Из глубины Сибири до Антарктики. Часть I

Хроники кругосветной экспедиции яхты “Сибирь”

Главное в проливе Дрейка — выждать окно погоды и проскочить. Впрочем, когда перед яхтой “Сибирь” вплотную встала такая задача, прошло сначала три года подготовки к кругосветному плаванию, а потом семь месяцев похода от Омска до Огненной Земли. До Антарктиды ребята всё-таки дошли, а моя “доля” на “Сибири” — ровно четыре месяца перехода от Амстердама до Пуэрто-Десеадо (Аргентина). Ну и потом ещё на другой яхте до мыса Горн..

С высоты идеи

С точки зрения прагматиков это было безрассудство на грани наглости: на 14-метровой яхте из авиационной фанеры великовозрастные психи попёрлись через половину земного шара до Антарктиды. Подчёркиваю: не из береговых марин, не из знаменитых приморских “соутгемптонов”, а из города в самом центре Евразии, от которого до океана ещё шлёпать по рекам примерно 3 800 километров. Да и океан тот не подарок: высунуться в него можно только в августе-сентябре, а иначе замучаешься продираться через ледовые поля, оставляя на память нерпам куски бортовой обшивки.

О высоте борта, многократно меньшей, чем высота волн, я уже и не говорю. Просто процитирую стармеха с одного БЖП (большого железного парохода): “Когда я при волнении даже в три-четыре балла вижу вдали от берега эти маленькие яхты, мне, честно говоря, становится очень страшно за них”. Можно только ответить: ну вот “Титаник” был большим, и оно ему помогло?..

Но не буду углубляться в многовековое противостояние романтиков и прагматиков. Отмечу только, что если бы не случилось 200-летия открытия Антарктиды экспедицией Беллинсгаузена и Лазарева, то наша “Сибирь” всё равно бы куда-нибудь рванула. Не дело славной крейсерской яхте, уже сходившей в кругосветку в 2000–2001 годах, а всего за 20 лет намотавшей более 100 тысяч морских миль по Мировому океану, теперь болтаться по Иртышу и Оби. Нерационально это, даже если кораблик строили не на знаменитых мировых верфях, а в омском яхт-клубе, причём строили 10 лет.

Однако образовался на горизонте тот самый 200-летний антарктический юбилей — 28 января 2020 года. И под него бессменный капитан “Сибири” и вдохновитель всех её походов Сергей Щербаков выиграл целых два президентских гранта на проведение кругосветной экспедиции “Сибирь — Антарктика — Сибирь”. С максимально возможным повторением маршрута шлюпов “Мирный” и “Восток” от Петербурга до Антарктиды в 1819–1820 годах.

За семь с половиной месяцев наша “ласточка” с разными экипажами всё-таки дошла до антарктической станции “Беллинсгаузен”. Маршрут: Омск — Белое море — Санкт-Петербург — Лиссабон — Канарские острова — Кабо Верде (Острова Зелёного Мыса) — Бразилия — Огненная Земля (Аргентина) — станция “Беллинсгаузен”. Планировалось возвращение домой через Тихий и Ледовитый океаны с полным витком вокруг земного шара, но помешал мировой вирус, намертво заперший все порты и марины по маршруту.

Мой этап был от Амстердама до Ушуайи — аргентинского райцентра Огненной Земли. Так что в Антарктиду я не попадал изначально. На “Сибири” прошёл 8 750 морских миль, а потом на яхте “Ксанаду” моего друга петербуржца Максима Озерного — ещё 950 миль от Пуэрто-Десеадо (Аргентина) до всё той же Ушуайи. Итого 9 700 морских миль или около 18 000 км.

До Антарктиды не дошёл 360 миль — остановила сломавшаяся муфта на валу двигателя “Ксанаду”. Но мыс Горн мы всё-таки обогнули, так что теперь имею право носить серьгу в левом ухе и плевать за наветренный борт.

Кстати, в школе нас не обманывали: Южная Америка, Антарктида и созвездие Южный Крест действительно существуют.

Люди

На участие в кругосветном походе “Сибирь — Антарктика — Сибирь” претендовало около ста человек со всей России, а также из ближнего и дальнего зарубежья. Вне конкуренции были омичи, участвовавшие в подготовке яхты к походу. В конечном итоге в постоянный экипаж на всё “колечко” вошли четверо омичей, а на подмены по маршруту — ещё 18 человек из Омска и других мест…

В конечном итоге? Это я поспешил заявить. За первые же два с половиной месяца похода экспедиция лишилась двух членов постоянного экипажа и одного — из сменного. Причём, все они люди, закалённые в экстремальных сухопутных походах. Но, увы, у двоих выявилась полная непереносимость качки с обезвоживанием организма, а третьего скосил острый приступ радикулита. Впрочем, двое из них потом всё равно участвовали в “речном” этапе возвращении “Сибири” в Омск.

