19695216223.1677ed0.5e7ee8b24e274332bc9d1fc593dd00ec

Ограбление века: выводы для русского народа

Об уровне работы нынешней немецкой полиции

Ранним утром в понедельник 25 ноября в Дрездене неизвестные подожгли трансформатор, питающий сигнализацию нескольких музеев, и, пока пожарные тушили огонь, те же неизвестные проникли через окно в “Зелёные своды” — главный музей-сокровищницу Германии — и вынесли драгоценностей на сумму, которая, по самым приблизительным подсчётам, оценивается в 1 миллиард евро! Это крупнейшая кража произведений искусства в послевоенные годы.
На поиски похитителей — а также похищенных сокровищ — было брошено 16 патрульных машин, была подключена федеральная полиция и силы соседних городов, но поиски не привели к успеху.

Несколько недель назад примерно в том же районе, где находится музей, прошёл очередной митинг “Альтернативы для Германии” — партии, которую в ФРГ многие называют неонацистской. Была объявлена “красная” опасность неонацистов в городе (Дрезден — один из городов, где население активно поддерживает АдГ). Только полицейских машин для поддержания правопорядка было направлено больше сотни, собрали со всего региона, буквально под каждым кустом дежурило по три машины.

Это мероприятие власти посчитали важным и опасным (хотя особых столкновений между сторонниками АдГ и прочими гражданами не бывает, всё же в реальности АдГ — это далеко не неонацисты, как их пытается представить пресса).

Так вот, сравните: на мирный митинг АдГ — 100 машин и более, а на поиски грабителей музея — 16 машин. Стоит ли удивляться, что преступники легко подожгли трансформаторную будку, вынесли сокровища и преспокойно скрылись с места?

Конечно, ведь, по мнению властей, митинг “Альтернативы” — куда как более серьёзное происшествие, чем кража драгоценностей на миллиард евро! Да вся полиция Саксонии должна после такого позора подать в отставку.

А ещё в тот же день 25 ноября в Дрездене в Техническом университете прошли выборы по типу “внутреннего самоуправления”, и юные сторонники партии “Зелёных” и поклонники Греты Тумберг оккупировали актовые залы всех корпусов — и, там, конечно, никакой полиции не было.

Откровенно говоря, уровень работы нынешней немецкой полиции оставляет желать лучшего.
Они делают вид, что всё так же хорошо, как и прежде, в то время как ситуация давным-давно поменялась самым коренным образом. А по телевизору до сих пор идёт передача, где показывается, как полиция и таможня работают ежедневно. И какие же дела они расследуют? Хиты сезона — это поиски вора, укравшего велосипед (долгое и нудное теле-расследование, завершившееся удачно, поимкой ушлого соседа-немца — заметьте, не какого-то там сирийца или араба, а немца!), а на таможне доблестные работники задержали и оштрафовали на 1 000 евро группу молодых людей (опять же немцев), которые совершили тяжкое преступление — незаконно пытались провести через границу на 10 пачек сигарет больше положенного…

Fred Romero

Вот такими историями пичкают местное население, реальные же истории, происходящие ежедневно и ежечасно по всей Германии, попросту игнорируют… в лучшем же случае, они удостоятся короткой заметки в “региональной полицейской новостной сводке”.

Но оставим в покое полицию и вернёмся к самому ограблению, которое было реализовано пусть и не с таким изяществом, как в фильме “11 друзей Оушена”, но и не без некоей элегантности и продуманности действий.

Место происшествия

Всё случилось в “Зелёных сводах” — одной из частей огромного дворцово-музейного комплекса в самом центре Дрездена.

Во время бомбёжки в феврале 1945 года Дрезденский замок сильно пострадал. На реконструкцию замка было потрачено порядка 340 миллионов евро, а сама реконструкция была завершена лишь в 2006 году.

В “Зелёных сводах” собрана поистине уникальная коллекция, многие элементы которой были подарены курфюрсту Августу Сильному европейскими монархами. Между прочим, полный титул Августа Сильного звучал так: “Божьей милостью король польский, великий князь литовский, русский, прусский, мазовецкий, жемайтский, киевский, волынский, подольский, подляшский, инфлянтский, смоленский, северский, черниговский, а также наследный герцог и курфюрст саксонский”. Но русский царь Пётр Первый, видимо, не испытывал по отношению к курфюрсту, предъявлявшему претензии на земли русской короны, ни ревности, ни зависти. Иначе вряд ли подарил бы коллеге белый саксонский бриллиант в 48 карат и гигантский сапфир в 648 карат.

Как было совершено ограбление?

