19695216223.1677ed0.5e7ee8b24e274332bc9d1fc593dd00ec

Журнал Фицрой. Новости 15.01.2020

Зависимая независимость Шотландии, неудобное убийство иранского генерала и “Евротройка”

Во вторник, 14 января, мир узнал, что референдумов “на бис” не бывает, опечалился/порадовался возвращению к жизни “русских хакеров” и понял, как “сообразили на троих” Великобритания, Германия и Франция.

Твит наповал. Джонсон поставил крест на независимости Шотландии от Великобритании.

Борис Джонсон намекнул шотландцам, что их мнение, будто бы по одному и тому же вопросу можно голосовать два и более раз, в корне неверное. 14 января британский премьер отметил в своём Твиттере: “Сегодня написал Николе Стёрджен. Шотландский народ решительно проголосовал (в 2014 году) за сохранение нашего Соединённого Королевства единым. Этот результат и Шотландия, и правительство Великобритании обязались уважать”.

Можно напомнить, что большинство населения Шотландии (55,3%) в 2014 году высказались за сохранение страны в составе Британии. В ходе плебисцита по Брекситу 62% шотландцев выступили против того, чтобы оказаться вне ЕС.

О желании провести повторный референдум о независимости в Эдинбурге начали говорить практически сразу, как только выяснилось, что сепаратисты потерпели неудачу. А в марте 2017 года шотландский парламент уже официально поддержал идею заново поинтересоваться у народа, не разбежаться ли ему с остальными частями Соединённого Королевства. Но Стёрджен тогда предложила повременить с требованием до момента, пока не станет понятно, на каких условиях будет происходить развод с ЕС. В сентябре 2019 года лидер Шотландии объявила, что возглавляемая ею страна “должна иметь возможность стать независимой страной-членом ЕС”, выразив при этом слабую надежду, что Лондон одумается и расставаться с Евросоюзом не станет.

В ноябре 2019 года Джонсон заявил, что не хочет, чтобы повторный референдум о независимости Шотландии от Великобритании состоялся. А Стёрджен, в свою очередь, незадолго до Рождества заявила: “Шотландия не может быть пленницей Соединённого Королевства”.

Британскому премьеру, весьма уверенно ставшему на ноги после сокрушительной победы на выборах 9 декабря 2019, пришлось напомнить шотландской коллеге, что и она, и её предшественник Алекс Салмонд “дали слово, что референдум 2014 станет единственным на памяти нынешнего поколения”.

Сведений, что Стёрджен вспомнила о данном ею обещании, пока не поступало. Нет сомнений, что шотландская первый министр не оставит твит Бориса Джонсона без ответа. Но понятно и то, что раньше 31 января, окончательной даты Брексита, никаких глобальных процессов внутри Великобритании не произойдёт: Лондону пока не до того, а Эдинбург просто не успеет придумать и реализовать что-то значимое.

“Убивать иранского генерала — это, пожалуй, перебор”

Эксперты научной службы Бундестага закончили анализ убийства американцами иранского генерала Касема Сулеймани в Багдаде. Запрос на изучение ситуации был инициирован фракцией Левой партии парламента ФРГ. В итоговом докладе, представленном депутатам Бундестага во вторник 14 января, отмечается, что “законность действий США, направленных на убийство Сулеймани, выглядит сомнительной”.

“Майк Помпео вскоре после покушения в Багдаде подчеркнул, что имелись доказательства неминуемого скорого нападения подконтрольных Сулеймани сил на граждан США, многие из которых, таким образом, подвергались серьёзной опасности, — обращает внимание читателя в своих комментариях к докладу научной службы Бундестага немецкая Süddeutsche Zeitung. — Однако до сих пор правительство США не представило никаких доказательств того, что у Сулеймани были “немедленные” планы нападения. Наоборот, стало известно, что Дональд Трамп одобрил убийство руководителя “Кудс” ещё несколько месяцев назад, когда получил данные о готовившейся иранцем атаке на четыре американских объекта”.

Газета указывает, что “в минувшее воскресенье министр обороны США Марк Эспер заявил, что не видел разведывательных данных, подтверждавших подозрения Трампа”, и цитирует главу комитета по разведке Конгресса Адама Шиффа, считающего, что “личное мнение Трампа относительно ситуации — не повод поставить нас на грань войны”.