Надо отметить, что ситуация с хронической морской болезнью далеко не уникальная. Неприкачиваются постоянно. Мне рассказывали про парня, который на яхте в Средиземном море травил две недели с периодичностью 30-40 минут. В морских переходах капитально укачивало даже мастеров спорта по яхтингу. За мои четыре месяца на “Сибири” меня прихватывало трижды: при первом выходе в Ла-Манш, в Бискайском заливе и у побережья Аргентины. Но в остальное время и при любой качке — как с гуся вода…

Но продолжу о кадровых сюрпризах экспедиции. Ещё один член сменного экипажа так и не дождался “Сибирь” в Бресте — отпуск у парня кончился. Ещё одного почему-то не пустили в Кабо Верде и даже депортировали оттуда (но он потом всё равно прошёл на “Сибири” от Архангельска до Омска). С другой стороны, на один из этапов к нам попросился Серёжа Фишер — омский яхтсмен, живущий в Бремене. Армен Степанян и Сергей Зотов возникли “из ниоткуда” соответственно на Канарских островах и в Кабо Верде. И все они очень достойно прошли свои этапы.

Фото предоставлено автором

Ещё троих омских парусников по ходу экспедиции привлёк капитан Сергей Щербаков. Великий рыбак Женя Забродин прилетел с ним в Киль, а Коля Терлеев и Саша Пожидаев позже сами добрались до бразильского Сальвадора. И эта прекрасная тройка вместе с Щербаковым, старпомом Владимиром Заздравных и матросом Павлом Капустиным, планово присоединившимся к экспедиции уже на Огненной Земле, довела “Сибирь” до Антарктиды.

Достойно отработали и члены временных экипажей, возвращавшие яхту из Санкт-Петербурга в Омск в июле-сентябре 2020 года.

Добавлю, что капитану приходилось каждый квартал улетать в Россию, чтобы отчитываться о расходовании средств президентского гранта и решать немало насущных организационных проблем. Но вот кто вообще не покидал борта “Сибири” от Омска и до Антарктиды и затем от Санкт-Петербурга до Омска — так это наш старпом Владимир Иванович Заздравных. Кстати, сам он изначально полагал, что по возрасту и здоровью демобилизуется первым. Вот уж воистину “гвозди бы делать из этих людей…”

Глоток Арктики

Сначала первый экипаж “Сибири” собирал добрые пожелания в посёлках и городах по берегам родного Иртыша, а на воде люто страдал от кровососов и набивал за день по полведра оводов.

Наш омский север поразил ребят палеонтологическими откровениями — их там пруд пруди. Например, здесь был найден фрагмент бедренной кости знаменитого “Усть-Ишимского человека”, который жил в этих краях… 45 тысяч лет тому назад. Также Иртыш выбрасывает на берега множество костей мамонтов, и для местных жителей это уже как речной топляк. Есть среди местных находок и череп шерстистого носорога, челюсть пещерного льва, и даже рог гипотетической ископаемой козы Зоргелии.

…В Тобольске команда посетила кремль и “Тюремный замок”. В Ханты-Мансийске ребятам устроили экскурсию в этнографический музей под открытым небом “Торум — Маа” (“священная земля”), и парни часа два, открыв рты, слушали экскурсовода — коренного местного жителя.

При подходе к Салехарду состоялся весьма примечательный разговор с диспетчером порта:

“Что за судно?” — “Яхта “Сибирь”. — “Куда следуете?” — “В Беллинсгаузен”. — “Следующий порт захода?” — “Ямбург”. — “Время рейса?” — “Пятнадцать месяцев”. Пауза. “Повторите время рейса, не поняла”. — “Пятнадцать месяцев”. — “Это вы шутите так? Вы куда следуете?!” — “В Беллинсгаузен”. — “Это где?” — “В Антарктиде”.

Занавес.

 В Салехарде парни не могли не посетить знаковое место города — двухколонную стелу, которая стоит на границе Полярного круга. Как гласит местная легенда, если пройти спиной вперёд между колоннами этого монумента, и, пересекая границу Полярного круга, загадать желание, то оно непременно сбудется. Один член экипажа “Сибири” загадал, чтобы в Омске выросли горы. Посмотрим…

…В Ямбурге ребят угостили не только северными деликатесами и неизменной олениной, но и экскурсией в мерзлотник — гигантский холодильник из многометровых пещер, прорубленных в вечной мерзлоте. Он уже давно не используется по назначению, а вот раньше тут находился стратегический запас страны, и все эти туннели были забиты замороженной рыбой. Кстати, такие естественные холодильники не редкость на российском севере, в том числе и на Ямале. Причём, во многих из них и сейчас хранят рыбу и мясо.

