Сокровища испанской короны

Бриллианты для диктатуры непролетариата
Геральдическая тиара "Цветок Лилии" ("Флер-де-Лис")

Что отличает простую испанку от испанки–королевы? Происхождение? Дискриминация по анкетным данным упразднена ещё в прошлом веке: с 1978 года испанским монаршим отпрыскам дозволено сочетаться браком с простолюдинами. Ну, это мы и сами нынче видим.

Меняются нравы, меняются правила, но одно остаётся неизменным, могущественным и притягательным — драгоценности династии во главе с короной испанских королей.

Сокровища Их Величеств сами по себе великолепны, а уж по прошествии столетий, став настоящей (потрогать можно, но не всем!) историей монархии, они уникальны и бесценны. Так что, украсив прелестную головку фамильной диадемой Бурбонов, обычная испанская девушка сразу приобретает легендарность и особую кастовость. Но вот что интересно: кто и когда изготовил все эти отличительные драгоценные символы королевского двора? Возможно, тот ювелир навсегда остался “за кадром”, а то и след его потерян? Оказывается, нет. Испанские ювелиры, обслуживавшие монархов, скромно, без всякой рекламы, продолжают трудиться и сейчас. Более того, золотых дел мастера сохранили свою собственную династию на протяжении веков и поныне являются придворными ювелирами.

Испанский ювелирный дом Ансорена

Ансорена — такое же старинное и прославленное имя, как Бернардо Буонталенти из Флоренции, братья Динглингеры из Дрездена и Самуэль Клемм из Фрайберга. И такая же малоизвестная. Во всяком случае, у широкой общественности больше на слуху Картье, Тиффани или Джилиан Паккард. Сами испанцы говорят, что Ансорена неизвестен из-за “капризных обстоятельств”, а точнее, из-за своего принципа не работать “на публику”, на потребности моды. Что ж, давайте заглянем в историю!

Геральдическая тиара “Цветок Лилии” (“Флер-де-Лис”)

Маэстро, который никогда не высовывался

В 1845 году Селестино Ансорена на тихой мадридской улочке открыл небольшое семейное предприятие. Ювелирное дело процветало, обрастая заказами — с каждым годом более значительными и серьёзными. Среди клиентов фирмы появились представители знати, духовенства, а затем и члены королевской фамилии. Официальным годом превращения Селестино Ансорена в придворного ювелира считается 1860. Причём мастер получил неофициальный титул diamantista, то есть “специалиста по алмазам”.

Если вы думаете, что быть ювелиром легко — ошибаетесь. Это деликатное искусство, кроме механической обработки металлов, включает в себя ещё и такие процессы, как литьё, чеканка, ковка, гравировка, чернение, травление. И обработка камня — распиловка, шлифовка, полировка, сверление, огранка и т. д. Даже при современных технологиях это непросто, обработка алмазов и сейчас несёт определённую долю риска: например, найденный в 1972 году на копях Западной Африки алмаз “Звезда Сьерра Леоне” имел вес 968,9 карата — при попытке огранить его камень разлетелся на куски.

А вот Селестино умел правильно “подойти” к алмазу и сделать из него настоящий королевский бриллиант!

Обилие технологий вынуждало ювелиров объединяться в цеха, создавать свои школы, в которых секреты мастерства передавались по наследству. Так произошло и с испанским ювелирным Домом Ансорена: в 1896 году Селестино умер, оставив шестерых сыновей. С того момента они взялись за дело, и фирма стала называться “Ансорена и сыновья”. Не проходило и месяца, чтобы мастера не выполняли какой-нибудь заказ королевского двора.

Тиара Картье

Особняком стоят, конечно, королевские помолвки и свадьбы — для них изготавливались особые украшения. Среди оплаченных счетов, что бережно хранятся как историческая реликвия, имеется, например, документ, относящийся к помолвке короля Альфонсо XII. А в 1906 году, когда другой монарх, Альфонсо XIII, собирался обручиться с принцессой Викторией Евгенией де Баттенберг, он обратился к придворным ювелирам с целым списком различных подарков, которые королевская семья намеревалась преподнести невесте. Одна из самых замечательных вещей, сделанная для британской принцессы и передаваемая на протяжении поколений, — геральдическая диадема “Цветок Лилии”, выполненная из платины и украшенная бриллиантами. Её дизайн основан на “династическом” цветке, символизирующем Бурбонов. Диадема вышла богатой и элегантной: полностью усыпанная камнями, и бриллианты эти — особенные, ведь высокое качество каждого камня проверялось весьма тщательно.

Ловкость рук и… никакой механизации

Ансорена никогда не был приверженцем ювелирной моды, потому, видимо, “Цветок Лилии” остаётся стильной вещью и сейчас, по прошествии многих лет. В комплект к короне, ставшей впоследствии легендарной, невеста получила ещё и великолепное алмазное колье. Альфонсо XIII подарил также своей избраннице бриллиантовый браслет, который, правда, сохранился лишь на фотографиях той эпохи. А ещё вручил невесте ожерелье из крупного жемчуга. Уже выйдя замуж, Виктория Евгения стала заказывать у Ансорены украшения для себя и для своей свиты: банты с бриллиантами и сапфирами — для дам, булавки с изумрудами, рубинами и сапфирами — для кавалеров. Среди прочих драгоценных изделий, которые придворные ювелиры мастерили время от времени для членов монаршей семьи, фигурируют портсигары, табакерки, булавки для галстуков, запонки, брошки-заколки и много чего ещё.

“Русская тиара” дома Картье

Ювелирное ремесло во все века и у всех народов шло в ногу с другими видами искусства, с модой и стилем. Оно прошло те же этапы, что и живопись, скульптура или, к примеру, мебельное дело. Случались годы расцвета, бывали и кризисы — особо тяжко “золотым” мастерам пришлось, конечно же, в годы гражданской войны и экономического упадка. Ведь тот же испанский ювелирный дом Ансорены мастерил драгоценности не только для венценосных особ, но и для обычных горожан. Однако сейчас один из наследников Селестино, генеральный директор семейной фирмы Jaime Mato y Garcia-Ansorena, настроен оптимистично. Интерес к драгоценностям, угасший за последние годы, опять стал расти — причём не только к дорогим и крупным изделиям, но и к простым, повседневным “штучкам”. Кстати, эти незамысловатые будничные украшения Хайме Мато тоже считает произведениями ювелирного искусства. По крайней мере, они такими должны быть — ведь люди носят их на себе каждый день.

С экономической точки зрения верно утверждение, что стоимость драгоценности зависит от материала, от камня. Но настоящая её цена — в работе ювелира. Потому-то Дом Ансорена и гордится своей продукцией “ручной выделки” — 80% от всего количества изготовленных драгоценностей сделаны полностью вручную. Спецы-профессионалы, которые в основном и составляют семейную династию, понимают, конечно, что для многих вещей более разумен процесс индустриальный, а не кустарный. Но в этом-то и соль — не штамповка, а уникальность, благодаря чему изделие совсем непритязательного дизайна вдруг превращается в чудесный ювелирный шедевр.

Королевские сокровища — такое же хозяйство, как автопарк или кухня. О драгоценностях нужно заботиться. Например, подгонять по размеру. Звучит обыденно, но что делать. Королевы-то все разные. Так произошло, например, с диадемой “Цветок Лилии”, когда её начала носить донья София, мать нынешнего испанского монарха Фелипе VI.

Время от времени изделиям следует проводить ревизию, проверяя, например, хорошо ли держатся камни. Ну, это на всякий случай, обычно они вставлены надёжно. Нужно также их чистить. Быть придворным ювелиром — в каком-то смысле рутина.

А ещё надо уметь улавливать веяния дворцового этикета и иметь практичную хозяйственную смекалку. Глядя на старинные фото королев, придворные мастера замечают: “Конечно, дамы красивые и великолепные. Но сейчас, абсолютно точно, они бы так не украсили себя”. Тенденции современных монарших семей — отнюдь не бедных, заметим — сводятся к тому, чтобы появляться в свете, на приёмах, с минимальным количеством драгоценностей (поп-дивы в этом смысле обскакали всех королев мира вместе взятых). И, без сомнения, эти украшения, включая самые известные и приметные, использовались гораздо большее количество раз, чем нам всем показалось.

Цветочная тиара, подаренная Франсиско Франко

Это и есть маленькая хитрость, придуманная в своё время фирмой Ансорена и затем подхваченная другими ювелирами, — разборные украшения. Используя этот трюк, можно многократно появляться на публике с одной и той же драгоценностью, но все её будут принимать каждый раз за новый аксессуар туалета: ожерелья, которые становятся то длинными, то совсем короткими, “под горлышко”; брошки, которые превращаются в серьги; переворачивающиеся браслеты и многое другое.

Не такие уж они транжиры, эти короли.

Тиары испанских принцесс и королев

Среди знаковых тиар испанских монархов наиболее интересными являются:

Тиара Картье — одно из немногих украшений, которые, как говорят осведомлённые источники, очень удобны в носке: не тяжёлая и отлично сидящая. Выполнена тиара в стиле ар-деко для королевы Виктории Евгении, по модным в те времена “египетским мотивам”. На протяжении своей истории тиара несколько раз меняла свой набор камней — в ней, например, появлялись изумруды, затем они удалялись, и на их месте начинал сиять жемчуг. Некоторые реставрационные работы производил не только Дом Картье, но и Ансорена. Королева София часто надевала эту тиару. Нынешняя королева-консорт Летисия реже предшественницы пользуется тиарой Картье — возможно, она ей просто не очень идёт, ведь женщины, хоть и в монаршем чине, весьма придирчивы к деталям гардероба, пусть даже эта деталь — и сама корона.

Русская” диадема — название своё получила из-за явного сходства с кокошником. Выполнена из платины, жемчуга и бриллиантов, совершенно изумительная вещь, сочетающая лаконичность и величие, стиль и роскошь. Была изготовлена для Марии Кристины Австрийской, королевы-консорта и впоследствии регента Испании.

Цветочная бриллиантовая тиара — подарок генералиссимуса Франко молодой греческой принцессе Софии в день её свадьбы с испанским принцем Хуаном Карлосом. Существует мнение, что эта драгоценность была изготовлена в России в XIX веке. Название тиары говорит само за себя — это прекрасный образец ювелирного творчества, выполненный в цветочных мотивах. Кстати, тиара могла трансформироваться в колье и в брошки.

Тиара “Принцесса Флер-де-Лис”

Тиара “Принцесса” — одно из самых “свежих” изделий, было изготовлено Домом Ансорена для Доньи Летисии, нынешней королевы, когда она ещё находилась в статусе принцессы Астурийской. Тиара очень нежная и на первый взгляд скромная. Но от блеска её драгоценных камней трудно оторваться: 450 бриллиантов ушло на изготовление этого монаршего символа, а 10 великолепных австралийских жемчужин, венчающих тиару, были выбраны из 3 000 лучших образцов. В центре тиары расположен цветок лилии, он имеет свой секрет — отсоединяется и служит при необходимости брошью. Эту деталь довольно часто можно было увидеть на Донье Летисии.

Кстати, сама королевская корона Испании, corona tumular, главный символ и атрибут мадридского монаршего Двора, как внешне, так и по себестоимости — довольно скромное ювелирное произведение. Цена её не превышает 6 000 евро. Однако, учитывая историческую значимость короны Бурбонов и её уникальность как особой национальной реликвии, аукционная цена может достигать 100 000 евро.

Текст: Владимир Добрынин
Обработка иллюстраций: Ян Авриль

При копировании или перепечатке материалов активная индексируемая ссылка на сайт fitzroymag.com обязательна.

0 0 оценка
Оцените статью
Подписаться
Уведомление о
0 Комментариев
Inline Feedbacks
View all comments