Кошмарный не сон Мадрида

Международная политика за 24 марта: швейцарские “вахтовики” с вирусом, 21 миллион исчезнувших китайцев и саудовские перевёртыши
Juan Medina | Reuters

Ледовый дворец Мадрида стал моргом. Выставочный центр — госпиталем

Эпидемия COVID-19 в столице Испании продолжает расти. В общей сложности от коронавирусной инфекции в Мадриде скончалось свыше 1 535 человек. Мадридские крематории переполнены, похоронные бюро закрываются из-за отсутствия дезинфекционных костюмов и масок, а тела покойников их родственникам приходится хранить дома, сообщает испанское издание Español.

В создавшейся ситуации мэрия столицы пиренейского королевства приняла решение превратить Ледовый дворец в большой морг.

Помещение с ледовым кортом площадью 1 800 квадратных метров в обычных условиях используется для тренировок фигуристов, а также проведения соревнований и шоу. Но сейчас в Мадриде обстановка исключительная, и пространство с постоянно поддерживаемой температурой около нуля градусов — единственно возможное решение задачи хранения трупов, избегая их разложения, до момента, когда освободятся печи крематориев.

Площадку укроют специальной плёнкой толщиной около трёх сантиметров — чтобы воспрепятствовать попаданию трупного яда на рабочую поверхность.

По иронии судьбы Ледовый дворец находится в непосредственной близости от выставочного центра IFEMA, где сейчас развернут летучий госпиталь на 1 300 коек для размещения коронавирусных больных, что даёт повод мадридцам для горького юмора — недалеко носить…

Первых покойников в импровизированный морг начали завозить уже в понедельник поздно вечером. “У нас нет другого выхода, — сказал мэр испанской столицы Хосе Луис Мартинес Альмейда, комментируя принятое решение. — В Мадриде ежедневно умирает 150 человек, трупы некуда складывать”.

Глава городской администрации написал официальное письмо министру здравоохранения, в котором говорит о том, что “Мадрид прекращает хоронить своих мёртвых, начиная со вторника, 24 марта, ввиду отсутствия средств индивидуальной защиты у работников сферы ритуальных услуг”, и потребовал осуществить поставки необходимых материалов “как можно скорее”. Скончавшихся не от коронавируса хоронить продолжат в обычном режиме. Сотрудников похоронных бюро в создавшейся чрезвычайной ситуации приравняли к медицинским работникам, поэтому снабжение ритуальщиков средствами защиты теперь является заботой Минздрава.

Массовые случаи заражения коронавирусом в Швейцарии

Пандемия изменила многое в головах людей, и ещё изменит. Самый простой и наглядный пример — переоценка всего того, что вчера казалось богатством и роскошью. Сегодня стоимость аппаратов искусственной вентиляции лёгких может превзойти цену бриллиантового колье, особенно, если первый артикул будет в страшнейшем дефиците.

Об этом пишут и говорят, а жизнь не устаёт преподносить очередные “пруфы”.

В топ-лист жестокой статистики по COVID-19 попал “заповедник миллионеров” — Швейцария, оазис, который, казалось, мог вполне избежать массового заражения.

Эта уютная, сытая, богатая альпийская страна, символ надёжности и благополучия, по состоянию на вечер понедельника, 23 марта, имела уровень заболеваемости — 816 подтверждённых случаев коронавирусных инфекций на миллион человек. Швейцария сегодня занимает второе место в мире по числу официально зарегистрированных случаев коронавируса на душу населения, уступая Италии (980 на миллион) и намного опережая Испанию (609 на миллион).

Эпидемиологи хватаются за голову: где просмотрели? Хотя на этой ранней стадии (да, ранней — пик эпидемии ещё впереди) трудно сказать однозначно — где. Существует ряд возможных факторов, объясняющих высокий уровень подтверждённых случаев заражения в Швейцарии, пишет The Local.

Одна из причин резкой массовой заболеваемости — близость страны к сильно пострадавшим районам северной Италии.

По состоянию на утро вторника, 24 марта, южный швейцарский кантон Тичино, который имеет широкую границу и тесные экономические отношения с Италией, оказался самым инфицированным: более 1 000 из подтверждённых в Швейцарии 8 700 случаев заражений коронавирусом.

В воскресенье, 22 марта, в Швейцарии от вируса умерло не менее 60 человек. Половина людей, скончавшихся после заражения коронавирусом, происходят именно из Тичино (несмотря на то, что в этом кантоне проживает всего 4% населения страны).

Медицинские учреждения Тичино были быстро перегружены — в основном, из-за небольшого размера кантона. Несмотря на то, что швейцарские власти заранее знали об угрозе вируса (Италия уже загибалась от лёгочной инфекции), они не хотели закрывать границу, опасаясь, что это принесёт больше вреда, чем пользы.

Почему? Потому что приблизительно 68 000 трансграничных рабочих приезжали из северной Италии в Швейцарию для ежедневной работы, в том числе многие — в секторе здравоохранения (!).

Швейцария в большей степени, чем другие европейские страны, зависит от “вахтовиков”, и экономическая ситуация вечно процветающей страны сразу же усугубилась бы из-за закрытия границ.

Даже сейчас, несмотря на введённые ограничения перемещений, границы в некоторых районах Швейцарии остаются открытыми для трансграничных работников. Хотя у местных медицинских служб есть опасения, что соседние страны могут в какой-то момент потребовать, чтобы этот медицинский персонал воздержался от пересечения границ и работал в своей стране проживания.

Тьерри Фьюмо, руководитель отделения интенсивной терапии в больнице пригорода Женевы Vaud’s Nyon Hospital, заявил изданию Die Welt: “Ясно, что потеря этой иностранной рабочей силы ввергнет швейцарские госпитали в кризис. Мы определённо должны предотвратить это”.

Вторая причина увеличения случаев заболевания коронавирусом в Швейцарии — медлительность и некоторая легкомысленность европейского менталитета. Вот и правда, европейские страны хорошо себя чувствуют в период мирной жизни. А в чрезвычайной ситуации им нужно больше времени на раскачку.

Несмотря на то, что Швейцария стала одной из первых стран в мире, которая запретила проведение больших групповых собраний, многие местные компании подвергли критике власти за неспособность “адекватно отреагировать на угрозу, создаваемую в связи с полным бегством лыжного сезона из страны”.

В небольшом кантоне Граубюнден, где расположен знаменитый курорт Давос, сконцентрированы многие зимние спортивные сооружения страны, и здесь уровень заболеваемости “уханьской пневмонией” и смертности от неё оказался выше, чем в среднем по Швейцарии. На Граубюнден приходится в общей сложности 10% умерших от вируса, несмотря на то, что в кантоне проживает всего 2% населения страны.

22 марта жительница Давоса Лиз Согуэль сообщила Global News, что только в середине месяца был выявлен истинный характер угрозы.

“Наши активные мероприятия здесь закрыты, видимо, слишком поздно, — сказала она. — Многие люди до этой недели вели нормальную жизнь. Так много туристов приехало в город, чтобы покататься на лыжах! Люди прибывали в переполненных автобусах, вместо того чтобы сидеть дома и дистанцироваться друг от друга. Все отели были полны, хотя лыжные холмы и склоны были закрыты”.

Ещё один фактор, как сообщается в немецком информационном источнике Welt, заключается уже в позитиве, и это именно та привилегия, которая быстро покупается за деньги. Тестирование. Когда Швейцария всё же спохватилась, она оперативно ввела обширный режим скрининга на коронавирус — даже превосходящий по охвату те, что сейчас существуют во многих других пострадавших странах (если существуют вообще — Испания, например, на конец вторника, 24 марта, уже насчитывая почти 3 000 погибших, так и не ввела массовое тестирование населения, даже той категории, которая демонстрировала лёгкую вирусную симптоматику).

Только Объединённые Арабские Эмираты, Норвегия и Южная Корея протестировали больше людей на душу населения, чем Швейцария.

Сколько на самом деле умерло китайцев?

Западные специалисты сомневаются в правдивости данных о количестве заболевших и умерших в Китае от коронавируса и пытаются найти истинные цифры, изучая материалы, которые могут дать какие-то косвенные свидетельства настоящего положения дел.

“Согласно официальному отчёту китайского правительства, представленному во вторник, 24 марта, потери населения страны от COVID-19 составили 3 277 человек при общем количестве заражённых в 81 171”, — пишет корреспондент информационного портала Breitbart Джон Хейуорд. Автор отмечает, что можно было бы поверить в эти данные, если бы не информация, размещённая на сайте издания The Epoch Times, которое заметило “тревожащее исчезновение около 21 миллиона счетов сотовых телефонов в Китае за последние три месяца”.

Столь беспрецедентному снижению количества пользователей мобильной связью можно найти только одно достоверное объяснение — они умерли, считает Хейуорд. И это наводит на мысли, что Пекин нечестен, объявляя результаты пандемии и докладывая, что в провинции Хубэй новые случаи заболевания уже не регистрируются.

“С самого начала вспышки заболевания в Ухани и провинции Хубэй в целом мало кто верил в публикуемые китайскими органами цифры. Информаторы с мест докладывали, что показатели занижаются в несколько раз. Однако не могли подтвердить свои сообщения документами, — сообщает корреспондент The Epoch Times Николь Хао. — Нынешние сведения — о 21 миллионе человек, вдруг прекративших пользоваться мобильниками в последние три месяца, представлены были Министерством промышленности и информационных технологий Китая 19 марта. Нельзя быть уверенными, что все они — жертвы коронавируса, но весьма вероятно, что большинство”.

“Китайский режим требует, чтобы все жители страны использовали свои мобильные телефоны для создания “кода здоровья”. Только с “зелёным кодом здравоохранения”, по сути, привязкой к конкретному медцентру и общей базе, китайцам теперь разрешено переезжать в Китай. Это делает невозможным отказ человека от мобильного телефона”, — утверждает американский комментатор газеты по вопросам отношений с Китаем Тан Цзиньюань.

1 декабря 2019 года Китай ввёл обязательное сканирование лиц граждан, как дополнительный инструмент подтверждения принадлежности мобильного телефона конкретному владельцу. Все пользователи “трубок” должны регистрировать их с реальной идентификацией. При помощи этого, отмечает издание, государство может контролировать речь любого человека через свою крупномасштабную систему мониторинга.

Медицинское приложение, скачиваемое пользователями в обязательном порядке, генерирует QR-код, который отображается в трёх цветах, чтобы классифицировать уровень здоровья пользователя. Красный цвет означает, что у человека есть инфекционное заболевание, жёлтый означает, что у человека оно может быть, а зелёный означает, что заболевания нет.

Пекин утверждал, что кодексы здравоохранения предназначены для предотвращения распространения коронавируса.

Каждому взрослому в Китае разрешается регистрировать на себя не более пяти мобильников. Но даже если предположить, что каждый из исчезнувших пользователей имел их по максимуму, показатель того, сколько на самом деле умерло китайцев, всё равно получается очень высокий. И речь американские китайцы ведут не о пользователях, умерших официально, а “без вести пропавших” вместе со своими номерами.

The Epoc Times — издание, позиционирующее себя в качестве независимого. Учредители — бизнесмены китайского происхождения, проживающие в США и находящиеся в оппозиции к нынешнему правительству КНР. Зарегистрировано как средство массовой информации в 2000 году. Выходит на 21 языке мира в 33 странах. Девиз газеты — “Правда и Традиции” (Truth and Tradition).

Саудовская Аравия: из богатого прошлого к нищенскому будущему

Ценовая война на нефтяном рынке закончится для Саудовской Аравии обнищанием, считает колумнист Bloomberg Дэвид Фиклинг.

“Для большей части мира нефтяное богатство является проклятием. Государства, наделённые огромными запасами углеводородов и не сумевшие извлечь из этого большой выгоды, такие как Нигерия, Ангола, Казахстан, Мексика и Венесуэла, только подтверждают это правило. Исключением из которого выступают шесть монархий Персидского залива во главе с Саудовской Аравией”, — считает автор. — Только в Персидском заливе нефть стала благословением для национального строительства. Открытия нефти в середине XX века превратили анархический, отчаянно бедный регион в одно из самых богатых мест на планете. Катар, Кувейт и Объединённые Арабские Эмираты — все богаче Швейцарии. Даже Саудовская Аравия, Бахрейн и Оман находятся на одном уровне с Японией или Великобританией”.

Но всё это великолепие может очень быстро превратиться в пыль, уверен аналитик. И случится это из-за войны, без танков и бомб — биржевыми котировками.

Это будет математическим результатом снижения цены на нефть. Из-за того, что на каждый баррель углеводородного сырья станет поступать всё меньше долларов, монархиям Залива потребуется выбрасывать на рынок всё больше нефти, чтобы поддерживать уровень доходов, хотя бы немного напоминающий текущие.

Некоторое время они будут ещё чувствовать себя достаточно подготовленными к этой войне, отмечает колумнист. Закачивать баррель нефти с нефтяного месторождения в Персидском заливе стоит примерно столько же, сколько нужно, чтобы купить бутылку хорошей минеральной воды. Даже при экстремальном сценарии, когда цены на нефть упадут до 10 долларов за баррель, и почти вся мировая нефтяная отрасль потеряет деньги, производители Персидского залива останутся в плюсе.

Проблема, по мнению Фиклинга, возникает для их экономик, которым нужна гораздо более высокая цена, чтобы сбалансировать свои бюджеты и поддержать валюты, привязанные к доллару.

Центральные банки региона и суверенные фонды благосостояния собрали огромные суммы, чтобы выжить в условиях такого кризиса, а также долгосрочного риска снижения спроса. Однако, столкнувшись с более низкими ценами на нефть, эти резервы могут быстро истощиться.

“Возьмите чистые финансовые активы правительства Саудовской Аравии — резервы центрального банка, а также активы суверенного фонда благосостояния за вычетом государственного долга. Они снизились с 50% ВВП страны до 0,1%. И произошло это всего за четыре года — в 2014 нефть упала со 100 долларов за баррель. К 2018 она несколько выправилась, но это не спасло запасы саудитов на чёрный день от растворения. В обозримом будущем королевство, вероятно, станет чистым должником, даже если цены снова поднимутся выше 80 долларов”, — приводит расчеты колумнист.

Согласно докладу МВФ за 2019 год, даже при ценах на бочку $50–55 финансовые резервы Эр-Рияда сократятся до объёмов, которые страна тратит в течение пяти месяцев на приобретение товаров из-за рубежа, уже к 2024 году.

Цены, которые сложились сейчас, говорят, что такая оценка МВФ — слишком оптимистична. И чтобы не провалиться окончательно, саудитам придётся забыть о роскоши, прибегнуть к драконовским сокращениям расходной части бюджета (за последние годы они делали уже это дважды), ввести дополнительные налоги, уменьшить раздутый штат государственных служащих и урезать составляющие примерно треть бюджета расходы на закупки вооружений.

Кроме нефти у страны нет никаких других источников пополнения казны.

“Меры эти очень непопулярные и чреваты народными волнениями. За последние полвека саудовская монархия пережила замечательную волну богатства, но каждая волна в конечном итоге терпит крах. Будущие поколения никогда больше не увидят богатства, которыми наслаждаются нынешние люди”, — заключает Фиклинг.

Владимир Добрынин

При копировании или перепечатке материалов активная индексируемая ссылка на сайт fitzroymag.com обязательна.

0 0 оценка
Оцените статью
Подписаться
Уведомление о
0 Комментариев
Inline Feedbacks
View all comments