А вот в наглухо закрытом вахтовом посёлке Сабетта нашей “ласточке” не повезло: ей ободрало скулу занесённым в гавань льдом толщиной до метра. Кстати, на это событие весьма нервно отозвалась местная пресса: “ЯХТУ “СИБИРЬ” ЧУТЬ НА РАЗДАВИЛО ЛЬДАМИ”.

Посёлок Сабетта получил вторую жизнь в ходе строительства здесь завода “Ямал СПГ” по сжижению природного газа. Сюда из тундры постоянно наведываются ненцы, и им тут совершенно бесплатно выдают необходимые продукты и дрова, которым в краю ягеля и лишайников просто цены нет. Отношение ОАО “Ямал СПГ” к местной природе вообще представляется фантастическим, особенно после недавней и беспрецедентной по масштабам российской Арктики экологической катастрофы в Норильске. В Сабетте любое новое строительство, прокладка инженерных коммуникаций и т.д., заранее обсуждается с местными жителями. И ещё при строительстве завода ненцы показывали в каких местах нужно сделать оленьи переходы, чтобы животные могли спокойно кочевать и не ощущать присутствие человека. Неиспользуемые постройки завод убирает с тундры и восстанавливает за собой земляной покров. Затем идёт “сдача” тундры — она должна быть в том же виде, в котором была до начала строительства…

…После ухода из Сабетты “Сибирь” за шесть дней прошла за 70-м градусом северной широты более 570 морских миль (1060 км). Сначала на Диксон, а потом и на Харасавэй — это уже на западном берегу Ямала. Кстати, в Диксоне капитан порта вместо “здравствуйте” пригрозил протоколом об административном правонарушении. Оказывается, единственный причал, к которому встала яхта, уже год как был закрыт из-за аварийного состояния. На вопрос, почему он ночью не отвечал по рации, когда у него целый час запрашивали разрешения на заход, бог порта ответил, что он здесь один и не может дежурить круглосуточно.

Фото предоставлено автором

За бортом плавали белухи, и громко фыркали, как будто извинялись за такой приём. Потом к ним присоединились и морские котики. По выходу на берег экипаж “Сибири” предупредили, что тут по посёлку часто ходят медведи и даже заходят на лодочную станцию.

Во всём остальном встречи в Диксоне были очень душевными, как и потом в Харасавэе. К слову, переход до него был довольно жёстким, с серьёзной болтанкой, вырубившей часть экипажа, и густым мокрым туманом при температуре воздуха плюс шесть. Влажность была такая, что у ребят ноги мёрзли даже в зимних сапогах, рассчитанных на минус 40 градусов.

От Ямала до полуострова Канин шли вполне благостно. Проплыл за бортом незабвенный Тиманский берег — есть там такое милое местечко с дивными песчаными пляжами, правда, без кабинок и вообще практически без людей. Мы у этого берега очень жёстко штормовали в ночь на 2 сентября 2001 года, возвращаясь домой из первой кругосветки. Но нынче там дул нежный южный ветер, температура была плюс 8-12 градусов, осадков — ноль.

А вот горло Белого моря “Сибирь” проходила очень тяжело, и на это ушёл практически весь день 18 августа.

Беломорье и Карелия — это края, память о которых можно носить всю жизнь, как ордена. Гигантские — в рост человека — камни, из которых сложены стены Соловецкого монастыря, красивейшие места и воистину плавильный котёл народов, в котором из славян, финнов и карелов образовался такой уникальный субэтнос, как поморы. По их краям, по Беломоро-Балтийской системе каналов и озёр “Сибирь” без особых приключений пришла в Санкт-Петербург. Добавлю, что на её пребывание там весьма активно отозвались местные СМИ.

В Питере яхту подняли на берег — залатать ободранную скулу и вообще подремонтировать перед основным походом до Антарктики. Надо сказать, что с ремонтом основательно помогали добровольцы, и в том числе и будущие члены экипажа, приехавшие из разных городов нашей страны,

3 сентября Санкт-Петербург торжественно проводил нашу “ласточку”. Были и оркестр, и почётный караул, и рапорт капитана “Сибири” командующему Санкт-петербургской базы ВМФ. В общем, проводы по высшему морскому разряду. Оркестр грянул “Прощание славянки”, “Сибирь” отошла от причала и взяла курс на запад — закрывать границу на острове Котлин.

Продолжение следует

Алексей Декельбаум

Понравилась статья?
Поделитесь с друзьями.

Share on facebook
Share on twitter
Share on vk
Share on odnoklassniki
Share on telegram
Share on whatsapp
Share on skype

При копировании или перепечатке материалов активная индексируемая ссылка на сайт fitzroymag.com обязательна.

5 2 голосов
Оцените статью
Подписаться
Уведомить о
0 Комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии