумуляторов.

Мария:
Есть данные, что в компаниях с ESG-направленностью текучка сотрудников где-то на 15–25% меньше, результативность и вовлечённость в работу на 5% больше. И это вполне логичная история. Сотрудникам важно, что их работодателю небезразлично их будущее в плане экологии; есть и социальный аспект — в таких фирмах больше заботятся о персонале. Например, есть медицинское страхование, обучающие курсы, тренинги. Понятные кадровые решения, белая зарплата — всё вкупе играет огромную роль.

У нас на производстве регулярно проводятся экскурсии для наших партнёров — представителей рекламных агентств, и их заказчиков — представителей компаний, которые в дальнейшем закупают продукцию. Их средний возраст где-то 23–40 лет. И с каждым годом всё чаще на фабрике мне задают вопросы про переработку продукции, то есть людей это действительно волнует.

Я уверена, что вскоре этот вопрос перестанет быть вопросом личного выбора, он станет обязательным для каждого. Уже сейчас есть предпосылки к тому, что это будет регулироваться на законодательном уровне — в 2022 году многие промышленные предприятия в России должны будут установить счётчики по выбросам углекислого газа. Если смотреть на опыт стран, которые давно преуспели в направлении ESG, — дальше за этим последуют налоговые льготы и государственная поддержка тем, кто выбросы компенсирует, и штрафы тому, кто нет. Понятно, что метод «кнута и пряника», скорее всего, будет действенным, но, конечно, хотелось бы, чтобы каждый пришёл к ESG «по любви».

13
13

Комментарии

1 Комментарий
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии