Беретта-70. Итальянский пистолет израильского спецназа.

Карающий меч Моссада в калибре .22 LR
Обработка от Александра Воронина | Fitzroy Magazine

18 февраля 1969 года сотрудник службы безопасности (sky marshal) израильской авиакомпании “Эль-Аль” Мордехай Рахамим сопровождал рейс из Амстердама в Тель-Авив. Промежуточную посадку воздушный лайнер совершал в швейцарском Цюрихе, и как раз этот момент выбрали четверо террористов, чтобы атаковать самолёт. Две нападавших были вооружены автоматами Калашникова, ещё один террорист нес ручные гранаты. Тем не менее “воздушный маршал” сумел уничтожить одного из террористов и едва не задушил второго, прежде чем всех скопом повязала опомнившаяся швейцарская полиция.

Гроза террористов

Этот случай стал не только крупным успехом службы безопасности “Эль-Аль”, но и поводом для гордости в итальянской оружейной фирме “Беретта” — ведь Мордехай был вооружён пистолетом именно этой фирмы. Ещё более громким стало использование “Беретт-70” израильтянами во время “операции Изотоп”, в ходе которой был взят штурмом захваченный “Боинг-707” бельгийской авиакомпании “Сабена”, в которой также принял участие Рахахим. Тогда все мировые СМИ облетело фото, где командир специального подразделения Сайерет Маткаль (и будущий премьер-министр Израиля) Эхуд Барак выходит из самолёта именно с маленькой “береттой” в руках. К слову, ещё один будущий премьер, Биньямин “Биби” Нетаньяху в ходе этого же штурма был ранен — и к этому мы ещё вернемся.

Но если борьба с воздушными террористами в большинстве своём воспринималась западным обществом как положительное явление, то начавшиеся после теракта на мюнхенской олимпиаде случаи “таинственной гибели” ряда людей, “имевших отношение к ООП” и, как подозревали израильтяне, к террористической группе “Чёрный сентябрь”, одобрения в Европе не снискали. Смерть от передозировки свинца в виде пуль .22lr служила не только жирным намёком палестинцам, но и поводом для раздражения европейских политиков. Особенно усилившегося после так называемого “дела Лиллехаммера” в 1973 году, когда в маленьком норвежском городке агентами Моссада был расстрелян марокканский официант, ошибочно идентифицированный ими как один из командиров “Чёрного сентября”. Под давлением “озабоченной международной общественности” Голда Меир приказала приостановить операцию возмездия. Но через некоторое время тихие хлопки выстрелов “Беретт” зазвучали снова — например, в 1992 году в Париже несколько пуль в голову получил Атеф Бсейсо, также находившийся в “красном списке” после Мюнхена.

Вряд ли конструкторы фирмы “Беретта”, разрабатывая очередной пистолет для компактной линейки, могли представить столь бурную карьеру своего детища. На самом деле, по сравнению с некоторыми образцами “семидесятая” с её ударно-спусковым механизмом одинарного действия на момент создания выглядела не очень перспективно — ведь ещё в 30-х на рынке появились очень удачные германские компакты с самовзводом: “Вальтер ППК”, “Маузер Хсц”, “Зауер 38”. На их фоне дальнейшее развитие модели 34 (знакомой советским зрителям, например, по кинокомедии “Бриллиантовая рука”) в конце 50-х казалось не самым разумным шагом. Тем не менее конструкторы “беретты” решили в этот раз не гоняться за журавлём в небе, а просто улучшить хорошо зарекомендовавшую себя конструкцию, с учётом роста технологий и опыта эксплуатации более ранних моделей. Пожалуй, наиболее удачным решением стала замена предохранителя с рычажка над спуском, который требовалось повернуть на 180 градусов, на более привычный большинству пользователей переключатель в задней части пистолета, легко сдвигаемый большим пальцем.

Но как же пистолет под патрон .22lr, который в наши дни считается пригодным лишь для тренировочной/развлекательной стрельбы, оказался оружием спецназа?

Попробуем разобраться…

Фото предоставлено автором статьи

Ковбой с могендовидом

“Мы совершенно не умели, например, пользоваться пистолетами, — рассказывал в интервью Мордехай Рахамим. — Зачем они в армии? Но у нас был гениальный учитель. Вскоре мы стали в этом деле [одними] среди лучших в мире, если не лучшими”.

“Учитель”, о котором упоминает Рахамим — это репатриант из США Дэйв Беккерман. Забавно, что талант Дэйва на Земле Обетованной долго оставался невостребованным. В войну за независимость он воевал в 7-й бригаде, потом перешёл в разведку и занимался расшифровкой аэрофотосъемки (а также должен был стать одним из стрелков израильской сборной на олимпиаде 1952 в Хельсинки), служил в отделе вооружений в генштабе АОИ в звании майора, а после увольнения в 1953 работал в театре и даже водителем бульдозера на Синае. Однако в 60-х в связи с новыми угрозами командование спохватилось, что “у нас тут был какой-то американский ковбой, который умел в пистолеты” — и Беккерману пришлось вспоминать, как в годы Второй Мировой войны он служил инструктором в учебном центре военной разведки в Кемп Ричи, штат Мэриленд.

А теперь самое время вспомнить, что как раз во время Второй Мировой американское Управление стратегических служб (предшественник сегодняшнего Центрального разведывательного управления) заказало для своих нужд пистолет High Standard HDM — с интегрированным глушителем и… под патрон .22lr. Глава УСС “Дикий Билл” Донован лично продемонстрировал новинку президенту Рузвельту, и тот остался весьма впечатлён “глушеным” пистолетом.

Можно предположить: когда Беккерману в Израиле поставили аналогичную задачу, он вспомнил об успешном, с его точки зрения, пистолете — и сам или при помощи коллег подобрал его современный аналог.

Это отчасти проясняет вопрос с использованием “беретт” ликвидаторами Моссада. Что же касается “воздушных маршалов”, то, как уже было сказано выше, их тренировал тот же Дэйв Беккерман. Израиль маленькая страна, и курсов подготовки там было не так уж и много, да и людей тоже — все были выходцами из нескольких подразделений, обучались у одних инструкторов и сохранить единство подготовки выглядело логично. Те самые первые “воздушные маршалы” набирались как раз из резервистов Сайерет Маткаль.

А ещё — руководство “Эль Аль” поначалу вообще не хотело слышать о вооружённых людях на бортах самолётов. Это было прямо запрещено правилам Международной ассоциации гражданской авиации.

“У нас были газовые пистолеты, — посмеиваясь, рассказывал в интервью Рахамим, — коротенькие дубинки, и ещё Дэйв придумал держать в платке, торчащем из нагрудного карманчика пиджака, песочек. Чтобы в случае чего сыпануть им в глаза противнику — хоть какое-то преимущество”.

Лишь после очередного нападения на самолет “Эль Аль” в аэропорту Афин руководство авиакомпании “скрепя сердце” разрешило брать на борт пистолеты… но с условием хранения их в шкафу у пилотской кабины. Через несколько месяцев, в Цюрихе, Рахамиму пришлось добывать свою “беретту” из шкафа под автоматным огнём…

Не очень получилось и со следующей попыткой захвата самолета “Эль Аль” в 1970. Когда террористы, захватив заложников в салоне, попытались получить доступ в пилотскую кабину, командир экипажа направил огромный “Боинг 707” в пике. Он рассчитал, что пассажиры будут пристёгнуты, а вот стоящим в проходе угонщикам придётся несладко, и его расчёт полностью оправдался — сразу после выхода из пике находившийся в кабине “скай маршал” выскочил в салон и застрелил одного из террористов. Второй захватчик — Лейла Халед — потеряла сознание во время пикирования. Три недели спустя она была освобождена из-под стражи в Великобритании после угона британского самолёта — террористы специально захватили воздушный лайнер, чтобы добиться её освобождения.

Примечательно, что в тот день самолет “Эль Аль” стал единственным самолётом, где сумели отразить атаку террористов. Планировался одновременный захват четырёх бортов, и три других самолёта — два американских и швейцарский — всё же стали добычей угонщиков.

А потом случилась “операция Изотоп”.

Фото предоставлено автором статьи

Рок братьев Нетаньяху

8 мая 1972 года “боинг” бельгийской компании “Сабена”, следовавший из Брюсселя в Тель-Авив, в воздухе был захвачен палестинскими террористами из группы “Чёрный сентябрь”. В этот раз захватчики не стали перенаправлять самолёт в “дружественную страну”, а приказали приземлиться в аэропорту Лод (будущий Бен-Гурион). Их требования были вполне ожидаемыми — миллион долларов мелкими купюрами, освобождение из израильских тюрем более 300 “товарищей по борьбе” и беспрепятственный вылет. Реакция израильского руководства тоже была вполне ожидаемой — штурм.

Атаковать “боинг” должны были бойцы Сайерет Маткаль, но командовавший операцией Эхуд Барак принял решение привлечь также нескольких офицеров безопастности “Эль Аль”, в частности — Мордехая Рахамима. Повод для опасений у него был — предстояло действовать “береттами”… с которыми у подчинённых Барака имелись некоторые проблемы.

“Перед самым началом операции нам выдали оружие. Оказалось, что мы будем пользоваться пистолетами. Помню, что Биби, Марко Ашкенази и я были буквально поражены этой новостью. Ни они, ни я никогда раньше из пистолетов не стреляли. Когда мы уже сидели в вагончиках, Яаков Цур объяснил нам, как пользоваться “Береттой””, — вспоминал один из участников операции.

Хотя операция закончилась успешно, далеко не все достигнутые результаты обрадовали командование. Например, жертвой спецназа стал один из заложников, в которого боец, принявший его за террориста, выпустил четыре пули… и потом навещал в госпитале, пока тот не поправился.

Ещё одну пулю .22lr получил в результате случайного выстрела Биньямин Нетаньяху.

Тем не менее, для “Биби” пуля “беретты” не оказалась смертельной. Его брату Йонатану повезло куда меньше. В ходе знаменитого “рейда на Энтеббе” его группа должна была проехать мимо угандийских часовых и при необходимости “снять” их из “беретт” с глушителем. Но… уложить угандийцев моментально пули из “беретт” с глушителем не смогли, началась стрельба, в ходе которой Йонатан Нетаньяху стал единственным израильским военным, погибшим во время рейда.

В итоге “тихие” пистолеты так же тихо исчезли из арсенала большинства израильских специальных подразделений. Дольше других, как сказано выше, их продолжал использовать Моссад — просто потому, что сами пистолеты и патроны к ним было достаточно легко достать или доставить в Европу, а слабое убойное действие можно было компенсировать количеством выпущенных по цели пуль.

Зато и сейчас многочисленные малокалиберные “беретты” — не только снятые с вооружения в Израиле, но и не имевшие к нему ни малейшего отношения — часто продают именно как “пистолет Моссада”. Разумеется, с наценкой за такую богатую историю.

Справка

ТТХ пистолета Beretta 70:

Калибр .22LR 
Длина пистолета 165 мм 
Высота пистолета 123 мм 
Вес без патронов 0,635 кг 
Емкость магазина 8 патронов 

Андрей Уланов

Автор благодарит за помощь в работе над статьей участников форума waronline.org
Особое спасибо — David Gendelman

При копировании или перепечатке материалов активная индексируемая ссылка на сайт fitzroymag.com обязательна.

5 8 голоса
Оцените статью
Подписаться
Уведомить о
0 Комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии