В будущее возьмут не всех

Или трансгуманизм и общество спектакля 
Ян Авриль | Fitzroy Magazine

Идеи трансгуманизма, столь популярные в 90-е годы прошлого века, никуда не делись, они по-прежнему на повестке дня, скажу больше — трансгуманизм снова поднимает голову. И мы на опыте ощутили, что стояло за стильными играми разума, обещавшими, как водится, “счастье для каждого” (как только речь заходит о всеобщем счастье, я невольно вздрагиваю: ничего хорошего ждать не приходится).

“Человек не хочет быть ничем иным, кроме человека”

Николай Кузанский, 1453

Трансчеловек — это некто, активно готовящийся стать постчеловеком. Постчеловек, как следует из концепции трансгуманизма — это потомок человека, модифицированный до такой степени, что уже не является человеком.

Впервые слово “трансгуманизм” использовал биолог Джулиан Хаксли для описания будущего человека в 1957 году, но речь ещё не шла о слиянии человека и машины. Однако уже в первые десятилетия XX века высказывалась идея научного преобразования природы человека. Да-да, вначале было “робот в помощь человеку”, теперь — “робот вместо человека”. 

В идеале всё выглядит так: 

“В качестве постчеловека вы будете обладать умственными и физическими возможностями, значительно превосходящими любого немодифицированного человека. Вы будете умнее, чем любой человек-гений, и будете обладать намного более совершенной памятью. Ваше тело не будет подвержено заболеваниям и не будет разрушаться с возрастом, что обеспечит вам неограниченную молодость и энергию. Вы получите значительно бóльшие способности для переживания, для сильных эмоций, сможете испытывать удовольствие, любовь и восхищаться красотой. Вам не придётся раздражаться по мелочам, испытывать усталость или скуку”. 

Цитата не из сериала “Черное зеркало”, где столь бодрые закадровые тексты контрапунктом к жуткой картинке были бы вполне уместны, чтобы окончательно перепугать зрителя. Это словарь трансгуманистической терминологии. 

Постчеловек в фильме "Дитя робота"

В духе этого утверждения был построен целый ряд фантастических фильмов последних трёх десятилетий — “Терминатор” (1984), “Робот-полицейский” (1987), “Киборг” (1989), “Газонокосильщик” (1992), “Универсальный солдат” (1992), “Я — робот” (1994), “Суррогаты” (2009), “Киборг-X” (2016) и множество других. 

Совсем недавний и весьма примечательный австралийский фильм “Дитя робота” (I am mother, 2019) —  рассказывает уже не о том, как ловчей превратиться в машину, а о том, что у машин (в будущем) тоже возникают проблемы. Противоречивые. С одной стороны, автоматы истребляют людей (их совсем немного осталось, работа практически завершена), с другой — воссоздают человека, выращивают его в буквальном смысле из колбы (привет от магов и алхимиков XVI века с их стремлением получить гомункулуса).

Но замысел роботов таков, что жить останутся только интеллектуально продвинутые экземпляры. С высоким IQ и морально устойчивые, остальные образцы человеков — в топку, их просто сжигают.

И героиня фильма, успешно прошедшая главный тест и случайно узнавшая правду про горящие печи, после некоторых колебаний соглашается с тем, что это правильно. Фильм со счастливым концом, девушка поёт колыбельную своему младенцу-брату. То есть, оправдает братец надежды — останется жить, разочарует своих создателей — его тоже сожгут, а как же иначе? Выживут только достойные жизни, машины воссоздают не человека вообще, а расу высшего качества, расу генетически полноценных, human sapiens elite. Знакомое что-то, не так ли?

Фильм этот и не создавался как блокбастер для молодежи. Он малобюджетный, скромный, спорный. О том, что у робота-постчеловека непременно возникнут сложности, просто другие. Хотя уже сейчас деление на достойных жизни и “а ты зачем живёшь?” становится привычным.

Трансгуманизм как новая идеология

У политиков проблема: просто так взять и построить новый мировой порядок невозможно. Трудно не заметить, что вирус массовой дегуманизации уже запущен — мы соглашаемся с вещами, ранее неприемлемыми, становится привычным разделение на “достойных жизни и недостойных”, причём недостойными оказываются все инакомыслящие. Мнение одно на всех, мы ведь привыкли к этому! Мы знаем, какие слова произносить можно, а какие лучше не надо.

Роботизация сознания живого человека идёт полным ходом, причём обоснование для этого процесса, приманка — тот же комфорт. В остроумном фильме “Простая просьба” (“Simple favor”, 2018) есть чудная зарисовка — в дизайнерской фирме девушка на ресепшене заменяет компьютерную программу, у неё одна обязанность — отвечать на телефонные звонки клиентов так: “Оставайтесь на линии, спасибо за терпение, ваш звонок очень важен для нас!” — и отключаться. Слушайте музыку, рекламные объявления — вы разве не за этим звонили? Всё для вашего комфорта!

Человеческое сознание трансформируется, идея преодоления пола внедряется повсеместно, и возражать тому, что трансгендерность, гомо- и бисексуальность (читай — преодоление пола) — это тенденции прогрессивные, уже нельзя. Вот это “нельзя” — пугает.

Трансгуманизм, несомненно, есть некоторая новая идеология, которую пытаются предложить “изуверившемуся человечеству, погрязшему в консьюмеризме”, его адепты. И как только появляется термин “идеология”, становится понятно, что возникла некая теория, которую предложат немодифицированному пока человеку в качестве руководства к действию. Хотя почему немодифицированному? 

Если перестают иметь значение различия по полу, то какие свойства личности ещё значимы? Все становятся одинаковыми и взаимозаменимыми, как гвозди в ящике. Отрыв сознания от телесности, а затем и утрата сексуальной идентичности — это настоящее торжество One-Dimensional Man. Его завершением будет появление “человека без свойств”, функциональная модель которого проигрывается в Сети, где от личности остается “разговор”, чьё авторство с трудом обнаруживается в стилистике получаемых и отправляемых текстов. Захотев узнать о субъекте разговора что-то большее, надо предпринимать специальные усилия, выходящие за рамки виртуальной реальности. Отпадает не только пол, но и ценностно сконструированный гендер. “Борьба за штаны” заканчивается тем, что неизвестно, на кого их надевать. 

“Ведь мы играем не для денег, а чтобы вечность проводить”

Иоганн Вольфганг Гете, “Фауст”, 1832

О трансгуманизме не стоило бы говорить, если бы направление это не сливалось сейчас с политико-общественными процессами, не превратилось из футурологического проекта в теоретическое основание для действующей идеологии, направляющей эти процессы. Исподволь, не афишируя. Пир будет долгим, но как стартер и для затравки — да здравствует толерантность, терпимость ко всему!

Стратегическое общественное движение “Россия-2045” на своём сайте и совершенно всерьёз выкладывает сроки создания постчеловека, поэтапно: искусственная копия тела человека (к 2020 предполагают закончить), искусственная копия тела человека, в которую пересаживается мозг (2020–2025), искусственная копия тела человека, в которую переносится сознание (2030–2035), тело-голограмма (2040–2045). Тем самым человек-де преодолеет болезни, старение и, наконец, достигнет давно взыскуемого бессмертия: искусственное тело гораздо “прочнее” естественного, а сознание можно будет пересаживать по желанию во что угодно… 

Вот тут хочется поподробнее. Хочется понять, как именно будут пересаживать сознание. Считается, путём сканирования, но как именно это сканирование будет происходить, учёные пока сами не понимают.

И что именно они собираются сканировать? Если деятельность мозга — то как эту деятельность отделить от самого деятеля? Или под сознанием понимают бессмертную душу, сканировать-пересаживать её и намерены?
Но ведь человеку, с его ограниченными возможностями, почему-то известна идея актуальной бесконечности, в принципе неосваиваемая машиной, недоступная программированию — ни сейчас, ни в будущем, никогда. И серьёзные вопросы возникают, трансгуманизм с этого момента рассматривается уже не как эволюционная утопия, а, как ни парадоксально, становится ещё одним доказательством существования Бога.

Ведь принцип сугубо материалистического подхода уже не работает, так как препятствия возникают непреодолимые. То, что деятельности сознания соответствуют некоторые электрохимические процессы в мозгу, известно давно, но то, что сознание сводится к этому — это чистая гипотеза. Философская антропология, феноменология говорят нам, что сознание теснейшим образом связано с нашей телесностью, и как отделить его от тела — вопрос этот кажется даже абсурдным…

В логике энтузиастов трансгуманизма всё запросто — говоря “сознание”, они, по существу, имеют в виду то, что обозначается словом “душа”.

Тут уже без идеалистического и религиозного контекста не обойтись: душа отделяется от тела (в смерти) и представляет собой сущность, к телу несводимую. Рассуждения в материалистическом ключе тут не только непонятны, но и нелепы. И создание компьютерной программы, равной человеческому сознанию во всём объёме, представляется в высшей степени утопичным проектом.

У сознания есть ресурсы, информационной технике в принципе недоступные. Это главная причина совершенно чудесного перевоплощения этой программы о вседозволенности могущественных технологий в концепцию, возвращающую нас к идее Абсолюта, Бога. И главный камень преткновения на пути создания киборга-сверхчеловека.
Запрограммировать можно, одухотворить нельзя.

“Возможна ситуация, когда придётся уповать на то, что “нас спасёт только Бог”

Мартин Хайдеггер, “Бытие и время”, 1927

Выше я вскользь заметила, что обещания “светлого будущего для всех” пугают, это красивые словесные прикрытия для массовой отправки в резервации тех, на кого будущее не рассчитано. То есть трансгуманизм для кого-то “выход из положения”, но для большинства он — вход на тот свет…

Один из идейных основателей трансгуманизма Роберт Эттингер в книге “Перспективы бессмертия” (1964) утверждал, что у большинства людей, ныне живущих, есть шансы на личное бессмертие.

Вот тут интересно. 
У тех, кто при жизни сможет оплатить посмертную пересадку собственного сознания “куда-нибудь” (в этом случае уже какая разница, куда)? У тех, кто постепенно заменит составляющие части тела (все) на искусственные, а с мозгом будут разбираться отдельно? Ключевое тут, видимо, “бессмертие для платежеспособных”, но об этом вслух говорить не принято.

Зато вполне вслух симпатичный миллиардер Илон Маск, один из основателей компании Tesla, в выступлении перед американскими губернаторами (2017) назвал эту “созидательную” идеологию “основной угрозой” для человечества, предупредив, что искусственный интеллект может стать причиной роста безработицы и войны. Маск как-то трезвее видит истинные перспективы происходящего, что не мешает ему заниматься весёлыми и громкими проектами, которые, кстати, будущему никоим образом не вредят.

Эксперименты с ДНК человека понемногу и без огласки ведутся, ведь новая идеология военно-промышленному комплексу мила. Сколько новых возможностей открывается — создание неутомимого солдата, целой армии таких солдат! Рабочие, которые в состоянии трудиться без устали! О душе пусть беспокоятся те, кто слишком глубоко вникает в суть, с ними можно работать отдельно — симпозиумы собирать, конференции проводить, развлекать сомневающихся научными докладами.
А человечеству в целом — светлое и отцифрованное голографическое будущее! Этические проблемы отставим в сторону, толерантность заменит нам и нравственность, и мораль!

Наработки сделаны, перспективные разработки ведутся. Массовая аудитория взаправдашнюю реальность давно не отличает от фейка, так что цель не полностью, но достигнута.

The show must go on.

Светлана Храмова

При копировании или перепечатке материалов активная индексируемая ссылка на сайт fitzroymag.com обязательна.

5 1 оценка
Оцените статью
Подписаться
Уведомление о
0 Комментариев
Inline Feedbacks
View all comments

Вам также может понравиться