Вероятно, преступники распилили угловую оконную решётку на первом этаже и проникли внутрь. Там они разбили витрину с украшениями, опрокинув её на пол, собрали драгоценности и скрылись на автомобиле, который впоследствии сожгли.
Были украдены три гарнитура из ювелирной комнаты, состоявшие из более чем 100 брошек, пуговиц и других элементов оформления. Главными особенностями гарнитуров является их гармоничный ансамбль и особый старый способ шлифовки драгоценных камней.

Генеральный директор Дрезденской государственной художественной коллекции Марион Аккерман считает, что финансовый ущерб не может быть определён количественно. “Мы не можем назвать точную стоимость — коллекцию нельзя оценить материально…”. “В Европе нет другой такой коллекции драгоценностей. Это настоящий объект всемирного наследия!” — заявил директор “Зелёных сводов” Дирк Синдрам. Три похищенных гарнитура считались самыми ценными во всей коллекции.

Polizei Sachsen

Можно ли в принципе продать похищенное на мировом рынке искусства? По правде говоря — нет. Это предметы, обладающие всемирной славой и имеющие преимущественно историческую культурную ценность. Нельзя украсть “Мону Лизу”, а потом продать её на аукционе. Иными словами — предметы, стоящие сотни миллионов, оцениваются так из-за своей истории. А если выковырять из них камни и переплавить золото и серебро в слитки, то итоговая цена этих драгметаллов по весу и стоимость небольших по каратности камней неизвестной чистоты и старой огранки — не окупит даже экипировку грабителей и затраты на поджог трансформаторной будки.

Что на данный момент известно о преступниках?

Сотрудники полиции заявляют, что на видеоизображениях видно двух человек, но, вероятно, у них были сообщники и за пределами музея, а сколько всего человек вовлечено в преступление — неизвестно. В залах “Зелёных сводов” всё ещё работают эксперты-криминалисты, пытаясь собрать улики.

У полиции имеется несколько версий: действовать могла группа людей, перемещающихся по Германии, и, возможно, они же были причастны к другим случаям краж произведений искусства. Поэтому проверяется причастность этой группы к недавней краже в Боде-музее Берлина. Там в 2017 году похитили золотую монету весом в 100 кг и укатили её на тачке. “Мы пока не комментируем домыслы и не выдвигаем обвинений”, — написали в Твиттере полиции Дрездена.

Нет никаких сомнений в том, что такие преступления вообще, и это в частности, совершаются по частным заказам людьми достаточно беспринципными и весьма состоятельными — иначе подобную операцию не провернуть. Так что за кулисами преступления почти наверняка скрывается коллекционер-миллионер, мечтающий повесить у себя в спальне, куда даже уборщицу не пускает, украденный из музея всемирно известный шедевр — и владеть им, любоваться — в тишине и одиночестве.

Но оставим личность заказчика в стороне и поговорим о другом аспекте: для чего, спросите вы, в заголовок вынесены слова о русском народе, при чём тут вообще русские?

Всё очень просто. Многие знают, а другие нет: всё собрание музея “Зелёные своды” — самая богатая коллекция драгоценностей в мире (!), собранная за несколько сотен лет саксонскими курфюрстами и состоящая вовсе не только из брошек и пуговиц, но и из целых игрушечных дворцов из золота и драгоценных камней, — целое десятилетие принадлежало русскому народу. Принадлежало по праву победителя, а затем было добровольно передано народу немецкому.

Собрание “Зелёных сводов”, а также всё собрание Дрезденской картинной галереи с шедеврами Вермеера, Тициана, Пинтуриккио, Рембрандта, Веласкеса и “Сикстинской Мадонной” Рафаэля, а ещё Пергамский алтарь и многое, многое другое на совершенно законных основаниях, в качестве репараций и компенсации за нанесённый Германией России в том числе культурный ущерб (это же не только “Янтарная комната” и т. д., это ведь десятки тысяч сожжённых библиотек, музеев, храмов и прочего), были переданы СССР.

Все эти сокровища хранились в русских музеях до 1955 года, когда советский лидер Никита Хрущёв передал Восточной Германии в дар 1 571 599 предметов искусства из числа перемещённых в СССР трофейных культурных ценностей. Это и все полотна Дрезденской галереи, и Пергамский алтарь, и звуковые архивы и музыкальные записи, 121 ящик книг, более трёх миллионов архивных дел. И вся коллекция драгоценностей “Зелёных сводов”, превосходящая по количеству экземпляров знаменитое собрание “Оружейной палаты”.

