Путешествие в эпоху постпандемии. Часть II

Скруджи Макдаки исследуют выздоравливающую Европу

Флоренция – Пиза – Генуя – Монако – Канны – Сен-Тропе – Ош

Флоренция, пожалуй, один из лучших городов не только Италии, но и всего мира. И если бы не было так жарко, мы обязательно прошлись бы по маршруту Дэна Брауна, которым следовал профессор Лэнгдон в его книге “Инферно” — по легендарной Флоренции Данте Алигьери.

Мы посетили бы Флорентийское аббатство, погуляли бы по собору Санта-Мария-дель-Фьоре, заглянули бы в собор Дуомо, не забыв и про баптистерий Сан-Джованни, в котором крестили всех флорентийцев, осмотрели Палаццо Питти — крупнейшее палаццо Флоренции с роскошной галереей, не обошли бы вниманием и дом Данте (хотя это, увы, только копия, оригинальная постройка не сохранилась).

Но нам хватило сил и времени лишь изучить немного старый город, пройтись по пешеходному мосту Понте Веккьо, где уже несколько столетий в многочисленных лавочках продают золото и драгоценности, и прогуляться по дивной красоты садам Боболи. И ещё опробовать на себе уникальное флорентийское изобретение — “винные окна”!

Фото: sailko

Впервые “винные окна” — Buchette del vino — появились во Флоренции в XVII веке. Их использовали богатые горожане для того, чтобы продавать излишки вина бедноте. Люди могли постучать по деревянным ставням и из окошка высовывалась бутылка или стакан — в зависимости от платежеспособности страждущего. Вскоре мода на “винные окна” распространилась на крупные города Тосканы — Сиену и Пизу. Мода держалась почти три столетия, когда после принятия новых законов о продаже алкоголя необходимость в Buchette del vino отпала. А после грандиозного наводнения 1966 года, когда Арно вышла из берегов и затопила весь центр города, “винные окна” закрылись — и можно было предположить, что навсегда.

Однако в последние годы энтузиасты тосканской культуры стали возрождать забытую, казалось бы, традицию. Была создана ассоциация Culturale Buchette del Vino, которая ставила своей задачей привлечь внимание местных и туристов к феномену “винных окон”. А пандемия COVID-19 неожиданно придала этому начинанию новый импульс — теперь многие местные рестораны и бары продают через “винные окна” не только вино, но и классические тосканские коктейли (например, апероль-шприц), а также знаменитое флорентийское мороженое-джелато.

Попробовав и того, и другого, мы не без сожаления простились с настоящей мировой жемчужиной и главным городом для всех любителей старины — великолепной Флоренцией!

Про Пизу — следующий город, в котором мы оказались, рассказывать особо нечего. Ну башня, ну косая. И туристы вокруг, каждый из которых руками её якобы подпирает. Скука. Разве что бронированный полицейский автобус привлёк моё внимание, и девушка-полицейская в полном обмундировании с автоматом на плече. И это в такую невыносимую жару!

Все знают, что первые месяцы коронавируса дались Италии очень тяжело, и сейчас, когда карантин отменили, многие ещё носят маски даже на улице, а в общественных местах они обязательны. Но в целом, страна уже потихоньку приходит в себя, вот только остальные европейцы Италию теперь побаиваются, поэтому туристическому бизнесу придётся туго. Впрочем, так почти везде в Европе…

А выехав из Пизы, мы крепко задумались. С одной стороны, нас манил Рим, в котором мы прежде не были, а писатель Пехов соблазнял рассказами о римских катакомбах. Опять же, Ватикан — место, которое стоит посетить хотя бы раз в жизни, ну просто для того, чтобы зачекиниться и ехать дальше.

Но жара убивала. И тогда взгляд скользнул по карте на запад, в сторону Лигурийского моря, и в наших головах зародилась здравая идея — а почему бы не омыть, так сказать, сапоги сразу в двух морях?..

(И ещё в моей голове поселился некий план, которым поделюсь чуть позже)

Фото: Andrea Capaccioli

У настоящего индейца слова с делом не расходятся. Очередной переезд — и вот мы в Генуе, о которой я был наслышан с детства. Если открыть практически любую старую приключенческую книжку, то обязательно наткнёшься на нечто вроде: “Ранним утром 15 июля сего года наш корабль зашёл в гостеприимный порт Генуи”…

А в современной Генуе мне не понравилось. Грузовой порт, каменистый пляж — хотелось ехать дальше.

Следя за тем, чтобы море непременно оставалось слева (а то поначалу нас повело в сторону Милана, вовремя очухались), мы упорно продвигались на запад. Горы и море — что ещё надо? И домики, как странные грибы, растущие на склонах. Как люди туда добираются? Какие дороги туда ведут и кто их построил? Как им там живётся? Казалось бы, море рядом, но попробуй ещё, спустись к нему с горы…

И вот мы в Монако.

Пожалуй, это было самое большое разочарование за всё путешествие. Нет, объективно говоря, всё было чудесно: море, яхты, дорогие автомобили, пальмы и прочие атрибуты роскошной жизни. Но мы-то Скруджи! Оказалось, что тарифный план моего мобильного телефона не предусматривает выезд заграницу. А Монако — сюрприз! — это заграница! Суверенное княжество! Оно не в ЕС. За 10 МБ интернета, которые сожрали гугл-карты, с меня тут любезно сняли 50 евро. Вот откуда у них деньги на такие машины и яхты! “Капитализм”, как неодобрительно выразился герой Арнольда Шварценеггера в “Красной жаре”.

Испугавшись полного разорения, мы спешно бежали из Монако.

Как по заказу пошёл дождь — под настроение. Обидевшись на весь свет, я проскочил мимо Ниццы, хотя до этого планировал туда заехать.

Вечерело, стоило подумать о ночлеге, и мы свернули в Канны. Как оказалось позже, это была отличная идея. Хотя поначалу нам всё не нравилось: мерзкий дождь, дикие цены на отели, городской трафик. И при этом ничего вокруг не напоминало знаменитый курорт. Непонятные дома, серые улочки.

Нет, я так не играю! Где красные ковровые дорожки? Где кинозвёзды? Где всё это?

Хозяйкой гостиницы, что мы выбрали, оказалась женщина родом из Казахстана. Может быть, она там просто работала, но мне хочется, чтобы она была именно хозяйкой — заслужила! Невероятно доброжелательная, она рассказала нам всё, что нужно было знать случайному гостю города.

Мы вышли на набережную Круазет, и всё, магия начала действовать, я влюбился в это место. Слева песочный пляж и море (специально для скруджей много бесплатных секторов), справа, через дорогу — дорогие магазины и отели. Самые главные мировые бренды соревновались за право открыть свои магазины именно тут, и те, кто не открыл — оказался в проигрыше.

И люди вокруг выглядели весьма небедно. Девушки с сумками за 15 тысяч евро никого, кроме разве что меня, здесь не удивляли. Их кавалеры с “ролексами” на запястьях. Машины… “Порш” в Каннах — это почти и не машина, на таких ездят те, кто ещё не научился зарабатывать настоящие деньги. А одну “Бентли” мы нашли в прямом смысле на помойке… кто-то оставил тачку прямо между двух мусорных баков. Забирай — не хочу! Вот “Феррари” — это, пожалуй, уже машина, хотя такими здесь тоже никого не удивить, особенно гостей “Маджестика” — одного из самых дорогих каннских отелей.

Так что мы на нашей “шестёрочке” смотрелись более чем скромно…

Ещё в Каннах есть чудесный продуктовый рынок (конечно, туда надо идти уже после того, как прошёл до конца набережной, осмотрел старый город, забрался к церкви на холме, откуда открывается лучший обзор на округу), но тем, кто проголодался, лучше не тянуть и направляться прямиком туда.

Французский паштет — это просто песня! И даже не фуа-гра, а самый обычный паштет там такой, что ешь и не можешь остановиться. Разве что отвлечёшься на кусок слоёной чесночной ветчины или отломишь ломоть свежеиспечённого багета. Ну, или нальёшь бокал охлаждённого розового прованского, прекрасно утоляющего жажду.

Цены, разумеется, низкими не назовёшь. Одно слово — Франция! Тут всё дорого. Интересно, кстати, что экономика Германии сильнее французской, но цены во Франции, по моим наблюдениям, процентов на 20–30 выше немецких. Отчего так? И речь не о Каннах, где понятно почему всё дороже, а о самых обычных французских городах.

Но продукты там однозначно вкуснее. Казалось бы, одна и та же сеть магазинов торгует в Германии и Франции. Так вот, во Франции тот же продукт вкуснее! Особенно паштеты — моя новая любовь.

Франция, как и Италия, от масок ещё не отказалась. Их носят в магазинах, а вот на улицах — нет. Всё проходит спокойно, без фанатизма. Вообще, пандемия показала, что люди, в массе своей, остались весьма адекватными. Это радует.

После Канн грех было не заглянуть на часок в Сен-Тропе, чтобы отыскать там знаменитую жандармерию из фильмов с Луи де Фюнесом и отведать в кондитерской известное пирожное Тропикана.

Это был самый живописный маршрут за всё время нашего пути — дорога из Канн в Сен-Тропе. Слева — руку протяни — Лазурное побережье с его многочисленными пляжами и городками, в которых живут, наверное, самые счастливые в мире французы. Справа — пальмы. Над головой — бескрайнее синее небо. И ты едешь через этот рай, понимая, что вскоре всё завершится, и наслаждаешься ускользающими мгновениями счастья.

Кончился Лазурный берег, и пошла совсем иная Франция. Серая, тоскливая, с остовами сгоревших машин на парковке у магазина. Неприятная Франция. Не моя Франция.

Но там задерживаться я не собирался, и на следующий день мы отмотали необходимые километры до тайной цели, к которой я стремился многие годы, до небольшого гасконского городка Ош…

Перескочив немного вперёд, хочу сказать, что возвращение домой затянулось ещё на пару дней, потому что за каких-то 300 км до Ростока в “Ауди” порвался-таки ремень и всё слегка усложнилось. Но в итоге все проблемы, конечно же, разрешились, и путешествие длиной в 5 100 км окончилось благополучно.

А теперь вернусь в городок Ош, чтобы рассказать свою историю.

У меня была мечта.

Когда-то, давным-давно, я узнал, что в Европе есть три памятника д`Артаньяну. Один — в Париже, второй — в Маастрихте, на месте гибели знаменитого мушкетёра, и третий — в неофициальной столице Гаскони, в городе Ош, недалеко от того места, где родился Шарль де Батц де Кастельмор (по матери — д`Артаньян).

И тогда я решил, что однажды увижу собственными глазами все три памятника.

Прошло много лет. Однажды я приехал по делам в Париж и там увидел памятник номер один, год назад заглянул в Маастрихт — поставил галочку напротив номера два.

И вот, наконец, выехав две недели назад с севера Германии, побывав по дороге в Чехии, Италии и Монако, проехав юг Франции, я оказался в городе Ош.

Заранее я это не планировал. Так получилось.

И в тот день я закрыл счёт.

Номер три, но для меня он главный из трёх. И потому, что самый дальний, и потому, что самый правильный.

Памятник в Париже — это в первую очередь памятник Дюма.

В Маастрихте — памятник мушкетёру в полный рост, со шпагой — но уже перед самой смертью.

А здесь, в Оше, всё когда-то только начиналось.

И теперь я увидел его.

Мечта сбылась.

Текст и фото: Игорь Шенгальц

При копировании или перепечатке материалов активная индексируемая ссылка на сайт fitzroymag.com обязательна.

5 6 оценок
Оцените статью
Подписаться
Уведомление о
0 Комментариев
Inline Feedbacks
View all comments