Доклад научной службы Бундестага следует считать ещё одним кирпичиком стены, возводимой Берлином для защиты собственных интересов от давления со стороны Вашингтона. Раньше подобных смелостей немцы себе не позволяли.

Последует ли ответ Белого дома на неслыханный “плюрализм мнений”, проявленный Бундестагом, пока не понятно: у администрации Трампа сейчас есть дела поважнее, а именно — ситуация с украинской газовой компанией Burisma, где баснословные деньги получал за своё членство в составе Совета директоров сын экс-вице-президента США Хантер Байден.

“Это — хакеры ГРУ, ей-Богу не вру”

Русские хакеры (о которых давно что-то ничего не было слышно в западной прессе — прим. ред.) успешно взломали серверы Burisma”, — сообщила The New York Times.

По словам издания, оно располагает данными, что “хакнули” оборудование фирмы не какие-нибудь там любители вроде Anonimous или Funny Bears. Работали самые настоящие зубры-профессионалы из Главного управления Генерального штаба РФ, которые “использовали фишинговые электронные письма для получения доступа через дочерние компании Burisma”.

Целью взлома, по предположению авторов Николь Перлот и Мэттью Розенберга, скорее всего, был поиск компромата на Байденов. Но какие конкретно данные искали хакеры и удалось ли им найти необходимое — журналисты не в курсе. Хотя точно знают, что “масштаб вторжения был впечатляющим”.

NYT, которая находится сегодня на переднем крае борьбы против президента своей страны, весьма озабочена тем, что хотя нижняя палата американского парламента и приняла решение об импичменте первому лицу государства, шансы на аналогичное решение в Сенате (где большинство у республиканцев) близки к нулю.

“Евротройка” о СВПД: все равны, но Иран — менее равный

А самой, пожалуй, важной новостью вторника стало сообщение о достижении Парижем, Лондоном и Берлином договорённости о запуске официального механизма разрешения споров в рамках ядерной сделки с Ираном после того, как Тегеран объявил о снятии с себя всех ограничений, зафиксированных в соглашении 2015 года, известном как “Совместный всеобъемлющий план действий” (СВПД).

По мнению официальных лиц Великобритании, Германии и Франции, участвовавших в выработке соглашения, “в настоящее время Иран постоянно нарушает условия СВПД, что может повлечь за собой необратимые и серьёзные последствия”.
Как отметила британская вещательная корпорация ВВС, “в заявлении разработчиков соглашения указывается, что Иран не имеет права отказываться от соблюдения норм и правил СВПД”.

“Евротройка” (или “Е3” — так себя назвали авторы заявления) выразила сожаление по поводу решения США выйти из ядерной сделки. Правда, пообещали “предпринять все возможные дипломатические шаги для урегулирования ситуации”. И даже “не прибегая к введению дополнительных санкций в отношении Ирана”.

Механизм разрешения споров в принципе сводится к тому, что “любая сторона соглашения может пожаловаться на другую сторону, не выполняющую условия”. Всё было бы хорошо, демократично и равноправно, если бы не одно “но”.
Рассматривать жалобу последовательно могут несколько инстанций: совместная комиссия, состоящая из представителей Европейской тройки, Евросоюза, России, Китая и Ирана; министры иностранных дел сторон или Консультационный совет, состоящий из трёх членов.
При этом какое бы ни было вынесено решение по жалобе, истец, если его результат не устроил, имеет право отказаться полностью или частично от исполнения обязанностей по СВПД. Об этом только нужно уведомить Совет Безопасности ООН. Причём, в этом случае “никому за это ничего не будет”. За исключением Ирана.

Его “персональное дело” может быть рассмотрено в Совбезе с проведением голосования по вопросу о возобновлении отменённых международных санкций. Отдельные члены Совета безопасности не могут наложить вето на это решение.

Сомнительно, что Тегеран как-то проникнется интересом к предложению “Евротройки”. Но войны это пока вызвать не должно.

Владимир Добрынин

Добавить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Вход

Вступить в клуб