Поступок — прямо противоположный по смыслу поступку того таинственного коллекционера с обширными возможностями, который заказал данное ограбление.

Polizei Sachsen

Как оценить этот дар Хрущёва? Как это может оценить русский? Очевидно, что оценки могут быть разными. В качестве примера хочу вам привести отрывок из ещё не опубликованной книги постоянного автора нашего сайта, Эрика Лобаха, “Жизнь семнадцати советских цезарей” (рукопись любезно предоставлена мне автором).

Итак, выдержка из главы про Никиту Хрущёва, где говорится про коллекцию “Зелёных сводов”:

Да, всё так. И мне жалко, и у меня сердце кровью обливается, когда хожу по дрезденским музеям и рассуждаю в духе “всё это могло быть моим”. Более того, с государственной точки зрения — это просто недопустимо.

А с человеческой? А с человеческой точки зрения — наверное, Хрущёв святой. Со всеми вытекающими для нас всех последствиями его святости.

Нам не дано предугадать, как слово наше отзовётся. Вы что думаете — во всех случаях когда мы кому-то делаем что-то хорошее — в ответ будут лишь презрение, кручение пальцем у виска и требование дать что-то ещё? Всегда ли действует принцип не делай добра — не получишь зла”?

Увы, жизнь такова, что в 90% случаев — это так. Но 90% — это не 100%! Тем более, когда речь идёт не столько даже о материальных ценностях, а о духовных и культурных ценностях ТАКОГО МАСШТАБА. Ибо предметы такого уровня обладают громадной силой и сами знают, как влиять на человека.

И вот представьте себе, например, конец XXI века. Когда всё в мире поменяется — экономический расклад, политический расклад, военный расклад, когда будет масса пока нам неведомых научных технологий и т. д.

И будет сидеть в Дрезденской галерее около “Сикстинской Мадонны” какой-нибудь германский немец и размышлять именно под влиянием энергетики этого шедевра. Будет думать о сути этой картины и о её истории.

Человек, понимающий суть “Сикстинской Мадонны”, поймёт и то, о чём я скажу сейчас. Он будет подавлен благородством России и русского народа, подарившим Германии этого Рафаэля. Ведь это, по сути, единственный случай в мировой истории, если говорить о масштабе. Какая в благородстве заключена мощь, какая сила. Сила и мощь, которые невозможно победить и против которых бессмысленно воевать. Хотя бы из страха перед этой мощью.

А теперь представьте, что этот будущий германский немец — глава Германии. Которая, ведь всё возможно, — тогда, может, опять будет ведущей мировой державой в военном и научном отношении, как уже было. Мы не знаем, как всё произойдёт.

И он, оценив и поняв то, о чём я сейчас написал — не нажмёт кнопку”, и на ваш город не свалится какая-нибудь грядущая мега-мощная бомба.

Или так: пусть он будет не главой Германии, а просто солдатом. Он, поняв то, о чём я говорил — не нажмёт на курок, и не падёт от его пули ваш русский внук. И всё благодаря подаренной нами его Дрездену Мадонне Рафаэля. Ведь не только за наши злые дела мы всегда получаем отмщение, но и добрые благородные поступки, особенно такого масштаба, — всегда “засчитываются”.

Что сделали для Дрездена англичане и американцы? Просто сожгли полностью город со ста тысячами гражданских немцев, без каких бы то ни было военных нужд. А что сделали для Дрездена русские? Подарили ему его сердце.

И когда не застрелят вашего внука и не сожгут ваш город — подумайте о том, так ли плохо поступил Хрущёв, и стоит ли формальное обладание тоннами золотых кубков этих жизней. Просто подумайте”.

Эти слова были написаны за много месяцев до того, как неизвестные наёмники таинственного и могущественного коллекционера ограбили “Зелёные своды” Дрездена. “Сикстинская Мадонна” Рафаэля при этом, к счастью, не пострадала — она хранится в соседнем здании, в Галерее старых мастеров. Но кто может дать гарантию, что следующее ограбление не произойдёт именно там?

В мире, где бессмертные шедевры человеческого гения оцениваются исключительно по рыночной стоимости, где полиция следит не за преступниками, а за противниками бесконтрольной миграции, где сама идея общего наследия христианской цивилизации принесена в жертву торжествующему мультикультурализму и “толерантности” — возможно любое покушение на культуру. А это, в свою очередь, ставит под удар и концепцию “красота спасёт мир”, делая бессмысленным благородный жест советского руководителя.

Но разве это правильно?

Игорь Шенгальц

Добавить комментарий

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.

Вход

Вступить в клуб